21 февраля 2017, вторник

Как в небольшом украинском городке началась нефтяная лихорадка

комментировать
Легкие деньги: Каждый, кто покупал гектар земли в Бориславе в 1880 годы, мог разбогатеть на добычи нефти. В те времена в городе действовали 1700 скважин
Фото: Бориславський історико-краєзнавчий музей

Легкие деньги: Каждый, кто покупал гектар земли в Бориславе в 1880 годы, мог разбогатеть на добычи нефти. В те времена в городе действовали 1700 скважин

160 лет назад в галицком Бориславе началась первая нефтяная лихорадка. В 1930 годах там добывали 5% всей мировой нефти

Небольшому городку Бориславу, расположенному во Львовской области, суждено было стать сначала австрийским, а потом польским нефтяным Клондайком.

В 1853 году львовские аптекари дистиллировали из пленки, покрывающей воду в бориславских колодцах, маслянистую жидкость — нефть, которую стали использовать как горючее для ламп.

Через год огромную долину за городом изрешетили колодцы — из них предприимчивые жители города метлами собирали черное золото с поверхности воды. С появлением технологий бурения здесь выросли леса нефтяных вышек, а в 1903 году в Бориславе было открыто большое глубинное месторождение.

В поисках работы в Борислав съезжались со всей Австро-Венгерской империи, в состав которой тогда входила Галичина.

К концу ХІХ века население города составляло 20 тыс. человек, в 1939‑м, перед началом Второй мировой,— уже 45 тыс. Близлежащие села вошли в состав Борислава, и он стал третьим по территории городом Польши после Варшавы и Лодзи в период между двумя войнами.

Однако сам городок представлял жуткое зрелище: грязные одноэтажные дома нефтяников, немощеные улицы, деревянные тротуары на сваях поверх труб, по которым нефть поступала на местный вокзал. Открытки зазывали туристов в Борислав видами апокалиптических пожаров, которые часто вспыхивали из‑за взрывов подземного метана.

Совсем иначе выглядели Дрогобыч и курортный Трускавец, находящиеся вблизи Борислава. Все, кому удалось разбогатеть на нефти, строили там роскошные виллы. В Трускавце, к примеру, их было 280 — большинство в модных тогда стилях баухаус и ар-деко. Отдыхающие играли в большой теннис, занимались конным спортом и плавали в огромном искусственном озере, на пляжи которого завозили белый песок с Балтийского моря. По улицам Дрогобыча и Трускавца разъезжали самые лучшие на то время автомобили — паккарды, даймлеры, бугатти.

В 1930‑х годах месторождение в Бориславе давало 70 % всей польской нефтедобычи и 5 % — мировой. Однако региону сложно было устоять перед американскими и центральноазиатскими конкурентами. К тому же две мировые войны мало поспособствовали нефтяному промыслу Галичины.

Да будет свет
В Бориславе долгое время шутили, что на нефть никто бы не обратил внимания, если бы местные корчмари не задались целью получить из нее водку. Поскольку у них самих ничего не выходило, они обратились к профессионалам известной в середине ХІХ века львовской аптеки Под золотой звездой. Фармацевт Игнаци Лукасевич рассказывал о том, как в 1852 году к нему пришел бориславский купец Абрахам Шрайнер “с красной, как кровь, жидкостью”. “Купи, пан, земляного масла,— обратился он к Лукасевичу.— У нас в Бориславе в колодцах плавает такое”.

Лукасевич присмотрелся к товару и попросил привезти ему несколько ведер жидкости. Вместе со своим коллегой Яном Зегом они нагрели ее до 250°С. Дистиллировав таким образом нефть, аптекари пропустили ее через ряд кислотно-щелочных реакций и получили горючее, которое почти не давало копоти. Фармацевты вместе с хозяином аптеки Петром Миколашем сложились по 800 гульденов — за такую сумму в Австро-Венгрии в то время можно было купить 6 га пахотной земли — и начали производство очищенной нефти для заправки ламп.

Новый товар плохо продавался. Нужна была реклама. Предприимчивый Миколаш договорился с дирекцией общественной больницы, чтобы там при свете новых ламп провели какую‑нибудь неотложную ночную операцию. Так все и произошло. 31 июля 1853 года медики в сумерках успешно прооперировали аппендицит одному из пациентов, и помогла в этом новая нефтяная лампа. Об операции написали все газеты Галичины, и в аптеку хлынули покупатели.

Но через несколько месяцев пути изобретателей разошлись. Зег сразу бросился в Вену за получением эксклюзивных прав на свои дальнейшие разработки, заплатив за это 40 флоринов — меньше гульдена. Бизнес процветал, пока в феврале 1858 года в его магазине не случился пожар, в котором погибли жена Зега и ее сестра.

Предприниматель прекратил производство нефтепродуктов и занялся добычей озокерита, так называемого природного воска, который образуется в результате испарению нефти. Его было в избытке в окрестностях Борислава.

Лукасевич же, расставшись с партнерами, уехал в маленький городок Горлице (сейчас он находится в Жешувском воеводстве на юго-востоке Польши). Недалеко от него, в селе Бубрка, в 1854 году он открыл первую в мире шахту для добычи нефти. В том же году Горлице стал мировой сенсацией — его улицы освещали нефтяными лампами Лукасевича.

Новый житель городка сразу прослыл альтруистом. Он никогда не хранил в секрете свои разработки — наоборот, способствовал созданию новых нефтедобывающих фирм и не гнался за прибылью.

Когда в 1859 году власти империи объявили конкурс на закупку нефти для освещения железнодорожных станций, никто из продавцов не запросил меньше 32 центов за центнер (тогда — около 50 кг). Лукасевич продал свою нефть по 28 центов. Заработанные деньги он потратил на благоустройство рабочих и борьбу с алкоголизмом. В народе сразу же появилась поговорка о том, что дороги в окрестности Горлице вымощены гульденами Лукасевича.

Между титанами
Галицкие нефтепродукты только начали выходить на европейский рынок, как у Лукасевича появился мощный конкурент. В августе 1859 года в американском штате Пенсильвания в окрестностях городка Тайтусвилл кондуктор с железной дороги бросил работу и решил попытать счастья в новом бизнесе.

Он пробурил первую в США нефтяную скважину, дав старт настоящей лихорадке. Через три года в регионе добывали около 3 млн т нефти, а ее цена упала с $10 до $0,1 за баррель (159 л). Американская нефть хлынула на европейский рынок. Лукасевичу снова пришлось снижать цену на свою продукцию. Спасал лишь собственный завод в селе Хоркувка, который перерабатывал ежемесячно рекордные для того времени 100 т сырой нефти. Большинство собственников скважин во всей Галичине — к концу 1850‑х их было 160 — продавали нефть только Лукасевичу.

По сценарию поляка сыграл и его заокеанский конкурент — американец Джон Рокфеллер. Он не стал вкладывать деньги в скважины, а когда в Пенсильвании выросли леса буровых вышек, и нефть начала стоить дешевле воды, он открыл нефтеперерабатывающий завод в Кливленде и фабрику по производству бочек.

В 1870 году американец основал свою нефтяную империю, создав компанию Standard Oil. Сейчас ее наследник — концерн ExxonMobil — является одним из лидеров по добыче, переработке и транспортировке нефти в мире.

Лукасевич умер в январе 1882 года. В это время Рокфеллер готовил нефтяную атаку на Европу. Он приступил к строительству целого флота танкеров и по одному скупал предприятия по переработке нефти в Старом Свете. Американцу попробовали противостоять шведы — трое братьев Нобель.

Имея кредитную поддержку от барона Альфонса Ротшильда, они втроем начали промысел нефти на территории Российской империи — в Баку. Рокфеллер объявил Нобелям войну и максимально снизил цены на свою продукцию. Вскоре шведы продали ему 2 / 3 своей компании. Нобели продолжили добывать нефть для России, но наиболее известным из них стал Альфред, который изобрел динамит и основал всемирно известную премию своего имени.

Канадское чудо
Пока нефтяные гиганты воевали между собой, галицкие источники черного золота иссякали. В 1882 году в Австро-Венгрию судьба занесла молодого канадского инженера Уильяма Мак-Гарви.

На родине он преуспел в технологии глубокого бурения так называемым ударно-штанговым методом. Скважина образовывалась путем вбивания в землю цилиндрических штанг с помощью тяжелого металлического приспособления. Если шахты Лукасевича были глубиной 130–150 м, то в Канаде научились проникать в недра земли на 1000 м.

Британский инженер Джон Бергхайм уговорил Мак-Гарви начать бизнес в Европе. После неудачных попыток использовать свои методы в немецком Ганновере канадец отправился в Галичину. Там он открыл месторождения нефти в Слободе Рунгурской возле города Коломыи. Местные инженеры подсмотрели, в чем состоит хитрость заокеанского коллеги, и подобные нефтяные вышки выросли и в других регионах. Больше всего — в Бориславе.

Блеск: Нефтяные деньги из Борислава уходили в соседний курортный Трускавец. На фото: отдыхающие на трускавецком озере, 1920 годы

archive_05.jpg88.jpg6777

Фото: Narodowe Archiwum Cyfrowe

В Австро-Венгрии Мак-Гарви ждал успех. Он добился небывалой на то время скорости бурения — 25 м в сутки. Его компания Galician-Karpathian Petroleum пробурила 370 скважин, на которых работали свыше 1.000 нефтяников. Самая мощная скважина Oil-city в Бориславе, принадлежавшая компании Мак-Гарви, в первые недели после открытия в 1908 году давала 2,5 тыс. т в сутки.

Мак-Гарви разбогател настолько, что не сразу смог подыскать жениха для своей младшей дочери Мей. Даже когда речь зашла о браке с сыном графа Фердинанда фон Цеппелина, Мак-Гарви сомневался,— достойной ли партией будет какой‑то аристократ для нефтяной принцессы.

Но в итоге он дал свое согласие, и на роскошную свадьбу в Вене в 1895 году съехались сливки европейского общества. А Мак-Гарви подарил молодоженам замок стоимостью $70 тыс. — это более $1 млн в переводе на современные деньги.

Цеппелины станут известны спустя пять лет, когда в 1890‑м подымут в воздух свой первый дирижабль.

Первая мировая война разрушила компанию и жизнь Мак-Гарви. Канада как часть Британской империи объявила войну Германии в первые же ее дни. Власти Австро-Венгрии, союзницы немцев, принудительно переселили граждан враждебных государств, находящихся на ее территории, в лагеря для интернированных.

Несмотря на то что Мак-Гарви за свои достижения имел награды от австрийского императора, он тоже оказался за колючей проволокой. Русские войска, заняв Галичину, разрушили почти все его буровые вышки и взорвали нефтеперерабатывающий завод возле Гурлице. Мак-Гарви умер в лагере в день своего рождения 20 ноября 1914 года в возрасте 73 лет.

Когда гитлеровская Германия и СССР в сентябре 1939‑го делили восточнопольские, они же западноукраинские, земли, в Борислав на несколько недель вошли немцы. Однако лидер СССР Иосиф Сталин настоял, чтобы город отошел к Советской Украине, хотя и обязался поставлять Германии 300 тыс. т нефти ежегодно — как раз столько этого сырья и добывалось в регионе.
Сейчас в Бориславе действует около 500 скважин, только на смену вышкам пришли автоматические насосы. С их помощью и добываются те 4 % всей украинской нефти.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: