25 сентября 2017, понедельник

Пророчество Уэльбека: исламисты и националисты сцепились за Францию

К редакции Charlie Hebdo съехались сотрудники экстренных служб и простые парижане

К редакции Charlie Hebdo съехались сотрудники экстренных служб и простые парижане

Теракт в Париже стал отражением пророчества из новой книги Мишеля Уэльбека об установлении во Франции исламского правления

Во Франции женщин обязали носить хиджабы и запретили им работать, отправив по домам сидеть с детьми, государство начало стимулировать переход французов в ислам и изучение Корана в университетах Парижа и Бордо. Кроме того, в стране официально легализовали многоженство, а общество в целом становится все более патриархальным и религиозно-консервативным.

Это не бред сумасшедшего, а краткое описание “Подчинения” – новой книги французского писателя Мишеля Уэльбека, появившейся на книжных полках страны 7 января. Автор описывает события после 2022 года, когда французы, напуганные возможным приходом к власти лидера правой партии “Национальный фронт” (НФ) Марин ле Пен, избирают президентом республики вымышленного политика арабского происхождения Мохаммеда бен Аббаса.

Сразу после публикации книги на Уэльбека обрушился ураган критики. Разнокалиберные левые – социалисты, коммунисты, защитники прав меньшинств, философы, университетские преподаватели и литераторы – обвинили писателя в разжигании исламофобии и предвзятом отношении к мусульманам. Допущение автора, что Франция во главе с мусульманином может существенно отличаться от нынешней, причем в сторону куда меньшей толерантности и большего государственного насилия над личностью, было воспринято с искренним негодованием.


В связи с терактом интерес к творчеству Мишеля Уэльбека должен возрасти
В связи с терактом интерес к творчеству Мишеля Уэльбека должен возрасти


Немногочисленных защитников Уэльбека записали в расисты. Их слова о том, что радикальная политкорректность себя изжила, а проблемы с иммигрантами-мусульманами из Северной и Западной Африки действительно есть, левой тусовкой были объявлены ересью и пропагандой НФ.

При этом сама Марин Ле Пен сказала, что “Подчинение” – это, конечно, фантастика, антиутопия, “однако может наступить день, когда что-то подобное станет реальностью”.

Этот день пришел – ровно в день выхода книги в свет. 7 января 2015 года к редакции сатирического журнала Charlie Hebdo подъехала черная малолитражка, из которой выскочили два человека, вооруженных автоматами и гранатометами. Убив двух полицейских, дежуривших в холле, они ворвались в редакцию, где в это время было все руководство журнала: готовился к выпуску очередной номер, посвященный, конечно же, новой книге Уэльбека. Боевики, выкрикивая “Мы отомстим за Пророка!” и “Аллах Акбар!”, начали расстреливать журналистов, убив десятерых и тяжело ранив еще пятерых. Услышав звук сирен приближающихся полицейских машин, они выбежали из редакции, постреляли в прохожих на улице, забрались в свою машину и уехали на север города. Там они бросили машину и скрылись.


Последний номер издания с карикатурой на
Последний номер издания с карикатурой на "Уэльбека-предсказателя": "В 2015 у меня выпадут зубы, а в 2022 отмечу Рамадан"


Мотивы нападавших вполне понятны. Charlie Hebdo в числе прочего многократно публиковал крайне едкие заметки и карикатуры о различных религиях и их проявлениях, не щадя никого, включая мусульман. Журналисты издания то и дело получали от благодарных читателей сообщения с угрозами в свой адрес (угрожали, понятно, не буддисты и не протестанты), а в 2011 году парижский офис еженедельника подожгли неизвестные.

Надо сказать, что Charlie Hebdo и правда не церемонился со священными для многих образами. На карикатурах пророка Мухаммеда, например, изображали голым, в кресле-каталке, которую толкал ортодоксальный еврей, и в других двусмысленных ситуациях и позах. И это при том, что по канонам ислама, пророка нельзя изображать вообще никак! Однако журналистов переживания мусульман на сей счет не сильно заботили. Главный редактор Жерар Биар критикам отвечал так: “Мы соблюдаем французские законы. Если в Кабуле и Эр-Рияде законы другие, то это не наше дело”.

Как выяснилось, Биар был не вполне прав: законы Кабула стали и его делом тоже, причем в самой жестокой манере. Тут, скорее, можно отметить прозорливость Уэльбека, который предсказал установление этих законов в Париже, ошибившись лишь в сроках – они проявились не через семь лет, а сейчас.


Законы Кабула и Рияда пришли в Париж
Законы Кабула и Рияда пришли в Париж


Причем улучшения ситуации сейчас ожидать не приходится. Во Франции быстрыми темпами растет социальное напряжение между все более многочисленными детьми иммигрантов, которые не могут найти себе никакого пристойного занятия, и местными жителями, вынужденными из своих налогов содержать прорву болтающихся по улицам подростков и молодых людей, не видящих ни возможности, ни смысла интегрироваться в общество. Вместо этого они, как правило, занимаются черт знает чем, в том числе – пополняют ряды уличных банд.

Согласно опросам общественного мнения, с 2006 года почти удвоилось число французов, не чувствующих себя в безопасности на улицах. Кроме того, почти на 20 процентов выросло число людей, считающих, что во Франции “слишком много” иммигрантов. Но, что еще хуже, для того есть вполне резонные объяснения. По оценкам специалистов, сейчас в Сирии и Ираке в рядах террористического Исламского государства воюют около 600 граждан Франции. Едва ли, вернувшись домой, они встанут к станкам, или выйдут поле. Скорее, от них стоит ждать чего-то в стиле нападения на редакцию Charlie Hebdo. Обеспокоенность французов вполне понятна.


Террористы невольно помогли Марин ле Пен в агитации против иммигрантов
Террористы невольно помогли Марин ле Пен в агитации против иммигрантов


Главным же благоприобретателем от теракта 7 января стал (помимо дегенератов с автоматами) тот самый Национальный фронт Марин ле Пен, который всю свою историю предупреждал о необходимости ограничения иммиграции и высылки за пределы страны тех, кто категорически не желает жить по установленным в ней законам.

По данным французских социологов, если бы выборы президента состоялись еще до теракта, то ле Пен уверенно победила бы в первом туре, оставив позади всех потенциальных конкурентов из основных партий. После нападения на редакцию ее шансы наверняка только возросли. Вполне возможно, что это станет очевидным уже в марте текущего года, когда в 27 департаментах Франции пройдут очередные местные выборы.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: