16 января 2017, понедельник

Под завесой секретности в нищей Северной Корее стартовали экономические реформы

Голодные игры: По уровню ВВП на душу населения КНДР - одна из самых слабых экономик мира, занимающая 198‑е место в справочнике ЦРУ

Голодные игры: По уровню ВВП на душу населения КНДР - одна из самых слабых экономик мира, занимающая 198‑е место в справочнике ЦРУ

Все тайное когда‑нибудь становится явным. Так и мировому сообществу стало известно, что самая закрытая страна мира - КНДР - взяла курс на экономические реформы

Постановления северокорейского лидера Ким Чен Ына, известные как меры 28 июня 2012 года и меры 30 мая 2014 года, призваны значительно облегчить жизнь граждан.



И хотя власти Северной Кореи удерживаются от публичного признания начала внутренних экономических преобразований, аналитики, дипломаты и перебежчики утверждают, что в этой стране в последнее время запускают не только спутники, но и реформы.

Так, теперь местным колхозам теперь разрешено дробиться — то есть создавать малые производственные звенья численностью около пяти человек.

То есть такой ячейкой может стать обычная семья, которая будет работать на определенном участке поля.

Также этому производственному звену теперь разрешено оставлять себе 30 % собранного урожая с возможностью продавать его на рынке. О подобных вольностях раньше не стоило и мечтать.

Более того, если ранее, чтобы прокормиться, северные корейцы самовольно возделывали склоны гор, то теперь государство будет выделять им значительные наделы земли площадью до 3,3 тыс. кв. м на одно звено. Ранее размер участка, выделяемого крестьянам, был примерно в 30 раз меньше.

Внедрение этих мер, по словам аналитиков, помогло властям страны относительно успешно в продовольственном плане закрыть прошлый год. Хотя скептики говорят, что КНДР просто повезло с урожаем.

Впрочем, агросектором северокорейские власти не ограничиваются: значительные перемены ожидаются и на производстве — анонсировано, что с 2015 года вводится система индивидуальной ответственности директоров предприятий.

Они получат значительно больше свобод — в частности, право на свое усмотрение приобретать комплектующие и материалы, вступать в договорные отношения с другими организациями и набирать персонал.

Шесть млн жителей 25‑миллионной страны испытывают недостаток в еде

“Причина, по которой власти КНДР были вынуждены пойти на этот шаг,— осознание жестокой реальности, а вовсе не радикальный пересмотр государственной политики”,— говорит о реформах в Северной Корее Джон Феффер, содиректор вашингтонского исследовательского центра Foreign Policy in Focus, предметом изучения которого является Корейский полуостров.

А реальность такова, что в середине 1990‑х годов, согласно данным южнокорейских разведслужб, голод в Северной Корее унес жизни нескольких миллионов человек.

Теперь же, согласно подсчетам Мировой программы продовольственной помощи, 6 млн жителей 25‑миллионной страны испытывают недостаток в еде.

Как это делается в Пхеньяне

Ранее обеспечение продуктами питания населения строго контролировалось руководством КНДР.

В случае острой нехватки продовольствия власти отправляли в терпящие бедствие регионы армию, она захватывала урожай у крестьян с тем, чтобы хотя бы немного накормить города.


ИМ И НЕ СНИЛОСЬ: Открытие аквапарка Munsu в Пхеньяне стало настолько значимым событием, что на него прибыла правительственная делегация
Им и не снилось: Открытие аквапарка Munsu в Пхеньяне стало настолько значимым событием, что на него прибыла правительственная делегация


Теперь же к подобным методам власти почти не прибегают.

К тому же меры от 28 июня 2012 года дали крестьянам право частично распоряжаться произведенной продукцией, а меры от 30 мая 2014 года зашли еще дальше — руководство отдельных предприятий и учреждений получило новые права относительно распоряжения прибылью, полученной ими.

В частности, им позволено на свое усмотрение повышать зарплату работникам.

Более того, предприятия КНДР теперь могут самостоятельно искать в Китае партнеров для торговых отношений и даже создавать с ними совместные предприятия.

Согласно решениям властей, ограничения с крестьян будут снимать постепенно: в частности, с 2015 года им позволят оставлять себе не 30 %, а уже 60 % собранного урожая и реализовывать его на рынках.

Эти меры, революционные для страны, которая в сравнении с соседней Южной Кореей казалась тоталитарным заповедником с экономикой изжившей себя версии советского образца, уже привели к тому, что работники некоторых предприятий теперь получают баснословные по местным меркам зарплаты — $50.

Для КНДР это сказочная сумма — жалование сотрудника госсектора составляет около 50 американских центов.


Стражницы режима: Женщины-солдаты совершают прогулку недалеко от северокорейского города Синыйджу
Взаимовыгодное сотрудничество: Северокорейские сотрудники работают на производстве южнокорейской компании в промышленном регионе Кэсон в КНДР


Феффер считает, что цель всех этих преобразований проста: необходимо обеспечить страну продуктами питания — ведь для функционирования режиму нужны люди.

А бесправные крестьяне, которые до последнего времени не имели права распоряжаться результатами своей деятельности, не были заинтересованы в высоких урожаях.

В то же время эксперты утверждают, что постоянное недоедание уже отразилось на здоровье нескольких поколений северных корейцев: их рост в среднем на 7–10 см ниже, чем у соседних южан.



Как правило, доступным меню среднестатистического жителя КНДР является полукилограммовый паек, состоящий в основном из кукурузы и ячменя.

Белый рис на столе свидетельствует о богатстве и считается чуть ли не деликатесом, а мясо жители страны чучхе едят лишь несколько раз в год.

По уровню ВВП на душу населения КНДР — одна из самых слабых экономик мира, занимающая 198‑е место в справочнике ЦРУ с показателем лишь $1.800 на душу населения.

Особо жестким для Кореи стал 2011 год, когда в Южной Хванхэдо — провинции, производящей треть урожая зерновых страны,— зима уничтожила 65 % ячменя, пшеницы и картофеля.

Последовавшие за этим летние бури погубили 80 % урожая кукурузы, и тогда часть населения снова оказалась на грани выживания.

Именно тогда правительство решилось на экономические послабления, способные хотя бы частично решить продуктовый кризис.

Теперь же специалисты пытаются найти в истории аналоги северокорейских реформ.

К примеру, тот факт, что с недавних пор трудовой сельскохозяйственный коллектив в Корее уменьшится до нескольких человек, позволяет аналитикам проводить параллели с китайской моделью, также использовавшей семейные подряды в результате реформ 1979 года.

Однако в Поднебесной экономические послабления никак не отразились на идеологическом курсе — он остался по‑прежнему жестким, подчеркивают эксперты.

Для граждан КНДР было бы хорошо, если бы эти преобразования привели к большей открытости, отмечает Джон Сиоршари, профессор Мичиганского университета, специализирующийся на Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Однако сейчас, когда все начинается, сложно сказать, какое будущее ждет страну. В прошлом ее лидеры были заняты тем, чтобы удержать власть и сохранить привилегии небольшой элитарной группы, управляющей страной, подчеркивает Сиоршари.

Северокорейское чудо

Несколько лет подряд ураганы, наводнения и жестокие зимы уничтожали огромные посевы сельскохозяйственных культур, зато в этом году КНДР повезло — урожай был неплохим.

Причины реформ в КНДР - осознание жестокой реальности - Джон Феффер, американский аналитик

В то же время власти готовы экспериментировать с рыночными механизмами, чтобы улучшить показатели урожая и добиться в этом вопросе стабильности, полагает Феффер.

Все же реформы в КНДР нельзя назвать далекоидущими, как в Китае в 1979 году, отмечает он.

Северная Корея лишь разбивает на более мелкие коллективные хозяйства и признает важность частных рынков, которые в наши дни дают доступ к пище большей части населения.

Также аналитик подчеркивает, что если руководство Китая в свое время осознанно приступило к реформированию экономики, то КНДР, по‑видимому, идет на эти меры крайне неохотно.

Также КНДР отличает от Китая 1979 года количество людей, занятых в сельском хозяйстве.

Если в Поднебесной эта часть составляла около 80 % населения, то в Северной Корее — около 30 %. Это значит, что сельскохозяйственные реформы не затронут все население.

В то же время Брайан Майерс, профессор международных отношений Университета Донгсео в Южной Корее, напоминает: ядром существования режима в КНДР является армия.


Стражницы режима: Женщины-солдаты совершают прогулку недалеко от северокорейского города Синыйджу
Стражницы режима: Женщины-солдаты совершают прогулку


Также он не верит, что в результате реформ в стране появится значительная зажиточная прослойка фермеров или предпринимателей.

“КНДР и далее будет угрожать миру, демонстрируя запуски спутников, испытания баллистических ракет и так далее,— полагает Майерс.— Иначе режим Ким Чен Ына прикажет долго жить”.

Аналитик объясняет, почему северокорейские власти не комментируют начало реформ — КНДР не собирается открываться миру.

Режим просто хочет подкормить перманентно испытывающее недоедание население.

Экспериментов же, ставящих под угрозу безопасность строя, власти не допустят. И на то, что страна будет наращивать товарооборот с Западом, надеяться не стоит.

К примеру, совсем недавно Ким Чен Ын запретил высокопоставленным чиновникам курить импортные сигареты, которые являются контрабандой.

По мнению северокорейского лидера, который сам потребляет отечественную табачную продукцию, это является крайне непатриотичным.

О том, что Северная Корея далека от того, чтобы открыться миру, свидетельствует и тот факт, что недавно ее власти пригрозили новым ядерным испытанием в ответ на намерение ООН провести расследование нарушений прав человека в этой стране.

Сегодня главным и практически единственным идеологическим союзником и торговым партнером КНДР является Китай, в то время как товарооборот с Южной Кореей из‑за обострения отношений в последние годы снизился.

Северяне поставляют в Поднебесную минералы, металлургическую продукцию, текстиль — в ответ получают все остальное, что в состоянии купить нищая страна.

Засилье Китая в КНДР специалисты называют не иначе как экономической колонизацией: подземные запасы минералов в КНДР оценены международными экспертами в триллионы долларов.

“Китай устал от КНДР, появляющейся с постоянно протянутой рукой,— раскрывает суть отношений двух стран Маркус Нуланд, аналитик американского Института мировой экономики Петерсона.— Если северокорейский режим продемонстрирует искренние попытки реформ, Поднебесная может обеспечить ему финансовую и техническую поддержку”.

Северокорейские власти идут на повышение функционирования экономики, но при этом не желают менять всю систему, подчеркивает аналитик.

Последнее может быть связано с напряженностью внутри самого режима и опасениями Ким Чен Ына утратить власть — об этом свидетельствуют недавние расстрелы и репрессии, в том числе родственников правителя.

Также Нуланд предполагает, что режим не совсем точно видит своих “избирателей”: то есть когда Ким Чен Ын говорит о том, что больше не будет затягивания поясов, он имеет в виду определенные круги, а не жителей страны в целом.

Учитывая авторитарный стиль руководства, отсутствие благоприятных условий для бизнеса и растущую зависимость экономики от добывающего сектора, Нуланд предполагает, что реформы в КНДР могут сделать ее похожей на современный Узбекистан, государство с частично реформированной экономикой, основанной на добыче ресурсов.

Распределение доходов будет и далее контролироваться правящей элитой, убежден эксперт.

Материал опубликован в №31 журнала Новое Время от 14 декабря 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: