12 декабря 2017, вторник

Глава Нацполиции Хатия Деканоидзе рассказала, как превратить ментов в полицейских

Глава Нацполиции Хатия Деканоидзе рассказала, как превратить ментов в полицейских
Глава Национальной полиции Украины в своем первом большом интервью на этой должности рассказывает, как она в течение всего одного года превратит украинских милиционеров в полицейских

4 июля этого года на Софийской площади Киева проходило масштабное мероприятие: новоиспеченные патрульные полицейские приносили присягу украинскому народу. Виновники торжества — министр МВД Арсен Аваков и его первый заместитель Эка Згуладзе — с удовольствием раздавали интервью прессе. Еще одна причастная к реформе — советник министра Хатия Деканоидзе — общаться со журналистами не захотела, а лишь отошла к своим воспитанникам, чтобы поговорить с ними без камер.

Через несколько месяцев Деканоидзе все‑таки попала в объективы украинских СМИ. 4 ноября 38‑летняя грузинка стала одной из самых влиятельных женщин в Украине — она возглавила Национальную полицию, призванную раз и навсегда уничтожить старую коррумпированную и криминальную милицейскую систему.

Те, кто знаком с резюме Деканоидзе, назвали бы ее карьеру нетривиальной и вряд ли возможной, не случись в Грузии революции роз. В 24 года она получила первый серьезный пост — возглавила администрацию госполитики и безопасности Грузии. За душой у нее было лишь яростное желание изменить Грузию, опыт работы в американской программе, разрабатывавшей концепцию реформирования нацбезопасности страны, и диплом международника. Спустя два года Деканоидзе стала ректором Полицейской академии и проработала на этом посту пять лет.

С корреспондентом НВ Хатия Деканоидзе встречается в своем новом большом кабинете в одном из корпусов украинского Министерства внутренних дел. Во время разговора то и дело звонит один из десятка больших стационарных телефонов. “Я их не беру, даже не знаю, зачем они нужны,— со смехом признается Деканоидзе.— Если кому‑то надо со мной поговорить, звонят на мобильный”.

Заметно, что ей нелегко говорить по-русски. Ее рабочие языки — родной грузинский и английский, поэтому Деканоидзе то и дело вставляет в свою речь английские словечки. А на вопрос, как она решилась пойти на одну из самых непростых должностей в Украине, отвечает даже с некоторым пафосом: мол, рада сделать что‑то важное для своей второй родины.

— Какой в итоге должна стать полиция Украины?

— Она должна стать реально нашей полицией. Ориентированной на обычных людей. Выполнять не карательные функции, а сервисные.

Предоставлять те услуги, которые каждый гражданин ждет от полицейского.

— Знаете, украинское общество до сих пор не верит, что такую огромную коррупционную махину, как милиция, можно поменять в лучшую сторону.

— Я бы не сказала, что в обществе есть недоверие. Мы этого не чувствуем.

Но я хочу напомнить, что 4 июля [когда в Киеве начала работу патрульная полиция] тоже никто не верил, что новые люди смогут заменить коррумпированную ГАИ. Но после первого же соцопроса в Киеве по поводу патрульной полиции мы увидели, что доверие к полицейским составляет 86 %.

Сейчас проходит аттестация бывших милиционеров, которые хотят работать в полиции. Часть членов аттестационных комиссий — представители общественных организаций, журналисты. Они проводят собеседования с кандидатами. В понедельник, 7 декабря, они начали работу. Эти люди сами захотели стать частью революционных изменений в полиции.

Этот процесс — построение новой полиции вместе с гражданским обществом — я вижу как национальную платформу революции в полиции.

Я еще раз говорю обществу: в нашем процессе от вас никаких секретов нет. У аттестационных комиссий есть полномочия определять: кто должен пройти повторную аттестацию, кого проверить на полиграфе, а кто вообще не имеет права работать в полиции. Также она [комиссия] может продвигать человека вверх по служебной лестнице. И, конечно, вниз, если увидит несоответствия.

 


ТЕПЕРЬ И В НИКОЛАЕВЕ: Хатия Деканоидзе приняла присягу новых патрульных полицейских в Николаеве 6 декабря
ТЕПЕРЬ И В НИКОЛАЕВЕ: Хатия Деканоидзе приняла присягу новых патрульных полицейских в Николаеве 6 декабря


— Как же непрофессиональные члены комиссий могут определить уровень профессионализма?

— Прежде чем попасть на собеседования, кандидаты [на должность в полиции] проходят два теста. Первый — это тест на интеллект, который меряет аналитические способности будущего полицейского.

Второй — на определение уровня профессиональных навыков. Для каждого направления работы он отличается. Отдельные тесты для следствия, оперативников, административных работников, юристов. Эти два теста — основные составляющие первого этапа аттестации. Результаты тестов попадают к членам комиссий.

Что касается психологических тестов, то каждый руководитель или человек, который претендует на руководящий пост, проходит израильские тесты MIDOT. Кроме этого, каждый руководитель со временем пройдет полиграф.

— А где в этой цепочке проверка на честность будущего полицейского?

— Психологические тесты MIDOT “меряют” благонадежность и честность человека, насколько он склонен к плохим, а насколько — к хорошим поступкам.

Кроме этого, мы создали раздел на сайте МВД, где каждый гражданин Украины может написать информацию о том или ином кандидате в Национальную полицию. Написать о любой известной ему истории с нашим правоохранителем [раздел называется Обратная связь с аттестационной комиссией. Киев и Киевская область].

И, самое главное, вся эта информация будет доступной для членов комиссий. Как я сказала, у них будут все результаты тестов кандидатов, выводы департамента внутренней безопасности. Мы даем комиссиям всю информацию, которая у нас есть.

Но наше самое главное оружие — это прозрачность и открытость. Я не хочу закрывать процесс и не буду этого делать. Потому что это общественный проект.

— Когда, по вашему мнению, уже будут видны первые результаты работы новой полиции?

— 1 марта завершатся 100 дней с начала работы над переаттестацией полиции. За это время моя задача — открыть рекрутинговый центр в Киеве и по одному в каждой области. Эти центры будут заниматься отбором и аттестацией. Обновить и перестроить департаменты внутренней безопасности для того, чтобы они стали мостом между аппаратом Национальной полиции и обществом.

Скоро мы заканчиваем Киев и область. Следующими будут Львов и область, потом Днепропетровск и так далее. Там такой же принцип: начальный этап работы должен быть завершен в течение 100 дней.

1 марта мы начнем социологические опросы о доверии Национальной полиции. Если опросы покажут негативный уровень доверия населения, значит, там не очень компетентный начальник. По результатам этих исследований будут приняты кадровые решения.

Самая главная оценка работы полиции — это доверие населения, других не бывает.

— На встрече в Европейской Бизнес Ассоциации вы говорили, что замерять уровень доверия вы будете не только среди населения, но и среди представителей бизнеса и самих полицейских. Почему?

— Бизнес — это те, кто создает материальные блага для общества и страны. Давить на бизнес я не позволю.

Что касается внутреннего опроса, то к этим людям никогда никто не прислушивался. Мы понимаем общие процессы и будем понимать внутренние.

— Уже проходит тендер на определение социологических компаний, которые будут проводить опросы?

— Я не вовлечена в этот процесс. Он пройдет через международную техническую помощь. Американцы, канадцы, европейцы — они выберут социологические компании. Мы непричастны.

Наши иностранные партнеры поддерживают весь аттестационный процесс. Они очень сильно вовлечены в него.

Они помогали создавать рекрутинговый центр, который мы открываем на этой неделе. То, что там будет проходить процесс аттестации,— это только внешняя сторона. Там создан огромный банк тестов, для каждого направления Национальной полиции.

Кроме этого, рекрутинговый центр будет делать новый набор. Для этого он укомплектован профессионалами.

Первый шаг в этом направлении мы сделаем уже в пятницу: объявим открытый конкурс на руководящие должности. Любого уровня — областей, городов, управлений.

 


ТРОЕ В ЛОДКЕ: Хатия Деканоидзе (на фото — слева) и Эка Згуладзе оказались в эпицентре реформ МВД, которое возглавляет Арсен Аваков. На фото они во время торжественной церемонии принятия присяги личным составом патрульной полиции столицы
ТРОЕ В ЛОДКЕ: Хатия Деканоидзе (на фото — слева) и Эка Згуладзе оказались в эпицентре реформ МВД, которое возглавляет Арсен Аваков. На фото они во время торжественной церемонии принятия присяги личным составом патрульной полиции столицы


— То есть руководителей будут набирать с улицы.

— Почему бы и нет? Нам нужна свежая кровь.

Когда мы все только начинали, нам говорили: да, будет много молодых, но у них не будет опыта. Но самое главное, что они честны.

Единственное, чего я боюсь и в жизни, и сейчас,— это скептицизма. Потому что если есть скептицизм, особенно у молодежи, это порождает недоверие. Я все понимаю. Требования к стандартам очень высоки. Но надо, чтобы мы хоть немножко шли по пути доверия.

— Доверие появится, когда полиция будет работать по‑новому. По вашим расчетам, когда она станет такой, какой должна быть?

— Я думаю, что для того, чтобы построить фундамент, а над ним крепость, где каждый, как пчела, был бы на своем месте и делал свое дело,— полугода или года не хватит. Вы это понимаете.

Ведь, кроме решения кадровых вопросов, нужно улучшать функционал. У нас уже почти готов законопроект о переходе на новую современную систему детективов. После Нового года я обращусь в парламент и правительство с этим проектом.

Объясню, в чем отличия. Сейчас у нас два направления: следствие и уголовный розыск, оперативные действия. Это немного совковая система. Я считаю, что их нужно объединить в детективные группы.

Я буду делать все, чтобы парламент и правительство нас поддержали.

— Чем будут отличаться детективы от просто полицейских?

— Детектив — это универсальный полицейский. Я думаю, мы должны стремиться создать универсального полицейского.

Кроме этого, мы будем полностью переделывать систему обучения участковых. Потому что участковые сейчас не выполняют своих функций.

А участковый должен стать основным звеном в полиции, человеком, который все знает. Общественным полицейским. Общается в школах, разговаривает с родителями, с патрульными.

— Он не выполняет свои функции, потому что у него зарплата маленькая.

— Зарплата, зарплата… Это основной вопрос. Он меня очень тревожит. Но я не уполномочена утверждать зарплату. Это прерогатива правительства и парламента, но я буду сражаться. Буду сражаться до конца, чтобы мы получили нормальные зарплаты.

Я надеюсь, что с Нового года, с нового бюджета у полицейских будут нормальные зарплаты. И рядовой полицейский будет получать не менее 6.000 грн. Это минимум.

— У милиции были и другие проблемы: плохие машины, плохие компьютеры.

— Над повышением уровня материально-технической базы мы активно работаем с донорами с целью создать такие фонды, которые нам будут помогать. Например, 12 декабря я уезжаю в США и Канаду. Мы будем договариваться с нашими партнерами на самом высшем уровне о предоставлении технической помощи.

Я встречалась с вице-президентом США господином Байденом во время его визита в Украину. Мы обсуждали вопросы, в которых американские партнеры поддерживают наше движение вперед.

— В Грузии на 80 % обновилась полиция после реформы, не произошло ли всплеска преступлений из‑за прихода новых людей?

— Это патрульная полиция настолько обновилась. А в криминальной полиции остались люди, которые перестроились на новую систему. Да, мы многих выгнали. Но сразу уволить всех было бы неправильно. Несмотря на то что на нас давили, мы хотели быстро двигаться вперед, мы все равно должны были поддерживать общественный порядок.

Мы перестраивали систему обучения, перестраивали законодательные нормы.

То же самое и здесь, в опорных структурах. Если мы сейчас 90 % поменяем, то не сможем поддерживать общественный порядок. Мы будем менять все постепенно. Всех тех, кто замечен в коррупции, неприемлемых схемах.

— Таких людей в милиции очень много. Дело в том, что там нельзя было работать, не вовлекаясь в коррупцию.

— Один наш коллега сказал, что в милиции было плохим тоном, если вы не требуете деньги и не занимаетесь коррупцией. Все считали вас неполноценным человеком.

Будут перестраиваться. Чтобы это произошло, мы внедряем новые системы внутренней безопасности, новые стандарты, новые зарплаты.

Но самое главное, они будут смотреть на руководителей. Если руководители — абсолютно честные люди, которые ориентированы на работу, поверьте мне, участковый, который сейчас берет 200 грн и 130 грн отдает руководителю ступенькой выше, не будет этого делать. И если мы начнем улучшать материально-техническую базу, то у нас и бытовой коррупции тоже не будет.

 

 

Материал опубликован в НВ №46 от 11 декабря 2015 года

НВ

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: