4 декабря 2016, воскресенье

Говорит и обманывает Москва: Плацдарм для пропаганды Кремль готовил минимум 14 лет

В центре внимания: Российской прессе есть за что любить своего президента. Их нешахтерский труд необычайно щедро оплачивается из государственной казны

В центре внимания: Российской прессе есть за что любить своего президента. Их нешахтерский труд необычайно щедро оплачивается из государственной казны

Владимиру Путину понадобилось 14 лет и десятки миллиардов долларов, чтобы построить машину, способную генерировать антиукраинскую истерию и транслировать ее по всем каналам связи

24 часа в сутки, семь дней в неделю, во всех информагентствах, печати, интернете, на радио и телевидении с трансляцией на всю страну, Европу и весь мир российские медиа наводят ужас на свою аудиторию рассказами об Украине.

“Беспрецедентная по своей интенсивности и лживости кампания,— резюмирует Лев Гудков, директор российского аналитического и социологического центра имени Юрия Левады.— Ее цель, так сказать, разчеловечить украинцев”.

Результат превзошел все ожидания. Управляемое общественное мнение в России вывело Украину на второе место в списке врагов россиян (на первом — пока еще США). Еще в ноябре и даже декабре 2013‑го, как утверждает Гудков, большинство его соотечественников относились к событиям на Майдане “с сочувствием и пониманием того, что режим Виктора Януковича всех достал”.

Три тезиса, вырвавшихся из СМИ, заставили россиян пересмотреть свои взгляды, сообщают в Левада-Центре: 1. Украинцы лишены собственной политической мысли, вся их революция инспирирована Западом. 2. Верх в стране берут ультранационалисты, бандеровцы и нацисты. 3. Россия возвращает свои земли, которые незаконно у нее отобрали.

России не впервой участвовать в подобной кампании. Плацдарм для нее Кремль готовил минимум 14 лет — с начала правления Владимира Путина.

В 2000‑м только что избранный президент РФ первым делом реанимировал советский агитпром. Той же осенью он утвердил доктрину информбезопасности, в которой, кроме прочего, приказал “укреплять государственные средства массовой информации, расширять их возможности”. После чего смел все крупные частные телеканалы, переподчинив их себе.

В декабре 2005‑го Путин вышел из русских берегов. Он основал телеканал Russia Today (RT), который сообщал миру на английском, а позже на арабском и испанском, как выглядит действительность глазами Кремля.

Британия, с этого года враг № 7,— одна из тех, кто держит пропагандистский удар с востока. “В Англии все знают, что идет информационная война,— поясняет 24‑летний выпускник британского института международных отношений Мэтью Луксмур.— Здесь очень плохо относятся к России, даже хуже, чем три месяца назад”.

Так закалялась сталь

В январе 2014 года социологи Левада-Центра спросили россиян: как вы относитесь к Украине? 66 % ответили “хорошо” или “в основном хорошо”, 26 % сказали “плохо”. Спустя четыре месяца массированной пропаганды вопрос повторили, и цифры кардинально изменились.

Теперь хорошо к Украине относятся только 35 % опрошенных, плохо — 49 %. Причем число тех, кто относится к Украине теперь очень плохо, выросло вчетверо. Неслыханный прилив гормона ненависти. В чем причина таких перемен? “Беспрецедентный по своей интенсивности, плотности, непрерывный долбеж. Антиукраинская информация подается 24 часа в сутки по всем каналам”,— поясняет Гудков.

Борис Немцов, сопредседатель оппозиционной Республиканской партии России, рассказывает, что строительство адской пропагандисткой машины началось с момента вступления Путина на должность президента в 2000 году. В 2001‑м он отобрал у собственников очень популярный телеканал НТВ, в 2002‑м прибрал к рукам ОРT и выжил из страны его бывшего собственника — миллиардера Бориса Березовского.

Крупные вещатели оказались под прямым или косвенным контролем Кремля. Относительно свободным оставался разве что телеканал РЕН ТВ, принадлежащий главе РАО ЕЭС Анатолию Чубайсу. Бизнесмен контролировал весь энергетический рынок страны, был достаточно независимым, но порядки в стране менялись, так что и ему приходилось оглядываться на Кремль.

К этому ему не привыкать. Евгений Киселев, один из бывших руководителей телеканала НТВ, а ныне ведущий на Интере (Украина), рассказывает, что именно либерал из либералов Чубайс еще в 1996‑м, будучи главой Администрации президента, завел традицию еженедельных летучек с руководителями крупных медиа в Кремле. Это такой своеобразный обмен мыслями: когда входишь к начальнику со своим мнением, а выходишь — с его, рассказывает журналист.

Но в те годы такие встречи носили необязательный, относительно дружественный характер, практически ни к чему не обязывающий стороны. “По-настоящему гайки стали закручивать с 2004 года. К этому моменту в Кремле начались жесткие инструктажи [руководителей телеканалов],— рассказывает Киселев.— Приходишь по четвергам, получаешь свою порцию, извините, пиз…лей за прошлую неделю и указания на следующую”.

Расчет Кремля на гуттаперчевость масс оказался верным — об этом свидетельствуют соцопросы Левада-Центра последних десять лет. Как только медиа разворачивали информационную кампанию против провинившегося перед Москвой государства, тут же общественное мнение россиян переходило из спящего режима в режим ненависти, который так же и сдувался.

В феврале 2007‑го эстонский парламент принял решение перенести из центра Таллина памятник советским воинам. Эта новость накрыла все российские СМИ. В тот год 60 % из числа опрошенных Левада-Центром россиян назвали эстонцев своими врагами. Памятник перенесли. СМИ про него забыли, адреналин нормализовался, число ненавидящих сократилось вдвое.

Нечто подобное пережила и Украина. В 2009 году на пике газового противостояния Киева и Москвы, которое в “правильном” русле освещали прокремлевские СМИ, 41 % россиян испытали отвращение к украинцам. Затем телевизионный пульт Кремля пошел гулять по другим странам: Грузия, Польша, Литва, Латвия, и уже в 2013‑м лишь 11 % россиян считали Украину враждебной себе страной. В начале этого года российские СМИ антиукраинскую кампанию возобновили — число украинофобов выросло втрое.

В текущем году на антизападной волне, управляемой российским ТВ, невообразимо выросла неприязнь к Западной Европе. Немцев теперь не любят в шесть раз больше россиян, чем год назад, а презирающих британцев стало больше вдвое.

“В Англии сейчас господствует мнение, что все являются врагами России,— иронизирует британец Мэтью Луксмур.— Появилось мнение, что Россия — это опасная страна”.

Западный фронт

В 2005 году нынешний продюсер немецкого телеканала ZDF в Украине Григорий Кузнецов работал журналистом-международником в информационной программе Вести (телеканал РТР). В тот благополучный год он получил предложение, от которого глупо было отказываться — заняться организацией англоязычного телеканала Russia Today с вещанием на зарубежье.

“С самого начала у меня было ощущение, что RT конкурирует с CNN, отвоевывает нишу отдельного телевидения,— говорит Кузнецов.— Однако они скорее конкурируют с Fox News”. Журналист намекает на симпатизирующий республиканцам американский телеканал — он, правда, хоть и не образцовое, но медиа, RT же — инструмент российской пропаганды.

Кузнецов говорит, что так они старались “завоевать хотя бы часть умов на чужой территории”. “Они это делают гораздо эффективнее, чем советская пропаганда”,— уточняет журналист.


RUSSIA YESTERDAY: В 2005 Григорий Кузнецов стоял у истоков создания англоязычного телеканала Russia Today. Тогда еще можно было мечтать о свободе слова / Александр Медведев[

RUSSIA YESTERDAY: В 2005 Григорий Кузнецов стоял у истоков создания англоязычного телеканала Russia Today. Тогда еще можно было мечтать о свободе слова / Александр Медведев[


Госсредств на содержание RT не жалели. Один из нынешних сотрудников телеканала, пожелавший остаться неназванным, рассказывает, что RT первым среди всех телеканалов в мире начал производить новостной контент на ультрасовременном по тем временам программной обеспечении израильской разработки Dalet. “Некоторые федеральные каналы до сих пор не могут выйти на такой же технологический уровень производства, который был у RT в середине нулевых”,— говорит собеседник НВ. Открыты редакции в Вашингтоне, Лондоне, Рамалле и т. д.

В 2013 году казна выделила двум своим главным пропагандистским рупорам — ВГТРК (ТК Россия 1, Россия 2, Россия 24, РТР-Планета, Россия К) и RT — 31,1 млрд руб. (почти $1 млрд). И это только госдотации. Немало телеканалам приносит и коммерческая деятельность. В 2013‑м объем российского рынка телерекламы вырос до 156,2 млрд руб. ($4,5 млрд). В Украине — $400 млн.

Иными словами, средств на смазку всех шестеренок пропагандисткой машины предостаточно. “Дочь моего знакомого вернулась из‑за границы, захотела работать на ТВ,— рассказывает Киселев.— Ей посоветовали обратиться в Russia Today. Девчонка 20 с небольшим лет, без жизненного опыта, без знания профессии, но с хорошим английским. Ей предложили то ли $5 тыс., то ли $6 тыс.”.

Кузнецов говорит, что в среде журналистов RT немало людей, выполняющих свою работу не только ради денег, но и с искренней верой, что их дело правое, даже если методы не те. Еще часть “умные, но страшно циничные”.

Они мыслят так: “Руководство платит мне очень хорошую зарплату, за эти деньги они требуют от меня защищать их позицию — утверждает Кузнецов.— Они понимают, что искажают действительность. Понимают, что врут”. Третья группа — самая маленькая, это те, кто делает свою работу с неким отвращением. Потом пишут желчные посты в соцсетях, критикуя политику Путина.

Но теперь и эта партизанщина небезопасна. “Приходят их коллеги и говорят: старик, ты все же на госканале работаешь. Тебе страна деньги платит,— пересказывает традиционный монолог Кузнецов.— Стучат начальству и выживают. Когда я работал на RT, люди еще особо не заботились о том, что они пишут в соцсетях. На частном уровне была свобода слова, теперь ее уже нет”.

Последний приступ свободы случился с россиянами зимой 2011–2012 года, когда на улицы Москвы вышли сотни тысяч демонстрантов — и совсем не для того, чтобы поблагодарить Путина “за наше счастливое детство”. “Вышел недовольный креативный класс,— поясняет Киселев.— После этого произошел решительный поворот в работе СМИ, в направлении тотального закручивания гаек. Неважно, пусть у тебя тираж [газеты] хоть тысяча [экземпляров]. Все равно тебя будут душить”.

Михаил Фишман, редактор онлайн-газеты Cityboom, а в недавнем прошлом ведущий программы И так далее (ТК Дождь) и главред еженедельного журнала Newsweek Россия, приводит в пример скоропалительную смену главного редактора, а вместе с ним и редакционной политики мощного новостного ресурса Лента.ру, ликвидацию информагентства РИА Новости с переподчинением его новой структуре, которую возглавил маршал российской пропаганды — ведущий Россия 24 Дмитрий Киселев.

И, конечно же, исключение из кабельных сетей телеканала Дождь, транслировавшего прямые репортажи с киевского Майдана. В итоге канал потерял 90 % аудитории. “Границы дозволенного сужаются, границы лжи расширяются,— подводит итог Фишман, а затем добавляет: — Такого, как в последние два месяца, не было никогда”.

Их нравы

В последнее время все более непонятно, что интереснее читать,— статьи американского колумниста Грега Сателла в американском Forbes или его перепалку с русской аудиторией, которая заполонила форумы западных изданий.

Один из них, Андрей Буданов, совсем недавно зарегистрировался на форуме Forbes, чтобы совершить 13 попыток склонить Сателла к пониманию русской души. Форумчанин пояснил, что американцы меркантильны, им из Вашингтона не видно, что Москва не преследует в Украине экономических целей. Речь исключительно о защите братского народа.

“Это вопрос души, а не кошелька,— пишет он.— При необходимости мы готовы к финансовым трудностям, чтобы помочь нашим братьям”.

“Мне очень жаль, что вопрос вашей души — вторгаться в суверенное государство, подстрекать беспорядки и держать свои деньги в западных банках,— парирует Сателл.— Не ошибайтесь. Вы потеряли Украину навсегда”.

“Владимир Путин продолжает свою неустанную пропагандистскую войну в Америке”,— резюмирует колумнист Forbes. Это война имеет определенный успех, так как, по словам Сателла, значительная часть американской прессы приняла трактовки российских медиа о ситуации в Украине. Во многом благодаря зачастую управляемым атакам на интернет-форумах.


Ненаше все: Владимир Путин, президент России, заслонил собой все медиапространство страны. Чужие больше здесь не ходят / EPA
Ненаше все: Владимир Путин, президент России, заслонил собой все медиапространство страны. Чужие больше здесь не ходят / EPA


В немецкой газете Die Welt вышла статья об этом новом виде челночной агитации. Немцы сетуют, что, словно по команде, одномоментно под редакционными статьями или сюжетами, размещенными на сайтах западных СМИ, появляется группа комментаторов, несущих флюиды ненависти. Часто повторяющиеся штампы пахнут газетой Правда образца 1973 года: “фашистское правительство”, “гнусная травля Путина”, “подстрекательство к войне”, отмечают авторы статьи.

Осенью 2013 года русский словарь обогатился новым словосочетанием “Ольгино боты”. Журналисты Новой газеты наткнулись на объявление о приеме на работу людей в деревне Ольгино под Санкт-Петербургом.

Зарплата — 25,9 тыс. руб. ($760). Работа непыльная — писать комментарии, блоги, на всевозможных интернет-форумах, в соцсетях. Хвалить Путина, ругать Барака Обаму, возмущаться Западом. Дневная норма — 100 комментариев в день.

Формулу троллинга организаторы объяснили журналисту Новой газеты более чем доходчиво: “Вступать в полемику не стоит, потому что люди на том конце хотят поболтать, а у вас это рабочий день. Ответили на шесть строчек, потом на одну, и все”.

Здесь же, в Ольгино, потенциальному боту рассказали, что ожидают крупных заказов, так как такой же офис откроется скоро и в Москве.

Все это тянет из рук власти огромные средства. Сколько точно — подсчитать невозможно. Ясно, что в общей сложности речь идет о миллиардах долларов.

Немалые суммы достаются и печатным СМИ. К примеру, одна лишь Российская газета в 2013‑м получила на свою деятельность из казны 4,9 млрд ($14,5 млн). К примеру, на содержание газет Голос Украины, Урядовый курьер и журнала Вече в прошлом году украинская казна выделила 22,8 млн грн (около $2,5 млн).

Единственная возможность увернуться от стрел российской пропаганды — следовать совету булгаковского профессора Преображенского “не читать советских газет”.

Датчанин Бент Гайл-Калашник, экономический директор компании Боликонтор Дэнмарк, так и поступает. Несмотря на то что он живет в далеком от эпицентра событий Копенгагене, его внимание приковано к украинско-российскому противостоянию, так как он уверен, что этот конфликт толкает Европу к новому витку холодной войны.


Просвещенная Европа: Больше, чем датской прессе, Бент Гайл-Калашник доверяет только Библии / DR
Просвещенная Европа: Больше, чем датской прессе, Бент Гайл-Калашник доверяет только Библии / DR


Примерно так же это восточноевропейское дерби воспринимает вся страна. Потому первые новости и первые полосы прессы здесь отданы под освещение этого конфликта. “Для нас это непривычно. Тут всегда все начиналось с датских новостей,— говорит Гайл-Калашник, а затем добавляет: — В моем окружении никто не смотрит русских каналов. Мы привыкли доверять [своей] прессе”.

Если массмедиа России прекратят пропаганду, сколько понадобится времени, чтобы россияне остыли? Значительно меньше, чем можно было бы предположить. “Это фантастическая версия,— отвечает журналисту НВ Гудков, руководитель Левада-Центра.— Это означало бы устранение путинского режима. Но если все же такую возможность предположить, то все вернется к осенним [относительно миролюбивым] настроениям максимум за три месяца”.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: