23 февраля 2017, четверг

Филарет: Легализацию однополых браков наш народ никогда не поддержит

Весна Патриарха: Благодаря поддержке Евромайдана УПЦ КП привлекла немало новых сторонников
Фото: Наталья Кравчук

Весна Патриарха: Благодаря поддержке Евромайдана УПЦ КП привлекла немало новых сторонников

Филарет, глава Украинской православной церкви Киевского патриархата, рассуждает о лжи Виктора Януковича, зле Владимира Путина и объединении с Московским патриархатом

Киевская патриархия во времена Евромайдана открыто поддержала протестующих. Именно в Михайловском соборе в ноябре прошлого года укрылись студенты, которые спасались от избивавших их беркутовцев. Колокольня собора по ночам предупреждала активистов о приближении силовиков, а позже тут открылся госпиталь и один из штабов — люди ночевали прямо в церкви, сюда же приносили раненых и убитых.

Время по‑прежнему неспокойное — Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) собирает деньги для помощи армии. Хотя глава церкви Филарет подчеркивает, что настоящая церковь не может быть связана с оружием, и потому собранные средства идут на технику, еду и медикаменты.

85‑летний Филарет, с 1995 года возглавляющий Киевский патриархат, встречается с НВ в своей резиденции. Эта небольшая трехэтажная постройка советских времен находится на улице Пушкинской в Киеве. Скромные, давно не видевшие ремонта коридоры ведут в помпезный зал для приемов. Высокие потолки, расписанные стены и длинный стол — именно тут собирается Синод УПЦ КП. Филарет выделяет для интервью почти два часа, хотя заметно, что в его возрасте беседовать так долго непросто.

— Во время Евромайдана УПЦ КП перешла в открытую оппозицию к власти, хотя до этого вы ее поддерживали. Почему?

— Предыдущая власть разрушала страну постепенно. Вы и сами знаете: армию развалили, Служба безопасности начала работать против Украины, милиция предала интересы народа. Но при этом мы готовились к ассоциации с ЕС, и это все перевешивало. Мы сотрудничали вынужденно.

Евромайдан начался именно из‑за лжи Януковича. Церковь, как и все, не ожидала, что он в последний момент откажется от ассоциации. Вспомните, весь 2013 год прошел под лозунгом сближения с Европой. Мы даже 1025‑летие Крещения Руси праздновали под знаком того, что Украина исторически европейское государство. Приняв крещение, мы стали государством христианской Европы. А дочери Ярослава Мудрого вообще были замужем за норвежским, венгерским и французским королями.

— Вы пытались убедить Виктора Януковича в необходимости сближения с ЕС?

— Приватного разговора у нас не было. Но мы общались на круглом столе при участии бывших президентов Украины. Я тогда ему сказал: народ возмущен тем, что его обманули, и договор нужно подписать — это желание людей.

— Как быть с постулатом, что любая власть от Бога, тем не менее УПЦ КП в какой‑то момент даже перестала молиться за власть?

— Так и есть. Апостол Павел говорит, что любая, даже злая власть — от Бога. Только в этом случае она не по воле его, а по попущению. Назначение власти — защищать добро и наказывать зло. А если происходит наоборот — это уже злая власть. Мы молились за Януковича, пока это было возможно. Но когда начали стрелять в невинных людей, прекратили.

— А кто определяет, где заканчивается добрая власть и начинается злая?

— Человеческая совесть и церковь, которая обладает властью отпускать грехи или не отпускать.

— Вы считаете, Русская православная церковь (РПЦ) сейчас должна прекратить молиться за Владимира Путина? Вы говорили на эту тему с патриархом Кириллом?

— Нет, мы не говорим и не поддерживаем отношения. Российская церковь должна определиться, на чьей она стороне: правды или неправды. Сейчас мы с вами видим последнее.

— Но ведь для многих россиян РПЦ и является правдой, а они открыто поддерживают аннексию Крыма и события на востоке Украины.

— Это не имеет значения. Гитлера в Германии или разрушение храмов в Советском Союзе народ тоже поддерживал. Голос народа — это голос Божий, но власть может сильно влиять на общественное мнение. Многие люди в России сегодня обмануты.

— Как с этим бороться?

— Разными средствами. Можно выступать [против], не выполнять преступные приказы и молиться.

— Киевский патриархат обвиняют в симпатиях к праворадикальным силам. Вы, например, наградили орденом лидера партии Свобода Олега Тягныбока. Почему?

— Нужно различать фашизм и патриотизм. Я, например, родом из Донецкой области. И если я защищаю свою землю, я что, сразу фашист? Да, на Майдане были и радикальные силы — общество ведь неоднородное. Тягныбок защищал страну, поэтому я его и наградил. Если представят к награде Олега Ляшко, награжу и его.

— Что происходит с вашими приходами в Крыму, Донецкой и Луганской областях?

— В Крыму закрылось несколько храмов. А для нашего главного храма в Симферополе аренду подняли в 600 тыс. раз — если раньше мы платили за здание 1 грн, то теперь — 600 тыс. грн. В Луганской области мы не можем проводить службы, но в Донецкой, за исключением нескольких храмов, службы ведутся.

Сейчас общая позиция всех религий и конфессий в Украине — молиться за мир и согласие, а также материально помогать армии. У одних церквей более активная позиция по этому вопросу, у других — менее, но в целом все с этим согласны. Сейчас мы поддерживаем армию — собираем средства и перечисляем их на счет Министерства обороны, закупаем технику, продукты питания и передаем в воинские части. Кроме того, мы проводим богослужения в частях, молимся с военными и поддерживаем их дух.

— Считаете ли вы, что в связи с последними событиями больше людей обратились к церкви?

— После событий в Михайловском монастыре писали, что церковь Киевского патриархата — это правдивая церковь, которая открыла двери для гонимых. Когда люди боялись обращаться в больницы, потому что там их арестовывали, мы открыли в монастыре хирургическое отделение.

СБУ требовала от нас пустить в монастырь Беркут, но мы отказались, хотя в то время Янукович еще был при власти, и победа Майдана была далеко не очевидна. Люди все видят, так что обратившихся к нам стало больше.

Важно, что духовенство и епископы остались верными Киевскому патриархату, никто не перешел в Московский. А наша паства даже выросла — последний опрос Центра им. Разумкова [за апрель 2014 года] показывает, что сегодня в Украине УПЦ КП поддерживают 32 % прихожан, а УПЦ МП — 25 %.

— Сегодня православную церковь часто критикуют за архаичность и нескромность в убранстве храмов и образе жизни священников. Как вы к этому относитесь?

— Церковь — носитель божественной истины, и эта истина не требует реформы. Но что касается любви к деньгам, то церковь борется с ней с I века. Богатство само по себе не является злом. Если вы ставите свое богатство в добро и помогаете людям, оно во благо. Но если используете только для своих наслаждений — это грех.

Что же до богатства церкви, то в тот момент, когда было нужно помочь стране, церковь помогла. Киевская патриархия передала более 2 млн грн армии, не считая приобретения медикаментов и техники. В этом и заключен смысл богатства церкви.


Чем богаты: Филарет убежден, что богатство не является злом, если служит многим / Наталья Кравчук
Чем богаты: Филарет убежден, что богатство не является злом, если служит многим / Наталья Кравчук


— Вы убежденный сторонник евроинтеграции, а как вы оцениваете этическую сторону вопроса ассоциации с ЕС?

— Как представители Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций, мы дважды были в Брюсселе и общались на эту тему. Так вот, в Европе нас заверили, что моральные законы в Украине будут зависеть только от решения народа. Легализацию однополых браков, к примеру, наш народ никогда не поддержит.

— Как складываются ваши отношения с новыми властями?

— Я общался с Петром Порошенко и до выборов — он дважды был у меня во Владимирском соборе, мы вместе молились в Софийском соборе, я был на его инаугурации. Надеюсь, у нас сложатся нормальные отношения. Мы не просим для себя особого статуса, но хотим, чтобы церковь была свободной, а отношения с властями — партнерскими.

На самом деле все президенты в итоге находили с нами общий язык, хотя вначале Кучма и Янукович, к примеру, относились к Киевской патриархии отрицательно. При Януковиче духовенство вынуждали перейти в Московский патриархат, и мы обращались за поддержкой к гражданскому обществу и украинцам в других странах. В итоге Янукович поменял свою точку зрения, он понял, что идти против Киевского патриархата — это идти против своих избирателей.

— Как сейчас выглядит диалог с УПЦ МП и насколько возможно объединение церквей?

— В прошлом году мы обратились к руководству УПЦ МП с предложением начать диалог по созданию единой церкви. Но глава МП Владимир болен, а с местоблюстителем Онуфрием у нас очень разные взгляды — он не сторонник евроинтеграции.

УПЦ МП зависит от Москвы, поэтому сейчас очень сдержанна в высказываниях — не называет вмешательство России в дела Украины агрессией, хотя и желает мира и согласия в обществе. Мы тоже за мир, но справедливый, ведь мир может быть и в неволе. Мы лучше будем бороться за демократию, права человека и свободу вероисповедания.

— Как именно может произойти объединение церквей? Должна ли это быть автокефалия под управлением патриарха или митрополита?

— Мы хотим создать в Украине единую поместную церковь. Но сначала МП должна отделиться от Москвы. Когда Московский патриархат станет независимой церковью, его невозможно будет использовать против украинского государства. Сейчас значительная часть Московского епископата желает объединения, но они живут под страхом наказания со стороны РПЦ.

Это должна быть Украинская автокефальная церковь под управлением патриарха. Мы больше многих православных церквей, и если Болгарская, Румынская и Грузинская церкви имеют патриархов, почему у нас должен быть митрополит? В Украине 30 млн прихожан, для сравнения: все греческие церкви суммарно имеют 12 млн, Румынская –14 млн, Болгарская — 6 млн прихожан.

Если это произойдет, мы будем второй по величине православной церковью после русской. Но Московский патриархат не хочет автокефалии — это стало бы авторитетным признанием суверенитета Украины, в том числе и религиозного.

— Если бы для создания единой церкви нужно было бы избрать патриарха, вы согласились бы уступить это место?

— Нет, я не уйду с поста главы церкви, пока Господь меня не позовет. Не потому, что я амбициозный, а потому, что знаю: если не будет твердого управленца, Москва эту церковь разрушит.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: