5 декабря 2016, понедельник

Грабежи и разбои в Донбассе разоряют местный бизнес

Дни открытых дверей: За три недели непрекращающихся грабежей в донецком гипермаркете сети Метро остались пустые полки

Дни открытых дверей: За три недели непрекращающихся грабежей в донецком гипермаркете сети Метро остались пустые полки

В Донбассе массово закрываются предприятия, а владельцы спасаются бегством или идут на сделку с боевиками. Счет убытков идет на десятки миллионов гривен

Описывая нынешний бизнес-климат в Донбассе, Сергей Кириченко, президент Луганской торгово-промышленной палаты (ТПП), выражается кратко: “У нас коррупции нет — она исчезла вместе с органами власти. Проблема теперь другая — выжить, и это слово здесь — не фигура речи”.

В начале лета ТПП открыла горячую линию для предпринимателей, пострадавших от нападений и грабежа,— и она почти сразу оказалась перегружена потоком однотипных сообщений об атаках на бизнес. Часть из них появляется на сайте палаты: “захвачено предприятие YYY, вооруженные люди взяли его под охрану”, “представители Луганской Народной Республики (в том числе замминистра природных ресурсов Сергей Бакулин) изъяли у компании ХХХ весь автотранспорт и талоны на топливо” и т. д. Названия фирм на сайте скрывают, чтобы избежать последствий.

Подобных заявлений набралось уже добрых полсотни. И так — по всему региону, по всем секторам экономики. От различных вооруженных сепаратистов страдают как небольшие магазинчики, так и крупнейшие бизнес-структуры страны и даже международные компании.

Лихие девяностые: 20 лет спустя

В крупных охранных фирмах региона — донецкой Охрана и луганской Тайфун — уже не рассчитывают на помощь милиции. “102 практически не работает: милиция приезжает лишь на серьезные вызовы, к примеру убийство”,— говорит Александр Музыченко, совладелец Тайфуна.
Ожидать большего от МВД нет смысла — оружейные комнаты милиции в Донбассе пусты. “Как‑то мы решили проверить тревожную кнопку службы госохраны: жали, жали… никакой реакции”,— рассказывает Наталья Зименкова, директор фирмы Охрана.

Собственная охрана и частные секьюрити — последняя опора донбасских бизнесменов. Цены на подобные услуги взлетели в полтора-два раза, причем теперь предоплата обязательна.

“В Донбассе сейчас прав тот, у кого в руках автомат, а на голове — балаклава”,— без иронии говорит Кириченко. По этой причине охранные фирмы дали установку сотрудникам: не препятствовать вооруженному нападению на объекты, чтобы не рисковать людьми.

Кроме того, Тайфун, как и его конкуренты, отказался сопровождать инкассаторские машины в Луганской и Донецкой областях — слишком рискованно. Охранные фирмы даже убирают свои логотипы с машин групп задержания, отправляемых на вызовы,— безопасность дороже саморекламы.

Музыченко говорит, что чаще всего их группы выезжают по вызовам владельцев табачных киосков и магазинов, где продается спиртное,— подобные заведения грабят по несколько раз за день.

mmmm

Фото: EPA / UPG

Но мелочовкой грабители не ограничиваются. С начала марта ПриватБанк днепропетровского губернатора Игоря Коломойского в Донецкой и Луганской областях столкнулся с 18 случаями угона своих инкассаторских машин. Как сообщили НВ в пресс-службе финучреждения, в трех автомобилях находились наличные на сумму 7,4 млн грн.

И это не все беды ПриватБанка на донецкой земле. Количество поджогов и нападений на отделения банка уже приблизилось к полутора десяткам, а счет случаев порчи и ограблений денежных терминалов уже пошел на третий десяток.

Кроме того, совсем не обязательно быть врагом № 1 для сепаратистов, чтобы привлечь их внимание. “Практически весь металл, включая доменные печи на заводе Интерсплав [крупное предприятие в Луганской области по переработке отходов цветных металлов], вырезали, материал вывезли в Россию”,— сообщил НВ один из бизнесменов, знакомый с ситуацией на предприятии. По его словам, нападавшими были бойцы так называемого войска российского казачьего атамана Николая Козицына.

Интерсплав год назад за долги перешел в собственность Украинского коммунального банка, который в СМИ называют подконтрольным депутату-регионалу Александру Ефремову. В финансовом учреждении не прокомментировали информацию о заводе.

В мае были остановлены заводы горловского концерна Стирол и Северодонецкого объединения Азот, входящих в холдинг Ostchem бизнесмена Дмитрия Фирташа.

Генеральный директор Ostchem Александр Халин сообщил НВ, что восстановление работы заводов возможно только после окончания военных действий. “При оптимистическом сценарии производство может быть загружено не ранее сентября”,— говорит он. В целях безопасности на заводах слит весь аммиак и вывезена взрывоопасная продукция — удобрения.

Персонал привлекают лишь для капремонта и переквалификации, причем сугубо в светлое время суток. Но если химики еще хоть как‑то работают, автоимпортеры уже свернули деятельность в регионе. Поставки автомобилей на восток прекратились с мая, когда начались массовые угоны.

У одной лишь корпорации УкрАвто, принадлежащей экс-регионалу Тариэлу Васадзе, буквально за месяц вооруженные люди “изъяли” целый автопарк.

Пострадали автосалоны в Донецке, Горловке, Брянке и Лисичанске. “В последних двух городах украли и запасные части к автомобилям”,— сообщили в пресс-службе компании. Подробности о числе утраченных машин и финансовых потерях в корпорации обещали рассказать позже, после окончания следственных действий.

Опустевшие автосалоны видны каждому прохожему. Не все бизнес-проблемы в регионе столь очевидны, но это не умаляет их масштаба.

Так, по словам Геннадия Морозова, главы компании Вигос-ЛТД, владеющей сетью АЗС на востоке страны, уже несколько недель его фирма работает с перебоями из‑за проблем с поставками топлива. Автоперевозчики из других областей не рискуют ехать на восток, поэтому единственный способ доставки бензина в регион — железнодорожный транспорт. В мае продажи на заправках Морозова упали в два раза.

Бизнесмен возглавляет Совет предпринимателей при Луганской облгосадминистрации и утверждает, что аналогичная ситуация с логистикой практически у всех компаний региона. К примеру, о трудностях при поставках товаров на восток сообщили в Смарт-холдинге Вадима Новинского, владеющем сетью супермаркетов Амстор.

А вот немецкая компания Метро Кеш энд Керри Украина столкнулась не только с трудностями, но и с откровенным грабежом. Ее крупный торговый центр, который оказался в эпицентре боя за донецкий аэропорт, позже был полностью разграблен. “Поскольку ситуация в районе аэропорта все еще остается напряженной и доступ в торговый центр ограничен, мы не можем оценить ущерб”,— сообщили в пресс-службе компании.

По этой же причине в Метро не смогли предоставить информацию о распределении убытков между магазином и поставщиками товаров.

В объятом антитеррористической операцией регионе сносно себя чувствуют лишь те, кто экспортирует товары из Донбасса в Россию. Компания Андрея Недовеса Автомотозапчасть, выпускающая клапаны для двигателей внутреннего сгорания, в мае даже нарастила продажи на 10 %.

Бизнесмен уверяет, что сложностей с поставками в Беларусь и Россию, куда уходит основная часть продукции, нет. Разве что подорожала логистика по причине удлинения маршрутов поставок в обход горячих точек. Мол, теперь пересечь границу с другим государством намного проще, чем между областями Украины.

При этом предприниматель также испытывает трудности с поставками заготовок и запчастей из других регионов страны. По его словам, серьезные проблемы у местных бизнесменов связаны со вскрытием контейнеров, маркированных по системе международных автомобильных перевозок товаров TIR. Снимать пломбы с них имеют право лишь таможенники. Однако на блокпостах сепаратистов это требование игнорируют.

“Регуляторы” донбасского бизнеса

Предприниматели Донбасса уже научились отличать представителей так называемых народных республик от других вооруженных бандитов. Люди из ЛНР и ДНР владеют оригинальными пластиковыми удостоверениями. Эта “ксива” — пропуск в кабинет любого руководителя предприятия в регионе. Отказаться от встречи с ее владельцем сложно. Все предприниматели, не свернувшие свой бизнес, знакомы с этим пластиком и его носителями.

— Вам приходилось соглашаться с какими-либо пожеланиями этих людей,— спрашивает у Морозова НВ.

— Всем приходилось,— неохотно признает бизнесмен.

Транспорт, обмундирование, обувь, продукты — далеко не полный перечень товаров, которыми местные компании вынуждены снабжать “армию из трущоб”.

За счет предприятий Донбасса сепаратистские группировки сегодня выходят практически на полное самообеспечение — вплоть до получения боеприпасов.

Так, с конца мая вооруженные люди удерживают территорию, где расположены госпредприятие Луганский патрон и частная компания Луганский патронный завод. Их специализация — выпуск спортивных, боевых и охотничьих патронов.

По информации Андрея Недовеса, который также является главой ассоциации промышленных предприятий Мост, на момент захвата на их территории находилось около 8 млн патронов. При этом, по данным НВ, около 300 тыс. из них подходят для боевого оружия.

Директор Луганского патрона Ефим Бондарь об этом арсенале не говорит. В комментарии он сообщил лишь, что работа завода остановлена на неопределенный срок.

Несколько знакомых с ситуацией человек подтвердили, что на территории этих заводов сейчас проживают около тысячи боевиков.

Это не единичный случай, когда промышленные предприятия становятся для них пристанищем. По информации издания, крышу над головой нескольким десяткам представителей ДНР предоставил и Петровский машиностроительный завод в Донецке.

При этом в регионе есть прослойка бизнесменов, готовых активно помогать сепаратистам. В качестве примера луганский предприниматель, пожелавший остаться неназванным, приводит крупное зерноперерабатывающее предприятие региона — Луганскмлын. Якобы его руководитель Зинаида Наден сочувствует так называемым ополченцам, обеспечивая их продуктами. Впрочем, топ-менеджер заверила, что эта информация — ложь.

В обмен на “обеспечение” представители ЛНР и ДНР гарантируют предприятиям защиту от мародеров. Успешным это “крышевание” назвать нельзя. Как сообщили в Луганской ТПП, из полусотни жалоб на грабежи и нападения “защитники” из ЛНР отреагировали лишь на одно обращение.

В глубоком минусе

Оценить потери, которые понес бизнес в Донбассе за последние пару месяцев, пока сложно — имеются лишь частные подсчеты.

Например, в ПриватБанке собственный суммарный ущерб от угона инкассаторских машин, разграбления банкоматов и прочих “прелестей” современного Донбасса оценивают в 15 млн грн.

Масштаб бедствия в секторе автопродаж описывает Владимир Иванов, глава пресс-службы компании Ниссан Мотор Украина. Он не готов назвать данные по числу угнанных в регионе из салонов машин, зато говорит о других потерях.

Так, в апреле в Луганской области зарегистрировали всего 90 новых автомобилей, в Донецкой — 115. В мае дела шли и того хуже: на Луганщине продали 27 новых машин, а на Донетчине — 20. Чтобы продемонстрировать всю глубину кризиса, Иванов вспоминает о том, что только за апрель прошлого года в этих регионах было куплено 1.328 и 3.369 автомобилей соответственно.

Общую цифру бизнес-потерь в Донбассе пока не берутся озвучивать даже эксперты. Хотя счет в любом случае будет идти на миллионы — как прямых потерь, так и недополученной прибыли.
Кроме того, уже есть и другая плохая новость для предпринимателей, действующих на востоке.

Александр Залетов, замглавы Лиги страховых организаций Украины, предрекает сложности, связанные со страховым возмещением компаниям, пострадавшим в Донбассе. Мол, не так много из них были застрахованы от терактов. Да и как определить ущерб, когда милиция парализована?

Отвечать на этот вопрос некому — донецкий и луганский бизнес пока ведут борьбу за выживание. Все остальное будет потом — после войны.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: