5 декабря 2016, понедельник

Иванна Климпуш-Цинцадзе рассказала, когда Украина получит безвизовый режим

Иванна Климпуш-Цинцадзе рассказала, когда Украина получит безвизовый режим
Вице-премьер по вопросам евроинтеграции за фруктовым салатом рассказывает, от кого ей досталась звучная фамилия и когда в действительности Украина получит безвизовый режим

Бегло взглянув на длинную витрину с выпечкой кафе Буланжери, Иванна Климпуш-Цинцадзе, вице-премьер по вопросам евроинтеграции, с грустью замечает: “Я всего этого не ем”. Прочитав в моих глазах немой вопрос, почему же именно это место она выбрала для обеда с НВ, вице-премьер оправдывается: отсюда удобно добираться до Кабмина. В условиях цейтнота, в котором она находится с момента назначения, это важно.

Климпуш-Цинцадзе — авторитетный эксперт-международник. У нее три высших образования, в том числе одно американское, полученное в Государственном университете штата Монтана. Карьеру она строила в общественных организациях, пять лет была корреспондентом украинской службы британской вещательной корпорации BBC в Вашингтоне и Тбилиси, а затем возглавляла проект Ялтинская европейская стратегия (YES), основанный в 2004 году украинским миллиардером Виктором Пинчуком. А в парламент прошла после Евромайдана, став “свежей кровью” украинской политики.

Сегодня именно Климпуш-Цинцадзе считается главным лоббистом безвизового режима с Европой. В Верховной раде, став замглавы комитета по иностранным делам и будучи членом межпарламентской группы Еврооптимисты, она отчаянно боролась за то, чтобы украинский парламент принял весь безвизовый пакет законов. И ей это удалось.
  

Пять вопросов Иванне Климпуш-Цинцадзе:

— Самое большое достижение?
— Моя семья — мой муж, которому безгранично благодарна, и мои девочки, которыми очень горжусь.

— Самый большой провал?
— Не могу определиться.

— На чем передвигаетесь по городу?
— Toyota RAV4.

— Последняя книга, которая произвела впечатление?
— У меня скопилась стопка книг, которые я хочу прочесть. Сейчас совсем нет времени на художественную литературу, нужно читать то один отчет, то другой — книги удается читать либо поздно ночью, либо в самолете на обратном пути. Одна из последних, которая легко легла на душу,— Солод для Соломии Владимира Лиса — о женской судьбе красивой сильной женщины.

— Кому бы вы не подали руки?
— Я не люблю, когда люди плетут интриги, сама не умею играть в эти игры. Меня учили здороваться со всеми. Но очевидно, мне было бы сложно, даже если бы на меня давил этикет, пожать руку [Владимиру] Путину. И я бы точно не пожала руку [Виктору] Януковичу.

 

Делая заказ, Климпуш-Цинцадзе в итоге выбирает фруктовый салат, а к нему — американо с лимоном. Я тоже беру себе американо и вишневый пирог. Предполагаемый обед превращается в легкий перекус.

С нашими блюдами на подносах я протискиваюсь между тесно расставленными столиками —

в Буланжери самообслуживание.

“Вообще, я страшный мясоед”,— признается моя собеседница, открывая банку с мелко нарезанными фруктами,— так в Буланжери подают салаты. И начинает рассказывать, как решила отказаться от калорийной пищи и сдобы.

— Мне казалось, что я смогу отказаться от многих вещей, но не от мяса. Очень сложно было ходить, дышать и не есть мясо, но я сказала себе, раз дала слово — держись. Ну вот и держусь.

 

"Держаться” Климпуш-Цинцадзе научилась еще в детстве: семья жила небогато, и девочке отказывали не просто в излишествах, а даже в шоколаде. Тогда же она хорошо запомнила: не обо всем, о чем говорят дома, можно рассказывать за его пределами. В 1‑м классе, отвечая на вопрос о весенних праздниках, она назвала не “правильные” 8 Марта или 1 Мая, а неполиткорректную Пасху. Маму вызвали в школу, а девочка стала больше понимать разницу между своей семьей и миром вокруг.

Мы, украинцы, почему-то всегда готовы посыпать голову пеплом

Ее дед по отцовской линии Дмитрий Климпуш был командиром военизированной националистической организации Карпатская Сечь. В 1947 году его как врага народа сослали в Сибирь, где он провел восемь лет. Тогда же бабушке, педагогу по образованию, запретили преподавать. Чтобы прокормить детей, ей пришлось, окончив бухгалтерские курсы, работать днем, а по ночам шить на заказ.

“Она рассказывала, что всегда на чердаке держала два мешка,— вспоминает Климпуш-Цинцадзе.— Один с сухарями, а второй с теплой детской одеждой, чтобы быть готовой, если ночью ее с детьми придут забирать”.

Ее отец Орест Климпуш выучился на инженера, а после провозглашения независимости стал министром транспорта и народным депутатом. Прадед по материнской линии также сделал политическую карьеру: был сенатором от Закарпатья в чешском парламенте.

Звучную вторую фамилию Цинцадзе она получила, выйдя замуж за грузинского полковника и военного дипломата, который в свое время был поверенным в делах Грузии в Украине.

Моральный авторитет семьи всегда был важен для Климпуш-Цинцадзе. “Тебя воспитывают таким образом, что вот, смотри: отец учился так‑то, дед поступал так и так, у тебя нет права вести себя иначе”,— говорит моя собеседница.

— Как же вы работали в Верховной раде? — не могу удержаться я от вопроса.

— У меня такое чувство, что если ты народный депутат, то на тебе клеймо “негодяй”, и это, мне кажется, не просто неправильно — это недопустимо. Потому что, не имея уважения к институту власти, мы не воспринимаем даже то позитивное, что оттуда исходит.

Несколько умерив пыл, Климпуш-Цинцадзе добавляет, что атмосфера в парламенте действительно не слишком конструктивная.

— В правительстве атмосфера другая?

Прежде чем ответить, Климпуш-Цинцадзе делает небольшую паузу, неуверенно кивает головой и улыбается: “Да”.

— А если честно?

— Я очень хорошо понимаю коллег-министров, которые, покидая свои посты, говорили, что у них нет сил, что они больше не могут. Потому что ты приходишь со стратегическими заданиями, а на тебя падает рутина. И это отнимает много сил, энергии и времени.

У меня такое чувство, что если ты народный депутат, то на тебе клеймо “негодяй”

Скверно то, что, кроме всего прочего, эта система самовосстанавливается, продолжает Климпуш-Цинцадзе. “Ты обрубил какие‑то полномочия или еще что‑то, а оно бах — и три головы новые у этой гидры выросли,— образно описывает она особенности государственного аппарата.— И ты никогда не знаешь, где система поставит тебе подножку”.

Тем не менее процесс административной реформы запущен, и, хотя это вопрос не одного года, Украина по‑прежнему располагает поддержкой западных партнеров, считает моя собеседница. Настоящие друзья, хоть и говорят об “усталости от Украины”, но продолжают болеть и поддерживать ее.

— На эту усталость активно работает российская пропаганда,— замечает Климпуш-Цинцадзе.— Это же очень легко. Мол, смотрите, вот у них то не выходит, это не выходит.

— Но справедливости ради надо сказать, что часто мы сами даем для этого повод. Разве нет?

— Мы, украинцы, почему‑то всегда готовы посыпать голову пеплом, нам почему‑то кажется, что будет честнее, если мы скажем, что мы нехорошие, “недоброкачественные”. Я убеждена, что во многом мы сильнее и лучше, чем кому‑то хотелось бы.


ВИЗАМ —НЕТ: Вместе с межпарламентской группой Еврооптимисты Иванна Климпуш-Цинцадзе добилась, чтобы парламент принял необходимый пакет законов для безвизового режима
ВИЗАМ — НЕТ: Вместе с межпарламентской группой Еврооптимисты Иванна Климпуш-Цинцадзе добилась, чтобы парламент принял необходимый пакет законов для безвизового режима


 

Климпуш-Цинцадзе признается, что ее расстраивает эмоционально-оценочный режим “зрада-перемога”, который прочно поселился в последнее время в украинском обществе.

— Я принадлежу к тем, кто считает, что нужно делать потихоньку. И наступит время, когда у нас все получится, когда дойдем до той картинки, которую бы нам хотелось видеть. Ну, или если не мы, так наши дети дойдут.

Я отмечаю, что Украина уже довольно долго “потихоньку” идет к безвизовому режиму. Спрашиваю, насколько это реалистичная перспектива, и получаю четкий ответ: Украина все требования ЕС выполнила, новых никто не ставил. “Мы будем настаивать, чтобы решение по Украине было принято в ближайшее время, до летнего перерыва,— говорит моя собеседница.— Конечно, будут попытки различных групп снова расшатать лодку, но это значит только то, что нам и нашим коллегам в парламенте нужно будет активнее работать со странами—членами ЕС, с разными группами, направлениями, партиями, чтобы не допустить отсрочки”.

Мы беседуем уже почти час, и за все это время Климпуш-Цинцадзе съела лишь пару ложек салата. Она наверстывает упущенное, когда мы переходим к блицинтервью из пяти вопросов. “Я первый раз за день ем”,— будто оправдывается она, быстро доедая салат.

 

Материал опубликован в НВ №19 от 27 мая 2016 года 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: