18 января 2017, среда

Готов ли снизить цены на топливо гендиректор сети WOG Сергей Корецкий

комментировать
Готов ли снизить цены на топливо гендиректор сети WOG Сергей Корецкий
Гендиректор сети WOG Сергей Корецкий готов снизить цены на топливо. Но лишь в том случае, если нефть и дальше будет дешеветь

 В группе Континиум, владеющей сетью АЗС WOG, Херсонским нефтеперерабатывающим заводом (НПЗ), молочной компанией Галичина и рядом более мелких активов, фронтменом долгие годы был депутат Игорь Еремеев. Но после его неожиданной смерти в августе 2015‑го на первые роли вышли сразу четыре младших партнера: нардеп Степан Ивахив и предприниматели Петр Дыминский, Сергей Лагур, Сергей Корецкий. Теперь они должны поддерживать устойчивый рост Континиума, который начался еще во времена Еремеева.

При последнем группа превратилась в одного из немногих игроков на украинском нефтяном рынке, способного бросить вызов Привату миллиардера Игоря Коломойского.

Ключевой актив Континиума — сеть WOG, которой принадлежат нефтебазы и порядка

500 АЗС с кафе и магазинами по всей стране. Занимается этим хозяйством Корецкий. Для него заправки оказались золотым билетом к успеху — в 1997‑м он студентом пришел в Континиум, а в 2013‑м стал младшим партнером WOG и ее гендиректором.

Теперь Корецкий рассуждает о партнерстве с близким к президенту депутатом Игорем Кононенко, благосклонности государственной газовой компании и качестве бензина от WOG.

— Лидер партии УКРОП Геннадий Корбан заявил, что Континиум имеет политическую протекцию в лице замглавы фракции БПП Игоря Кононенко. Это так?

— Если почитать всю прессу и посмотреть канал 1+1, который с завидным постоянством поливает нас грязью, то возможности компании Континиум и наши просто безграничны: мы всех назначаем, всех ставим, всем оперируем, все контролируем. Мы на это смотрим с улыбкой. Потому что никакой протекции господина Кононенко у компании Континиум или WOG не было и нет. Это смешно. В чем она проявляется?

— Якобы Кононенко помог вам поставить Андрея Пасишника заместителем главы НАК Нафтогаз Украины. А он работал в WOG, был помощником нардепа Еремеева…

— Я могу вам с уверенностью сказать, что это неправда.

— Пасишник курировал в Нафтогазе работу госкомпании Укргазвыдобуток. Между тем бывшего главу Укргазвыдобутка Сергея Костюка обвиняли в продаже сжиженного газа по заниженным ценам группе Континиум…

— Все обвинения против Костюка были  опровергнуты. Суд доказал его невиновность. Это ключевой фактор.

Костюк был руководителем Укргавыдобутка достаточно долгий период времени. На первом этапе, когда рухнула монополия Сергея Курченко (тот, по сути, администрировал Укргазвыдобуток в собственных интересах), возникла довольно опасная ситуация со сжиженным газом. Он добывался в больших объемах, а продавать его было некому, потому что раньше сжиженный газ покупали только структуры Курченко, который к марту 2014‑го сбежал из страны. Сегодня, когда произошла девальвация гривни и разница между ценой бензина и сжиженного газа достаточно велика, люди начали переходить на газ, и его потребление значительно выросло.

Если нефть и дальше будет дешеветь, то WOG цены снизит

Все бросились заниматься строительством, покупкой, арендой, совершенствованием газовой инфраструктуры. А год назад еще был острый дефицит инфраструктуры для хранения сжиженного газа. Поэтому он [газ] накапливался в резервуарах Укргазвыдобутка. И наступал такой момент, когда или газ надо было пускать на факел, просто сжигая его, или продавать, освобождая резервуары. Мы — крупный игрок на рынке продажи LPG [сжиженного газа для заправки автомобилей]. Никто другой не смог купить его в таком объеме. И поскольку была необходимость выручить Укргазвыдобутка и как‑то освободить резервуары (чтобы не остановить предприятие), мы согласились взять на себя обязательство купить большой объем. Конечно, покупая его, мы требовали и хотели ценообразования с неким дисконтом. Это справедливо. Соответственно, мы договорились об определенном ценообразовании и приобрели газ. Поэтому дискутировать о цене бессмысленно.

— Почему бы не провести тендер и не продать этот газ на аукционе?

— А на тот момент был юридический коллапс и нестыковки с возможностью проведения тендеров. Еще бы чуть‑чуть — и начались бы потери колоссальные. Поэтому появилась необходимость приобрести большой объем. Укргазвыдобуток пришел ко всем игрокам. Кто‑то поставил цену еще ниже нашей. Соответственно, они выбрали себе лучшее предложение, и мы приобрели этот объем. Это был один-единственный эпизод в момент становления предприятия. Так же, как в государстве был переходный процесс после Майдана. Наверное, надо было принимать какое-то управленческое решение. По моему мнению, управленческое решение Укргазвыдобуток принял правильное.

— Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию на рынке нефтепродуктов?

— Думаю, будет максимально корректным сравнение с 2013‑м. Этот год был мирным и спокойным, в стране продали 10,5 млн т светлых нефтепродуктов. 2014‑й стал очень турбулентным: девальвация, военные действия, блокировка части территории Украины. Это было шоком для потребителей и рынка в целом.

В 2015 году мы ожидаем общий объем продаж светлых нефтепродуктов в 6,5–6,8 млн т. Более всего упали бензины. Меньше упала реализация дизельного топлива. И один продукт, который вырос,— это сжиженный газ, LPG. Потому что люди увидели разницу в цене. А цена сегодня и в нефтепродуктах, и в любом другом товаре или услуге является одним из основных конкурентных преимуществ. Соответственно, установка газового оборудования еще пару лет назад была неразвитой, инфраструктура отсутствовала. Был кустарный метод и небольшие пункты установки. Сейчас это уже полноценный бизнес-сегмент: создано большое количество пунктов по установке и обслуживанию газового оборудования. Значительно вырос рынок газовых модулей [точек, где можно заправлять машины газом]. Но не менее 50% этого рынка — в тени. Потому что барьер инвестиционного входа в такой бизнес очень низкий.

— Построить заправку стоит $1–1,5 млн. Сколько стоит открыть газовый модуль?

— От $ 30 тыс. Если делать все правильно — документы, отводы, нормы строительства, то $ 55 тыс. это максимум.

— Недавно глава Минэнерго Владимир Демчишин заявил, что 30% нефтепродуктов у нас либо продаются без налогов, либо это некачественные нефтепродукты. Согласны ли вы с оценкой? С чем связана тенизация?

— Абсолютно согласен. Эта цифра может колебаться в плюс или минус. Но если мы индикативно говорим, то она близка к истине. С чем связано? Цена является важным фактором в конкурентной борьбе, многие игроки — как правило, несистемные,— проводят процесс смешивания компонентов базового бензина и тем самым пытаются уходить от полной уплаты налогов. Соответственно, могут образовывать ниже цены на заправках. Конечно, это напрямую влияет на качество нефтепродуктов. И есть другие, невидимые на первый взгляд, “ценовые преимущества”,— недоливы и торговля без каcсового аппарата.

 


ЗА ГЛУБОКУЮ ПЕРЕРАБОТКУ: Сергей Корецкий уверен, что НПЗ с глубиной переработки более 50% могут быть выгодными в Украине
ЗА ГЛУБОКУЮ ПЕРЕРАБОТКУ: Сергей Корецкий уверен, что НПЗ с глубиной переработки более 50% могут быть выгодными в Украине


 

— Вас довольно часто обвиняют в продаже некачественных нефтепродуктов. Последняя новость была о том, что ГФС изъяла 4 тыс. т топлива, и это были некачественные нефтепродукты на ваших заправках. Можете прокомментировать?

— Это неправда. Ни одного слова о компании WOG не было! Это очередные заказные статьи наших недобросовестных конкурентов. Например, последняя из них — о бензине 95 eco+.

95 еco+ с добавлением биоэтанола —  альтернативное топливо. Мы об этом откровенно говорим. Об этом информирует потребителей огромное количество билбордов по всей Украине. Мы продаем европейское заводское топливо стандарта Евро5, произведено оно на заводе в [литовском городе] Мажейкяй, который принадлежит польскому концерну Orlen. Мы около 8 месяцев работали над этим проектом. Проводили тестирование, экспертизы, разного рода лабораторные исследования совместно с Orlen. Я думаю, оснований сомневаться в качестве топлива Orlen нет. Это крупная публичная международная нефтяная компания. Для нас и них репутация имеет важнейшее значение.

Сегодня в Украине, согласно действующему законодательству, имеется налоговая льгота в размере €100 на 1 т для топлива с содержанием биоэтанола. Есть базовый 95‑й и альтернативный 95‑й — и €100 разницы. Если вы добавляете определенный процент биоэтанола — получаете эту льготу. Orlen сказал: суперидея, давайте попробуем. Они имеют практический опыт. Согласно европейскому законодательству, добавление биоэтанола является обязательной нормой. И сегодня наши 273 автозаправочных комплекса (АЗК) продают европейское заводское топливо 95 еco+.

Спирты [биоэтанол] обладают способностью немного быстрее испаряться, чем обычное горючее. И есть незначительный перерасход топлива. Это правда, и мы об этом откровенно говорим. Однако разница в цене, доходящая до 3 грн на литре, с лихвой компенсирует этот небольшой перерасход.

— Как вы относитесь к идее развивать в Украине собственную нефтепеработку?

— Мы на 100% за это. В 2000 году мы владели НПЗ Галичина в Дрогобыче. Когда зашли на завод, он простаивал. Мы его запустили. Первый год были колоссальные убытки, так что это непростой процесс,— переработали 800 тыс. т нефти. Со второго года мы вышли на полную мощность — 2,2 млн. т нефти в год. И до 2006‑го завод работал так. В том году мы продали акции НПЗ по нескольким причинам. Первая — модернизация Галичины с объемом переработки 2,2 млн т нерентабельна. Объемы инвестиций в завод мощностью 6–8 млн т и в завод мощностью 2,2 млн т не отличаются. Но в первом случае срок окупаемости 5–7 лет, а во втором — 20. Подытожив все это, мы решили продать НПЗ в Дрогобыче и приобрели 100% акций Херсонского НПЗ, проектная мощность которого 8 млн т. Есть прямой нефтепровод, ведущий непосредственно к заводу, и есть возможность поставки нефти с моря, что принципиально важно в выборе места и инвестиций в нефтеперерабатывающий комплекс. С 2008 года мы забрали весь топ-персонал с Галичины, который с нами прожил жизнь с 2000‑го по 2006‑й. Они объездили весь мир, посмотрели все современные технологии и разработали мастер-план модернизации Херсонского НПЗ. Изначально он предусматривал 4,5 млн т переработки, а затем был доработан до 8 млн т.

На конец 2008 года у нас был полный пакет документов, чтобы идти на рынок для привлечения инвестиций. Компания Rothschild была инвестиционным советником и BNP Paribas был финансовым советником. Но произошел финансовый кризис в мире и планам не суждено было воплотиться.

Когда ситуация стабилизируется, мы вернемся к этому проекту. Но с сегодняшними реалиями Украины привлечь $700–800 млн для реконструкции достаточно сложно.

— Часть экспертов считает, что при нынешнем уровне налогообложения перерабатывать нефть внутри страны невыгодно…

— Невыгодно перерабатывать, когда глубина переработки составляет 45–50%. Если это правильный завод с глубиной 92%, как мы запроектировали, то даже с текущей ситуацией нефтепереработка в Украине будет выгодной.

— Стоимость нефти на мировых рынках уже давно идет вниз, а цена на горючее на украинском рынке остается прежней. Почему?

— Потому что на фоне падения мировых цен на нефть у нас в стране курс доллара вырос с 8 грн до 24 грн. Украина не добывает в достаточном количестве своей нефти. И 90 % себестоимости продукта — долларовая составляющая: непосредственно сам нефтепродукт или акциз. Соответственно, падение нефти спасло Украину от резкого роста цен на нефтепродукты в связи с девальвацией гривни более чем в три раза.

Сейчас, когда доллар уже стабилизировался и цены на нефть упали, снова образовался определенный люфт маржинальности для трейдеров. Если нефть и дальше будет дешеветь, я вам гарантирую, что WOG цены снизит.

 

Материал опубликован в №1 журнала Новое Время от 15 января 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: