10 декабря 2016, суббота

Где украдено, там украдено. Кто вернет сгоревшие депозиты, НВ рассказали в Фонде гарантирования вкладов

За последние полтора года в результате чистки банковской системы банкиры переложили на плечи государства обязательства на сумму порядка 117 млрд грн
Фото: Александр Медведев

За последние полтора года в результате чистки банковской системы банкиры переложили на плечи государства обязательства на сумму порядка 117 млрд грн

Как собственники банков-банкротов вывели из них миллиарды и кто заплатит за этот праздник жизни, рассказывает замглавы Фонда гарантирования вкладов физлиц

В своем недавнем расследовании НВ выяснило, что за последние полтора года в результате чистки банковской системы банкиры переложили на плечи государства обязательства на сумму порядка 117 млрд грн. Это в три раза больше бюджета Министерства обороны. При этом никто из собственников банков не понес наказания. Страна не увидела ни одного громкого процесса над банкротами. Многие из них продолжают владеть активами на сотни миллиардов долларов. Тогда как выплачивать долги банкиров-неудачников предстоит налогоплательщикам.

Непосредственно выплатами компенсаций по сгоревшим вкладам занимается Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ). Ему предстоит выполнить работу, с которой он еще ни разу с момента его основания не сталкивался – реализовать активы на десятки миллиардов долларов и вернуть средства вкладчикам.

Как это происходит, НВ рассказал заместитель директора-распорядителя Фонда Андрей Оленчик.


Андрей Оленчик: Никто не был готов к таким ранее не известными науке многомиллиардными явлениями, как "схлопывание" активов и обязательств или "дробление вкладов" Фото: Наталья Кравчук
Андрей Оленчик: Никто не был готов к таким ранее не известными науке многомиллиардными явлениями, как "схлопывание" активов и обязательств или "дробление вкладов" Фото: Наталья Кравчук


— Чем вы объясняете то, что за последний год обанкротилось так много банков? Зачем было проводить такую большую чистку?

— В идеале чистка должна была пройти постепенно, эволюционно, на протяжении последних 10-12 лет. Во многих банках накапливались проблемы, которые проявились в момент кризиса 2008-2009 годов. Но тогда было выведено с рынка всего порядка 15 банков. А дальше институционные дисбалансы только усугублялись. Структурной реформы, реальной перезагрузки банковской системы не было. Видимо, не хватало политической воли.

— Что было не так в системе?

— До последнего времени никто не мог спрогнозировать, что ситуация будет развиваться именно таким образом. В 2012 году сразу после того, как Фонд получил новый мандат по выведению неплатежеспособных банков с рынка, нам передали только два банка. В 2013 году ни одного. А в 2014-2015 годах – 54.

Многое из того, что сейчас происходит, законодатели в 2012 году просто не могли предусмотреть – ни Революцию достоинства и войну, ни глубину экономического кризиса, ни градус социального напряжения, в том числе и в среде миллионов вкладчиков. Нельзя было спрогнозировать, что нам придется осуществлять выплаты в такие сжатые сроки, почти миллиону людей на сумму свыше 56 млрд грн. Нельзя было представить и то, что сумма имущественных претензий (и это еще нет данных по последним банкам) к собственникам составит 87 млрд грн., из них 37 млрд – за доведение банка до неплатежеспособности. Сложно было учесть в нашей операционной модели и то, что мы столкнемся с такими ранее не известными науке многомиллиардными явлениями, как "схлопывание" активов и обязательств или же "дробление вкладов". Это огромные правовые, институциональные и моральные вызовы.

Так или иначе, денег для выплат вкладчикам хватит при любом развитии ситуации 

Сколько активов обанкротившихся банков уже передано фонду?

— На бумаге нам уже передали активы на сумму свыше 320 млрд грн. Теперь нужно разобраться, сколько же они на самом деле стоят. Вот тут и начинается самое грустное. Во-первых, в портфеле многих банков есть активы, которые находятся в зоне АТО и Крыму. У каждого банка, конечно же, удельный вес такого рода активов разный. Диапазон колебания от 20 до 80%. Кроме того, из-за непростой экономической и социальной ситуации качество активов в общем по Украине также снижается. Это касается и качества кредитного портфеля, и рынка коммерческой недвижимости, и спроса на специализированное банковское оборудование. И наконец, нужно прямо сказать, что многие собственники еще до введения временной администрации массово выводили "живые" активы, как только понимали, что у банка есть проблемы.

— Как бы вы оценили качество передаваемых вам активов?

— По большинству банков мы уже имеем предельно ясную картину. Где-то ситуация лучше, где-то хуже. В среднем же их рыночная стоимость от балансовой стоимости составляет 21%. Например, в Ситикоммерцбанке – около нуля. В ВБР или Форуме немногим больше 50%. Но в целом ситуация довольно плачевная.

— Почему так получилось?

— Нужно понимать, что реализовать в сегодняшних условиях активы очень сложноведь мы не можем себе позволить делать это за бесценок. Иначе реально кредиторам при такой ликвидационной массе ничего не светит. Но рынок по большому перечню ключевых активов достаточно вялый и холодный или же наоборот спекулятивный. Ждать годами, пока ситуация изменится, нам не позволяет закон. Такова объективная экономика вопроса. Ну а там, где украдено, там украдено. И это уже ничего общего с экономикой не имеет. Есть много случаев, когда обязательства закрывались в обход очередности, залоги заменялись, активы переуступались или просто выводились – это, конечно, воровство со стороны собственников и менеджеров банков. Наше дело найти и документально аргументировать, но дальше все зависит от эффективности правоохранительных органов и судебной системы.
— И что с этим делать?

— Во-первых, стараться максимально эффективно, прозрачно и дорого, и, желательно, максимально быстро продать то, что все-таки до нас доходит на балансах неплатежеспособных банков, потому что качество активов со временем не улучшается. Второе – пытаться через все механизмы, которые определены законом, возвращать хотя бы часть потерь, гасить эти убытки за счет связанных лиц, в первую очередь мажоритарных собственников. Ибо безнаказанность порождает вседозволенность, а та в свою очередь – родная сестра беспределу. Если мы говорим про зону АТО и Крым – там активы, возможно, и не украдены, но объективно они в большинстве своем на неопределенный срок утрачены. Утрачены и возможные денежные поступления от их продажи. В любом случае мы обязаны сделать все возможное и немного больше для защиты прав кредиторов.

— Сейчас в Украине война, кризис. Время этим заниматься?

— Я думаю, что альтернативы этому просто не существует. Без наведения элементарного порядка в банковской системе, о здоровой экономике не может быть и речи. Очищение банковского рынка – это объективный процесс. И провести его необходимо, каким бы болезненным он ни был.

Мы ожидаем, что до конца 2015 года, этот этап будет завершен. После этого мы сконцентрируемся на ликвидационной стадии выведения с рынка неплатежеспособных банков, которые к тому времени окажутся у нас в портфеле. А Нацбанк в свою очередь получит возможность приступить к следующему этапу реформы. Эта логика определена Комплексной программой реформирования финансового сектора до 2020 года, которая в мае была одобрена Национальным советом реформ.

— Что произойдет, если у вас будет недостаточно средств для выплат вкладчикам?

—- Мы будем делать то, что делается во всем мире в такого рода ситуациях – мы тут не оригинальны. Все предусмотрено международными принципами эффективного страхования депозитов, утвержденными Международной ассоциации страховщиков депозитов и Базельским комитетом. Если у страховщика депозитов, в силу независящих от него обстоятельств, недостаточно аккумулированных собственных финансовых ресурсов, то он прибегает к заимствованиям со стороны центрального банка и Минфина.

Согласно нашему закону соотношение финансовых ресурсов к вкладам физических лиц, которые подпадают под гарантию, составляет 2,5%. В Евросоюзе и Северной Америке – это 1-1,5%. Когда речь идет о среднестатистической ситуации на рынке, то при обычных условиях этих средств абсолютно достаточно для того, чтобы проводить процедуру выведения с рынка и обеспечивать соответствующие выплаты. Большим держать это соотношение смысла нет, ведь эти деньги в виде сборов вынимаются из оборота банков. Но в таких случаях, как сейчас, груз ответственности несет не только ФГВФЛ, но и вся национальная система финансовой безопасности, куда также входят НБУ и Минфин. У нас есть возможность занять у них средства, а потом возвращать государству за счет регулярных сборов на протяжении 15 лет. Так или иначе, денег для выплат вкладчикам хватит при любом развитии ситуации. Государство ни при каких условиях не допустит невыполнения взятых на себя по закону обязательств по гарантированию сбережений граждан.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: