4 декабря 2016, воскресенье

Известный харьковский художник - о том, как трудно быть объективным во время войны

Известный харьковский художник - о том, как трудно быть объективным во время войны
Фото: Игорь Чекачков
Художник Николай Ридный, который дважды представлял Украину на главном художественном смотре мира — Венецианской биеннале, мало говорит об искусстве, зато много — о том, как трудно быть объективным во время войны

Харьковскому художнику Николаю Ридному всего 30, а в его резюме значится участие в двух биеннале современного искусства в Венеции — самых престижных арт-смотрах мира. Фактически это так же, как дважды участвовать в конкурсной программе Каннского кинофестиваля.

В 2013‑м художник дебютировал на биеннале в составе национального павильона Украины. А в нынешнем году его работы выбрал для главного международного проекта биеннале именитый куратор Окви Энвезор. За годы независимости личное приглашение от создателей биеннале, кроме Ридного, получали лишь трое украинцев.

Обилие изображений насилия включает в людях блок самозащиты

К зарубежному признанию Ридный шел десять лет. В середине 2000‑х он начал свою арт-карьеру в составе харьковского объединения SOSka. Одноименная галерея, организованная участниками группы, в течение нескольких лет считалась эпицентром современного искусства в первой украинской столице.

Теперь произведения Ридного проще увидеть на международных выставках в галереях Вены, Берлина или Варшавы, чем на родине. Хотя про родной Харьков художник не забывает. Например, в прошлом году он организовал там выставку После победы об опыте военного времени, для участия в которой пригласил коллег из разных стран.

НВ встретилось с Ридным в Венеции, куда тот приехал на несколько дней, чтобы лично представить собственные работы — видео Обычные места о жестоких столкновениях в Харькове зимой 2013–2014 годов и серию фотографий Слепое пятно, посвященную трагедии, которая по сей день разыгрывается в Донбассе.


Художник Николай Ридный (справа) и писатель Сергей Жадан представили на Венецианской биеннале совместный проект Слепое пятно / Фото: Сергей Ильин, PinchukArtCentre
Художник Николай Ридный (справа) и писатель Сергей Жадан представили на Венецианской биеннале совместный проект Слепое пятно / Фото: Сергей Ильин, PinchukArtCentre


За последние месяцы произошла существенная подмена понятий, которая стала следствием манипуляций в массмедиа. Развился новояз, как в книгах Джорджа Оруэлла, когда левое стало означать правое, а мир — войну. Поэтому миссия искусства, а вместе с ним социологии и философии, заключается в том, чтобы выработать новый язык, в котором слова не теряли бы свой смысл, не перекручивались и не превращались в инструмент манипуляций.

Проблема искажения реальности в информационном поле не является сугубо украинской. Она сопровождает каждый конфликт. Если посмотреть на войну между Израилем и Палестиной, увидим то же самое — каждый отстаивает свою правду. Аналогичная ситуация с конфликтами в арабских странах.

Информации о горячих точках появляется слишком много, но это не делает ситуацию понятней или ближе, скорее наоборот. Ведь невозможно найти правду — есть много версий правды, каждая из которых служит чьим‑то политическим или бизнес-интересам. Кроме того, обилие изображений насилия включает в людях блок самозащиты.

Прошлым летом, когда конфликт на востоке Украины только разгорался, я был за границей и, словно маньяк, сидел у монитора компьютера, следил за происходящим. Будучи человеком, который прицельно занимается вопросом войны, я понимал, что происходило. Но среднестатистическому гражданину любой другой страны разобраться было бы сложно.

Эти размышления легли в основу проекта Слепое пятно, который демонстрировался в виде баннера в берлинском районе Митте, а затем был отобран для выставки на Венецианской биеннале. Для проекта я выбрал изображения из социальных сетей, которые показывают конфликт в Донбассе, и изображения региона в мирное время. Затем обработал их с помощью баллончика с краской, создавая изображение, подобное тому, которое видит теряющий зрение человек. Параллельно я изучал физические болезни слепых людей. И получилось наложение слепоты общества как философского понятия и слепоты совершенно конкретной.

Искусство могло бы решать более широкие задачи. Но тут все зависит не только от художников, но и от государства. Сейчас у нас такое Министерство культуры, которое ничего, кроме угарно-патриотических инициатив, поддерживать не собирается. Какие‑то большие проекты на государственном уровне не сделаешь.

Связанные с Майданом надежды на то, что поменяется система, абсолютно не оправдались. Нынешний порядок мало чем отличается от старой системы [экс-президента Виктора] Януковича. Она себя восстанавливает, просто с другими лицами. Я вижу тот же популизм, только теперь его обратной стороной является отбирание не только денег, но и человеческих жизней.

Существующее положение дел возвращает нас в исходную точку — внушительный разрыв между государством и обществом. В противовес странам западной Европы, где государство — это и есть общество.

Майдан, конечно, кое‑что поменял — власть теперь больше боится давления общества. Тем не менее умело находит инструменты, как этим манипулировать. Скажем, когда люди выходят на социальные протесты потому, что не получают зарплату, их легко можно обвинить в пророссийской позиции или сепаратизме. Война очень удобна для политиков, потому что на нее можно списать абсолютно все.

Я родился в семье художников, так что в каком‑то смысле моя судьба была предопределена. А после знакомства со [знаменитым украинским фотографом] Борисом Михайловым, который проводил в начале 2000‑х в Харькове мастер-класс, я понял, что искусство должно быть неразрывно связано с социальным и политическим контекстом. Иначе оно обречено на самоизоляцию.

Будущее Харькова кажется мне туманным. Этот город всегда был транзитным пунктом. Помимо того, что это город рабочих, технической и культурной интеллигенции, это в первую очередь город студенческий. Прежде много выпускников из Донбасса и Крыма приезжали сюда поступать в вузы. Сейчас этого не происходит, город из транзитного центра превратился в тупик. Для его развития это, конечно, плохо.

Самое важное в харьковской культурной традиции происходило в 1920‑х. В это время здесь процветал советский авангард, в городе жили и работали конструктивисты Владимир Татлин и Василий Ермилов. Кроме того, Харьков некоторое время был столицей советской Украины. Все это чувствуется в облике города и его урбанистическом планировании. В этом смысле Харьков отличается от других городов, где такое планирование было стерто с появлением стеклянных небоскребов и торговых центров.

Неизвестно, как далеко зайдет начавшаяся волна декоммунизации. Ведь непонятно, где пролегает линия, разделяющая произведения искусства и объекты пропаганды тоталитаризма. Принятый недавно закон [об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики] имеет множество недостатков.

Во-первых, он рассматривает весь советский период как оккупационный для Украины и смешивает все его периоды в одну кучу. То есть упрощается видение и понимание истории. Во-вторых, не секрет, что в Украине много правых организаций, и новый закон в каком‑то смысле развязывает им руки. Ведь пункты, связанные с коммунизмом. прописаны в законе гораздо тщательней тех, что связаны с нацизмом. К тому уже ультраправые испокон веков называли себя не нацистами, а патриотами.

Декларируя, что борется с диктаторским прошлым, этот закон по своей сути является диктаторским. Согласно одному из лозунгов студенческих протестов во Франции 1968 года, "запрещать запрещено".

.

5 вопросов Николаю Ридному:

- Какое событие в вашей жизни вы считаете главным?

- Свое рождение.

- Ваш любимый город?

- Харьков.

- На чем вы передвигаетесь по городу?

- Пешком. Мой любимы транспорт - велосипед. Но в Украине не сделано ничего для того, чтобы можно было на нем спокойно ездить. В Кракове, где я сейчас на резиденции, езжу на велосипеде.

- Ваш месячный прожиточный минимум?

- Сложно ответить, потому что все зависит от моих передвижений и трат в поездках. Не бывает месяца, чтобы я куда-то не ездил.

- К чему вы стремитесь?

- Специфика работы художника состоит в том, что отследить влияние работ на изменение общества довольно сложно. Надеюсь, что когда-нибудь можно будет проследить, что твоя работа способствовала какому-то сдвигу, что-то действительно изменила.

Материал опубликован в №20 журнала Новое Время от 5 июня 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: