6 декабря 2016, вторник

Газ из Европы, снижение потребления и полная интеграция в европейский энергорынок

Ночной позор: Алексей Миллер, председатель правления совета директоров Газпрома (на фото в центре) поздно ночью вышел из здания украинского правительства ни с чем
Фото: Евгений Савилов / AFP

Ночной позор: Алексей Миллер, председатель правления совета директоров Газпрома (на фото в центре) поздно ночью вышел из здания украинского правительства ни с чем

10 аспектов украинско-российских газовых отношений, которые помогают понять, как Украине жить без голубого топлива северного соседа

Газпром перекрыл газовый вентиль на границе с Украиной второй раз за последние пять лет. Киев и Москва не сумели договориться о приемлемых друг для друга ценах на газ.

Теперь, когда Россия аннексировала Крым, Москва не желает слышать о том, что Украина в свое время пролонгировала право пребывания Черноморского флота РФ до 2042 года в Севастополе, что означало скидку на газ для Киева, и требует платить по заключенному в 2009 году контракту без каких‑либо поблажек.

Украинцы тоже затянули свою песню, самый приличный куплет которой озвучил Владимир Омельченко, директор энергетических программ Центра им. Разумкова: “Нам, по большому счету, Россия не нужна, и не только в энергетической сфере — она вообще нам не нужна такая, какая она сейчас”. Но как Украине освободить себя от русской газовой удавки в ближайшей и долгосрочной перспективе? Поиск ответа на этот извечный вопрос украинско-российской дружбы следовало бы изложить как минимум в ста пунктах. НВ ограничился десятью.

1. Цена завышена на $150

Дерзкую мысль опубликовал на своей странице в Facebook Борис Немцов, бывший министр топлива и энергетики РФ, а ныне оппозиционный политик: “Была бы воля Кремля, они бы Украине установили цену в $1 тыс. [за тысячу куб. м], но перспектива быть выкинутыми из Европы и потерять миллиарды заставляет договариваться”. Пока что Кремль оказывается недоговороспособным. То предложение, с которым Газпром сел за стол переговоров, напоминает не рыночный контракт, а условия безоговорочной капитуляции.

Россия потребовала от Украины платить за 1 тыс. куб. м газа не $268,5, как в I квартале, а $485. Единственная уступка — скидка $100, которая не вносится в контракт, а значит, может быть отменена в любой момент. Например, завтра. От навязчивого предложения Газпрома трудно отказаться, еще трудней его принять.

Во-первых, этот тариф невыносимо высокий для украинской промышленности, которая из‑за своей отсталости является одной из самых энергозатратных в мире.

Во-вторых, цены в контракте для Украины значительно выше рыночных. Средний тариф Газпрома по ближнему зарубежью — $259 за тыс. куб. м, по дальнему (страны ЕС) — $366, по очень дальнему — $350 (Китай). Дмитрий Марунич, директор Института энергетических исследований, говорит, что справедливая цена на данный момент может определяться по формуле “среднеевропейская цена минус $30 за транзит”. “Пока стороны не достигли взаимопонимания, с моей точки зрения, цена $330–340 вполне могла бы быть приемлема”,— говорит эксперт.

2. Украина — клиент № 3 для Газпрома

Украина находится в тройке самых крупных покупателей российского газа в Европе. Первыми идут немцы, они в 2013‑м купили у России 41 млрд куб. м газа, вторыми — турки с 26,7 млрд куб. м газа. Украина с населением вдвое меньше, чем в Германии и Турции, сожгла 25,8 млрд куб. м российского топлива.

Таким образом, для РФ, чья экономика висит на газовой игле, Украина — крупный клиент по закупке газа. За время действия кабального контракта Украина заплатила Газпрому $50 млрд. “Мы считаем, что в этой цифре есть переплаты, и именно эти переплаты мы будем требовать от российского Газпрома”,— заявил глава украинского Кабмина Арсений Яценюк.


3. Хорошие судебные перспективы

Цитата из книги Газпром: новое русское оружие (издана в РФ в 2007): “Газовая война против Украины была принята как образец умело проведенной внешнеполитической кампании. И по этому же шаблону было решено действовать и в дальнейшем”. Упомянутый шаблон — это ежегодное отключение газа под самыми разными предлогами, требование уплатить спорные долги. Затем наступает милость в обмен на политические уступки, например, в виде харьковских соглашений, по которым Севастополь до 2042 года стал городом русских моряков.

Теперь же, когда Россия аннексировала Крым, Газпром стреляет дуплетом: руководство Кремля требует от Украины предоплату за будущие поставки и одновременно пытается через Стокгольмский арбитражный суд взыскать с Нафтогаза $4,5 млрд — долг за поставки в ноябре-декабре прошлого года и апреле-мае 2014‑го.

Украина ответила встречным иском, требуя вернуть $6 млрд, которые, по мнению украинского правительства, были переплачены Киевом по сравнению с европейскими ценами. Киев потребовал от Москвы умерить аппетиты и снизить стоимость газа до $326 за 1 тыс. куб. м. Эта цифра выглядит как компромисс между тарифами I квартала 2014‑го — $268,5, которые в конце 2013‑го были представлены Москвой, и тарифом, который требует от Украины Газпром ныне,— $485 (минус $100 временной скидки). В итоге стороны не нашли общий язык и послали друг друга в суд.

Шансы Украины выйти со щитом, а России на щите — велики. Роман Марченко, старший партнер юрфирмы Ильяшев и Партнеры, говорит, что в недавнем прошлом Газпром принял множество подобных исков от компаний Германии, Франции, Австрии, Словакии, Италии.

Как правило, россияне еще до судебного заседания соглашались на мировую, уступая взбунтовавшимся клиентам в тарифах 15–20 %. Это означает, что Газпром понимает слабость своей позиции. Впрочем, с Киевом Москва будет биться до конца даже в ущерб себе, поскольку здесь замешана большая политика.

4. Реверс в помощь

Тарифы Газпрома для Украины не имеют к рынку никакого отношения. Денис Саква, аналитик инвесткомпании Dragon Capital, иллюстрирует это на простом примере.

Украине дешевле обходится российский газ из Словакии, даже несмотря на то, что при этом ей приходится транспортировать его на значительно большие расстояния. “Если бы у нас был рынок, такая ситуация была бы экономически необоснованна”. В итоге поставки топлива реверсом из Европы стали надеждой Украины на компенсацию потерь от демарша Газпрома.

В вопросе о том, сколько именно Украина может получить топлива с западного рынка, мнения экспертов кардинально расходятся. Арсений Яценюк ожидает годовой поток в 15 млрд куб. м. Такой объем способен смягчить удар от потери российского газа. На фоне высокопоставленного еврооптимиста Марунич выглядит сдержанным евроскептиком.

По его подсчетам, до конца года можно рассчитывать не более чем на 6 млрд куб. м газа из Польши, Венгрии и Словакии. Трудности поставок в основном связаны не с дефицитом топлива, а с сопротивлением Газпрома, который ограничивает право словаков пускать российский газ реверсом в Украину.

5. Гигантское потребление

В 2013 году Украина потребила 50 млрд куб. м газа. Самые крупные его потребители — Донецкая и Луганская области. На их долю в прошлом году пришлось 9 млрд куб. м газа. Это невообразимо много.

Энергоемкость украинской экономики вчетверо выше, нежели в Евросоюзе, втрое — чем в Северной и Латинской Америках, вдвое — в сравнении с Азией и на 20 % больше чем в среднем по СНГ. По подсчетам Института экономических исследований и политических консультаций (Немецкая консультативная группа), если Украина повысит свою энергоэффективность до уровня ЕС, это поможет стране сэкономить до 34 млрд куб. м газа в год.

При нынешних ценах Газпрома это сулит экономию в $16,5 млрд, или 12 % ВВП. Иван Надеин, глава Комитета энергетической независимости Украины, указывает на польский пример. “Мы жили в одинаковых условиях,— говорит он.— Теперь у них ВВП больше, чем в Украине. Они сжигают 14 млрд куб. м газа. А у нас только население потребляет 16,8 млрд куб. м газа”.

6. До конца года хватит

К этому времени в 12 подземных газовых хранилищах Украины (ПГХ) удалось закачать 13,5 млрд кубометров топлива. По данным Владимира Омельченко, директора энергетических программ Центра им. Разумкова, Украина может во II полугодии добыть 10 млрд куб. м.

В сумме с запасами это покрывает потребности Украины в газе до конца года. А дальше ситуация становится сложнее — нужно или договариваться с Россией, или увеличивать поток газа из других источников.

7. Интеграция в европейский энергорынок

Омельченко считает, что Украина должна отключить транзит, если ЕС бросит Киев на съедение Москве. С Евросоюзом контракта у Украины нет, а нарушить договор с Москвой, которая сама отключила Украине газ и всячески поддерживает в стране военные действия,— шаг объяснимый и понятный. До этого лучше не доводить, добавляет Омельченко, необходимо объяснить Евросоюзу, если “они будут чухаться, то дочухаются”.

Надеин добавляет, что Нафтогазу необходимо подписать контракт на транзит российского газа с ЕС, а не с Россией. Тогда газ будет продаваться Россией европейцам на восточной границе Украины. Для этого нужно в Стокгольме разорвать контракт с Россией. Следующий шаг — украинская ГТС интегрируется в европейское энергетическое сообщество и вместе с ним становится одним большим покупателем газа. “Это будет самым безопасным вариантом для европейцев. Они войдут сюда, в европейский консорциум,— надеется Надеин.— Газпром эту тему отбрасывает, так как это нивелирует влияние России на Украину”.

.jpg999

Общеевропейский рынок позволит Украине свободно в любой точке мира покупать на спотовых рынках газ, который не в летний период стоит значительно дешевле газпромовского.

Газовые хранилища Украины способны принять 31 млрд куб. м. Это практически 75 % годового потребления страны. “Нам надо реформировать отрасль, инвестировать средства в инфраструктуру, и, в принципе, вопрос может быть решен за года два,— резюмирует Омельченко.— У нас проблема российского газа больше в головах, чем в реальности”.

8. Прекратить дотации, а с ней и коррупцию

Еще один мощный внутренний ресурс для обеспечения энергобезопасности страны — избавление от дотаций и связанных с ними коррупции в топливном секторе.

В то время как на внешних рынках газ стоит в среднем $350 за тыс. куб. м, украинский газ выходит на внутренний рынок за 349 грн, то есть ниже себестоимости. Разницу Нафтогазу компенсирует бюджет, в среднем 33 млрд грн ежегодно, или около 2 % ВВП.

Значительная часть суммы расходится по коррупционным схемам, из‑за чего Нафтогаз постоянно оказывается в большом долгу. В бытность президентства Виктор Ющенко называл Нафтогаз единственной убыточной нефтегазовой компанией в мире.

Омельченко не сомневается, что нужно поднимать тарифы для населения, при этом защитив необеспеченных адресными субсидиями. Необходимо поднять ренту газодобытчикам. Тогда страна в ближайшие годы всерьез, а не понарошку займется энергосбережением.

По его подсчетам, в ближайшее же время эта мера приведет к сокращению потребления газа с 45 млрд куб. м до 30 млрд куб. м. “Вопрос с Россией будет закрыт”,— потирает руки Омельченко.

9. Украина как транзитный коридор Газпрома

Без Украины Газпром не способен выполнить свои обязательства перед европейскими потребителями. Об этом в Москве заявил председатель правления российского топливного монополиста Алексей Миллер.

Без украинской трубы позиции Газпрома в Европе слабеют. Через Украину в 2013 году в Европу пришло чуть более 80 млрд куб. м газа — это половина всех поставок Газпрома на рынки ЕС.

Кроме того, поскольку у европейцев нет такого количества газохранилищ, как в Украине, летом они снижают объемы закачки топлива и резко увеличивают их зимой. Украинская ГТС обеспечивает ровный, бесперебойный поток российского газа круглогодично.

Даже трубопроводы, которые Россия ведет в обход Украины, не способны полностью заменить украинскую сеть. Во всяком случае не способны сделать это так быстро, как мечтает Кремль. “Шантаж Газпрома, что газ пойдет в обход Украины,— блеф,— пишет у себя на странице в Facebook Борис Немцов, бывший министр топлива и энергетики РФ, ныне оппозиционный политик.— Северный поток имеет мощность 55 млрд куб. м, а экспорт в Европу — 160 млрд куб. м. Южный поток не построен”.

10. Энергосбережение

Снять с шеи энергетическую удавку без идеального инвестиционного климата не удастся. По оценкам Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), только для повышения энергоэффективности, то есть утепления жилых зданий, Украине нужны инвестиции в размере около $100 млрд. Безумные средства. Но они позволят сэкономить энергию, эквивалентную 10 млрд куб. м газа. По нынешним ценам Газпрома — это минус $4,8 млрд в год.

Кроме того, по подсчетам ЕБРР, около $16 млрд куб. м украинцы могли бы ежегодно экономить при использовании энергосберегающих технологий в сфере ЖКХ. Курс на энергосбережение должен стать национальным приоритетом. Этот год продемонстрировал, что за свою энергозависимость Украина расплачивается уже не только деньгами, но и суверенитетом и жизнями своих граждан.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: