11 декабря 2016, воскресенье

Украинский пациент. Что успел за 10 месяцев министр Сандро, которому не дают ни уйти, ни остаться

Верховная Рада не смогла поддержать отставку Александра Квиташвили, хотя этот вопрос ставился на голосование четыре раза

Верховная Рада не смогла поддержать отставку Александра Квиташвили, хотя этот вопрос ставился на голосование четыре раза

На следующей неделе парламент повторит попытку отправить в отставку Александра Квиташвили. Зачем он приходил и почему уходит, так и не "оздоровив" украинцев?

Завтра, 2 октября, исполняется ровно 10 месяцев с тех пор, как Сандро Квиташвили сел в кресло министра здравоохранения – и ровно три месяца, как он просит избавить его от почетной миссии украинского реформатора.

Свершить медицинскую реформу в Украине ему поручили 2 декабря 2014-го, когда он получил портфель в новом парламенте Арсения Яценюка. В Грузии, откуда родом Квиташвили и где работал раньше на аналогичном посту, систему здравоохранения начали менять почти 15 лет назад, в 1998-1999 годах, и добились очевидных успехов.

В начале лета премьер сообщил, что ожидает первых результатов от Квиташвили в сентябре. Но 2 июля министр написал заявление об уходе в отставку. В сентябре, вместо того, чтобы "показать результаты", Квиташвили попросил, чтобы "показали на дверь" ему самому. Однако Рада не смогла поддержать его отставку, хотя вопрос ставился на голосование четыре раза.

Реформа в сфере здравоохранения, которую возложили на ведомство Квиташвили, состоит из четырех главных блоков: обеспечение медикаментами и вакцинами, медицинское обслуживание, финансирование и публичная система популяризации здоровья.

(Не)безнадежно больная страна

Проблемы медицинского обслуживания в Украине во многом – родом из СССР.

"Есть такая "культурная советская традиция" – прокапаться, проколоться, достать укол, полежать пять дней где-то там по блату. Эта система как раз исказила потребность. В современном мире все двигаются от больниц к амбулаторному лечению", - приводит пример замминистра здравоохранения Игорь Перегинец.

Государство должно создавать условия для того, чтобы люди не болели, и регулировать это на законодательном уровне. Делать так, чтобы молоко было дешевле, чем пиво, например

Другой пример – мультирезистентный туберкулез. По уровню заболеваемости им Украина занимает второе место в Европе, хотя вылечиться от него там стоит порядка 40 тыс. евро, а здесь – в разы дешевле. Заболевание по сути насильно создала сама система, говорит Перегинец, в частности – традиция лечения туберкулеза в закрытом режиме, когда больного на полгода запирают "под ключ" в тубдиспансере, поскольку иначе вылечить якобы невозможно.

"Это все отсутствие лекарств, отсутствие практики, разума у врачей, новейших технологий. Кормили таблетками, как попало, помещали вместе разных больных – вот и получили такое заболевание, - говорит замминистра. - Сказать: "Иди домой, лечись там" – более безопасно, чем отправлять пациента лечиться в такое заведение".

Финансируется медицинская сфера в Украине из двух источников – государственного бюджета и карманов простых граждан примерно в равном соотношении. Причем почти 90% тех денег, которые идут на медрасходы из бюджетов обывателей, приходится на лекарства.

На проведение медреформы Мировой банк предоставил Украине $ 214 млн. Остальные деньги необходимо изыскать внутри старой системы. И их там, рассказывает проектный менеджер реформы здравоохранения Национального совета реформ Павел Ковтонюк, много.

К примеру, на такую статью бюджета, как переквалификация и повышение квалификации врачей, медсестер и научных кадров, из 50 млрд грн всего госбюджета на охрану здоровья тратится 5 млрд в год, говорит Перегинец. Эти деньги растворяются, не принося пользы, поскольку повышение квалификации в этой сфере стало формальностью. "Вместо двух месяцев это происходит за два дня, чтобы не сидеть в Киеве – дорого. Нужно просто вопрос уладить, получить категорию и поехать назад. Но за это мы платим деньги – 5 млрд грн в год", - говорит замминистра.

Еще одна сфера, в которой бесследно тают деньги, по его словам – научные исследования, часто – несуществующие.

"Последнее, что меня поразило – это инновационные методы профилактики неинфекционных заболеваний. В одном научном институте три последних года выделялось на это 450 тыс. грн. Я с нетерпением жду результатов этого исследования – увидеть, что мы нашли инновационного", - говорит Перегинец.

Отдельная статья в бюджете – такое понятие, как койко-дни в стационаре: если пациентов в стационаре "не хватает", то есть, меньше, чем кроватей, финансирование урежут.

"Если взять любую больницу и посчитать койко-дни, то часто выглядит, что там в один день на кровати лежало по 3-4 человека. За это бюджет идет. В конце года главврач имеет премию за сохранение бюджета", - объясняет Перегинец.

Есть такая "культурная советская традиция" – прокапаться, проколоться, достать укол, полежать пять дней где-то там по блату

Родом из Советского Союза и элементы публичной системы популяризации здоровья, которая в Украине совсем недоразвита. Она должна включать в себя профилактику заболеваний, популяризацию здорового образа жизни и распространение информации о болезнях, симптомах, лечении и профилактике. В Украине же принято, что задача государства в этой сфере – сидеть и бдеть, чтоб не случилось эпидемии, а если вдруг – то бросаться в бой с ней.

На деле государство должно создавать условия для того, чтобы люди не болели, и регулировать это на законодательном уровне: "Делать так, чтобы молоко было дешевле, чем пиво, например", - утрирует Ковтонюк, объясняя, что роль государства – облегчить человеку выбор в пользу здорового образа жизни. 

Две трети смертей в Украине сегодня по статистике – от инфарктов и инсультов. Их причины – поведенческие: алкоголь, стресс, лишний вес. Главная причина преждевременных смертей среди мужчин старше 55-ти  сердечно-сосудистые и неинфекционные заболевания, первопричиной которых является табак, алкоголь, стрессы. Снижаются эти цифры на национальном уровне понятными методами вроде ненавязчивой пропаганды правильного питания и повышения акцизов на алкоголь и сигареты. Для Украины этот вектор развития все еще не стал приоритетным, признает Перегинец.

Что успел Сандро и его команда

О том, что пакет медреформ готов, Квиташвили говорил еще в апреле. Обозначил, что для первой фазы реформ необходимо было принять семь законопроектов. Тогда же министр надеялся, что активно действовать начнут с 1 июня.

7 июля Кабмин зарегистрировал в Верховной Раде Украины законопроект № 2309а "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования законодательства по вопросам здравоохранения" и еще несколько документов, которые должны были дать толчок началу реформы. 16 июля, после заседания ВР, на котором должны были рассмотреть необходимые проекты законов, министр заявил о саботаже:

"Я не хочу никого обвинять. Я не говорю, что Верховная Рада виновна. Но там очень много интересов, она очень эклектична. Это такая команда людей, в которой у всех свои интересы. Если бы все 450 человек исходили из интересов государства, проблем не было бы".

Сельские больницы, если существуют, то это вообще постсоветский феномен. Там 30% не имеют туалетов, например – только старорежимные уборные на улицах

Тогда же, летом, в интервью НВ, Александр Квиташвили рассказывал, что к тому времени уже успел полностью реорганизовать структуру самого МОЗа и наработать 130 страниц пакета реформ. А вот провести глобальную реформу в стране не дали депутаты.

Тогда министр говорил, что если реформа не начнется к осени, можно считать, что все пропало:

"Законопроект, который мы подготовили – 130 страниц – это все, что нужно этой стране на этом этапе. Пусть берут и принимают, потому что уже три месяца они валяются в разных инстанциях. Ходят по разным кабинетам власти. Но они уже готовы. Меня уже не будет, чтобы их представить, но пусть принимают. Если сейчас не начать, это никогда не начнется". 

Ковтонюк самым важным из того, что наработано, считает закон про автономию медицинских учреждений (сейчас он в ожидании голосования в Раде), передачу госзакупок лекарств и вакцин международным агентствам (формально действует с марта) и создание Центра общественного здоровья европейского образца, который будет заниматься вопросами гражданского здоровья (Кабмин уже разрешил МОЗу создать его; он и будет элементом той самой публичной системы популяризации здоровья).

Также к реализованному можно причислить перепрофилирование санитарно-эпидемиологической службы, у которой забрали часть контролирующих функций и, таким образом, сузили поле для злоупотреблений.

Одним из острых моментов реформы остается опасение, что она даст зеленый свет приватизации всего и вся. Перегинец утверждает: бояться этого не стоит, потому что приватизировать, собственно, особо нечего.

"Сельские больницы, если существуют, то это вообще постсоветский феномен. Там 30% не имеют туалетов, например – только старорежимные уборные на улицах. Я думаю, что любой сельский голова скакал бы от радости, если бы это кто-то приватизировал и потом что-то с этим сделал, преобразовал", - восклицает он.

Сейчас большинство больниц принадлежит органам местной власти, и только некоторые финансируются из центра, то есть из МОЗ. Изначально предполагалось, что местным органам власти и государству можно будет реорганизовывать больницы в какую угодно форму хозяйствования. Например, акционерное общество или ООО, более типичные для бизнеса, но со 100% долей местных громад.

Таким образом, громады могли бы привлекать деньги частного инвестора в свои медицинские учреждения, большинство которых требуют капитального ремонта. Также законопроекты МОЗ давали возможность больницам переносить счета в коммерческие и государственные банки с целью дать полную свободу распоряжаться своими деньгами.

Важным пунктом было то, что законопроекты МОЗа устанавливают конечный срок реорганизации больниц – 2017 год. Это важно, ведь и сегодня местные советы имеют полное право предоставить больницам автономию – но не пользуются этим. Параллельно с МОЗовскими, в Раду поданы альтернативные предложения авторства экс-министра здравоохранения Олега Мусия, в большинстве дублирующие, и отчасти ограничивающие инициативы Квиташвили.

В них предлагается оставить только одну форму хозяйствования — некоммерческое предприятие, коммунальное или государственное по форме собственности. Эта норма строится на предположении, что больницы могут превратить в акционерные общества, 100% акций которых будет принадлежать общественности, со временем общественность эти акции продаст, и больница станет частной.

Также больницам запрещают иметь счета в коммерческих банках, а только в государственных. Или же оставлять счета в госказначействе, как сейчас. Снимается и конечный термин для реорганизации, превращая реформу из широкомасштабной инициативы на уровне всей страны в необязательную опцию для каждого органа местной власти.

Сам министр утверждает, что парламент саботирует его законодательные инициативы, особенно – члены парламентского Комитета по вопросам здравоохранения.

"С этим комитетом я работать не смогу. И если у парламента есть желание оставить меня в этой должности, то нужно менять состав комитета. Если этого не случится, то я физически просто не смогу ничего сделать, потому что или все блокируется [комитетом], или идут такие инициативы, которые не дают ничего сделать", - сказал Квиташвили в эфире одного из телеканалов после провала голосования за отставку.

Возглавляет этот комитет Рады нардеп Ольги Богомолец. Ее и других членов комитета – Мусия, Оксану Корчинскую, Татьяну Бахтееву, Игоря Шурму и Андрея Шипко – в эфире другого телеканала Квиташвили назвал "какой-то мафией".

План Б

Пока пакет законов, поданный Квиташвили в Верховную Раду, лежит без движения. Поддержки от нардепов он не получил. Его саботируют, не понимают и не хотят разбираться.

Они видят новый продукт или идею и ищут подвох, думают, как это можно продать, заработать, украсть. Советский ОБХСС что делал? Все следили за всем, за расхитительством социалистической собственности. Проходная для чего стояла? Чтобы не воровали

"Мы пригласили все фракции Верховной Рады с нами встретиться, чтобы мы каждому детально пояснили все дело технически и без эмоций", - говорит Дмитрий Шимкив, замглавы Администрации Президента по вопросам проведения административных, социальных и экономических реформ. Однако, многие депутаты, по его словам, отказываются – самые активные и не "слезающие с броневика", крича о социальных стандартах, на деле оказываются наименее готовыми к дискуссиям и слабо разбираются в теме. Как только появляется необходимость собраться, лично из нардепов почти никто не приходит, юристы вдруг оказываются в отпусках – разве что помощников присылают.

Проблему с медреформой, да и с другим изменениями, Шимкив видит и в поколенческом разрыве: проблема тех, кто саботирует реформы, не в том, что они чего-то не понимают или не знают, а в том, что они боятся позволить себе начать мыслить по-другому."

"Они видят новый продукт или идею и ищут подвох, думают, как это можно продать, заработать, украсть. Советский ОБХСС что делал? Все следили за всем, за расхитительством социалистической собственности. Проходная для чего стояла? Чтобы не воровали", - говорит Шимкив и добавляет: Мы будем искать возможность договориться, чтобы закон [о медреформе] прошел. Есть много инструментов".

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: