21 января 2017, суббота

Глубинный расовый раскол и растущая бедность привели к беспорядкам в центре США

комментировать
Инцидент с убийством темнокожего мужчины в Фергюсоне продемонстрировал, что расизм в США далеко не побежден

Инцидент с убийством темнокожего мужчины в Фергюсоне продемонстрировал, что расизм в США далеко не побежден

В городах вроде Фергюсона разрушены институты, способные вытащить их из пропасти бедности и культурной убогости, в которую они погрузились за последние полвека

Массовые беспорядки, начавшиеся в США после убийства чернокожего подростка белым полицейским, вызвали в стране серьезные дебаты о межрасовых отношениях и неравенстве. В частности, выяснилось, что несмотря на все усилия властей, общественных деятелей и даже поп-культуры, разделение между белыми и афроамериканцами никуда не делось. Оно просто приняло новые формы, порождающие новые же проблемы.

Убийство

Чернокожий подросток Майкл Браун был убит шестью выстрелами из пистолета 10 августа в восточной части городка Фергюсон – пригорода Сент-Луиса, крупнейшего города штата Миссури.

По версии местного полицейского управления, белый сотрудник полиции Даррен Уилсон за рулем своей машины патрулировал улицы, когда увидел двух чернокожих парней, шагающих по проезжей части. Один спокойно отошел, второй набросился с кулаками на полицейского, ударил его несколько раз, пытаясь отобрать пистолет. Уилсон, однако, сам выхватил оружие, после чего нападавшие бросились бежать. Полицейский открыл по ним огонь, Браун остановился, развернулся и начал двигаться в сторону патрульного. Тот, опасаясь за свою жизнь, открыл огонь на поражение, смертельно ранив тинейджера.

Друг погибшего Дориан Джонсон, все это время находившийся рядом, рассказал, что дело было иначе: полицейский якобы сам напал на Брауна, а когда тот вырвался и побежал, начал стрелять по нему. Джонсон также рассказал, что его друг, услышав выстрелы, остановился, поднял руки вверх, демонстрируя готовность сдаться. Однако полицейский, по его словам, просто изрешетил безоружного Брауна из пистолета.

Свидетели, оказавшиеся неподалеку от места преступления, рассказывают разные версии событий, отчасти подтверждающие правоту обеих сторон. Ключевым сейчас является такой вопрос: пытался ли Браун, остановившись, снова направиться в сторону полицейского? Если да, то применение оружия может быть признано правомерным, если нет – то Уилсона могут посадить за неоправданное применение силы, повлекшее смерть человека. Кроме того, предстоит выяснить, что стало причиной их драки в самом начале. Почему они сцепились в рукопашной, в ходе которой, как утверждает полиция, Уилсон получил многочисленные ссадины и гематомы на лице?

Расследование ведет Марк Рубин – прокурор округа Сент-Луис, в состав которого входит город Фергюсон. И тут-то начинаются проблемы.



Расследование

Менее четверти афроамериканцев, опрошенных авторитетной исследовательской организации Pew Research, заявляют, что поверят результатам расследования, проведенного местными властями. В то же время более двух третей белых американцев заявляют, что у них нет никаких оснований не доверять следователям.

Гаррет Данкан, профессор изучения проблем чернокожего населения в Университете Сент-Луиса, пояснил тотальное недоверие афроамериканцев к следствию так: “Все руководители правоохранительных органов в Сент-Луисе – одна семья. И даже если расследование будет действительно честным и справедливым, людьми на улицах оно будет воспринято как лживое”.

По его словам, негритянское население не доверяет местным властям и по еще одной причине. Население Фергюсона – примерно 21 тысяча человек, из которых темнокожие составляют более двух третей. Однако, шесть из семи членов городского совета – белые, а из 53 муниципальных полицейских чернокожих лишь трое. Именно они по закону и должны расследовать убийство, совершенное их коллегой при задержании. Федеральные власти, по действующим в США законам, в такие дела не вмешиваются.

Именно уверенность в том, что повязанные между собой местные власти исказят результаты следствия, вывела на улицы тысячи демонстрантов, требующих проведения независимого расследования с привлечением специалистов со стороны. Как водится при бунтах в бедных городских районах, на улицах тут же появились бандиты и мародеры всех мастей, начавшие грабить магазины, жечь машины и заправки, стрелять из подворотен по полицейским. В город, где и так неспокойно, потянулась желающая приключений шпана из других населенных пунктов и даже штатов. Фергюсон захлестнула волна насилия.

Власти объявили комендантский час, однако это не помогло. Местная полиция, сроду не сталкивавшаяся с массовыми протестами, просто не знала, как сдержать толпу. На помощь были вызваны полицейские подразделения соседей, усиленные бронемашинами, снайперами и вертолетами. Полицейские переоблачились в камуфляж и каски, что вызвало волну еще большего недовольства: власти обвинили в том, что они устроили в городе войсковую операцию. Меры были оправданы: 20 августа мародеры обстреляли полицейских и даже попытались сбить полицейский вертолет. После недели столкновений в город были введены части Национальной гвардии, которые немного успокоили накаленную до предела ситуацию.

Президент США Барак Обама, отреагировал на беспорядки не только отправкой в Фергюсон гвардейцев, но и рядом телеобращений с призывом прекратить насилие. Кроме того, он отправил в город четыре десятка агентов ФБР, которые должны будут провести собственное расследование. Поскольку убийством подростка они заниматься не могут, Обама поручил им проверить, не были ли нарушены “гражданские права” убитого. Под этой формулировкой в США обычно имеют в виду следующее: не был ли он застрелен из-за своего цвета кожи, то есть не было ли убийство расово мотивированным.

За последние 30 лет некогда почти исключительно белый Фергюсон стал на две трети негритянским. Уровень жизни в нем упал, цены на недвижимоь снизились на 37%, выросла лишь преступность

Общественный конфликт

Привлечение к следствию федералов немного успокоило ситуацию, однако все американцы – от берега до берега – теперь ломают голову: как все это могло произойти? Расизм, казалось бы, окончательно побежден, но даже столь незначительный для США инцидент, как убийство одного человека, мгновенно разделяет людей на светло- и темнокожих, причем и те, и другие хватаются за оружие для отстаивания своей правоты.

Сент-Луис вообще и Фергюсон в частности в этом смысле стали прекрасным примером для изучения. В начале XX века Сент-Луис был динамично развивающимся городом с белым большинством. В те времена действовали жесткие законы, запрещающие темнокожим покупать дома в белых пригородах, поэтому небогатые афроамериканцы из провинции съезжались в городской центр, где селились в многоэтажных зданиях. Более зажиточные белые горожане селились в малоэтажных частных домах в тихих пригородах, откуда добирались на работу автомобилем. Город, фактически разделенный по принципу апартеида, быстро рос и развивался.

Ситуация резко изменилась после отмены расовых ограничений на переселение жителей. В благополучные районы из центра Сент-Луиса устремилась волна чернокожих переселенцев, ищущих лучшей жизни. С собой они несли культуру и порядки городских гетто, которая совсем не нравилась местным. Белые продавали и бросали свои дома и переселялись все дальше от центра – на запад и юг. В результате центр Сент-Луиса оставили даже чернокожие жители, переселившиеся в некогда белые окраины.

Фергюсон как раз и является одной из таких окраин. За последние 30 лет некогда почти исключительно белый город стал на две трети негритянским. Уровень жизни в нем существенно упал, цены на недвижимость с 2007 года снизились на 37%, выросла лишь преступность. При этом новые жители проявляют полное равнодушие к любой общественно-политической активности, включая выборы: именно поэтому до сих пор власть там, в основном, принадлежит сокращающемуся белому меньшинству, которое все еще ходит на участки для голосования.

Настоящим бичом Фергюсона стала безработица. Уехавшие оттуда белые жители увезли с собой и свои небольшие и средние бизнесы. Оставшимся крупным предприятиям округи требуются высококвалифицированные специалисты, которых среди вновь прибывших граждан почти нет. Среди негритянской молодежи города безработных, сидящих на различных видах социальной помощи от государства, более 50%. Кроме того, они, как правило, не очень-то и стремятся работать, находя для себя другие виды заработка. В частности, Браун, из-за убийства которого начался весь сыр-бор, всего за 20 минут до стычки с полицейским ограбил магазин.

Что еще более неприятно, у таких городов практически нет шансов на исправление ситуации. Белые увозят с собой не только свой бизнес. Оттуда бегут хороших учителя, превращая некогда приличные школы в инкубатор уличных банд, занимающихся продажей наркотиков. Что не менее важно, там исчезают общественные институты: объединения соседей, политические клубы и даже родительские собрания с церковными приходами. Часто все это подменяет все та же улично-бандитская культура, весьма популярная среди молодежи. Люди оказываются без образования, работы, нормального общения и малейшей перспективы улучшить ситуацию.

Профессор Тодд Сванстром из университета Миссури, один из крупнейших специалистов по градостроительству в США, полагает, что сведение проблемы к расовой сегрегации было бы неверным: “СМИ освещают этот конфликт через черно-белую линзу, что не совсем верно”. По его мнению, главным движущим фактором нынешних трений в Фергюсоне и подобных ему городах является не противостояние между темнокожими жителями и белыми властями, а бедность и отсутствие институтов, способных вытащить из нее целые городские общины.

Пока американское руководство не придумает, как мотивировать население бедных районов и пригородов на получение хорошего образования, подобные ситуации с расовым налетом будут повторяться, поскольку тот же Фергюсон – далеко не самый бедный город с преобладающим темнокожим населением. 

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: