30 марта 2017, четверг

Федерализация Сирии. Курды объявили автономию, Турция готовится к войне

Курды из Турции наблюдают за боями в приграничном городе Кобани в Сирии

Курды из Турции наблюдают за боями в приграничном городе Кобани в Сирии

Решение курдов разозлило Анкару и Дамаск, но благосклонно воспринято Вашингтоном и Москвой

Важно: по этой ссылке – карта Сирии с текущим положением дел на фронтах. Она может существенно облегчить понимание ситуации, если вы не знакомы с ней во всех деталях.

Курды, составляющие около 15 процентов населения Сирии, до начала войны в этой стране подвергались гонениям со стороны режима. Повсеместно проводилась арабизация, им отказывали в собственной идентичности и даже в получении паспортов: тех, кто продолжал считать себя курдом, власти считали «иностранцем», который не имеет права считаться сирийским гражданином.

С началом восстания, переросшего в войну, курды, преимущественно расселенные на севере Сирии вдоль турецкой границы, заняли в целом нейтральную позицию. Причин испытывать симпатию к Башару Асаду у них не было. Повстанцы-арабы, повсеместно насаждающие исламские порядки, да еще и свысока смотрящие на курдов, последним тоже не слишком нравились.

С уходом сирийской армии и полиции в места основных боев на западе страны, курды явочным порядком стали властью на своих территориях. Без вооруженных столкновений, конечно, не обошлось, но по своей интенсивности они не шли ни в какое сравнение с боями у Дараа, Дамаска, Хамы и Хомса. В результате уже на начальных этапах войны на дальних окраинах Сирии появилась де-факто автономия, ощетинившаяся во все стороны оружием.


Курды оказались единственной силой, способной противостоять поднимавшемуся халифату
Курды оказались единственной силой, способной противостоять поднимавшемуся халифату


Как выяснилось впоследствии, вооруженный нейтралитет с подготовкой к будущей войне оказался самой разумной политикой. Исламское государство, провозглашенное в городе Ракка в 2014 году, захватив Мосул и значительные территории, населенные арабами, избрало своей главной целью соседей – иракских езидов и сирийских курдов. В Ираке у боевиков ИГ все получилось: езиды были частью изгнаны, частью перебиты, а их женщины и дети были проданы в рабство. Но вот в Сирии стремительно расширявшийся халифат познал свое первое поражение.

Главной целью наступления боевиков ИГ был избран курдский город Кобани, стоящий на границе Сирии и Турции. Его захват предоставил бы исламистам прямой выход на Турцию, в которую они поставляли нефть, взамен получая продовольствие, лекарства и новых боевиков со всего мира. На стратегически важный город были брошены лучшие силы халифата, включая танки, артиллерию и другие тяжелые вооружения. В какой-то момент казалось, что город обречен: прекрасно подготовленные боевики были не просто лучше вооружены, но их было в пять раз больше (десять тысяч против двух). Однако тут на помощь защитникам Кобани впервые пришло мировое сообщество.

Американская авиация стала методично уничтожать позиции осаждающих, вынося танки, бронетранспортеры, артиллерийские установки. Лишенным преимущества в технике боевикам стало намного сложнее продвигаться вглубь города. Курдам также помогло то обстоятельство, что Турция под беспрецедентным давлением со стороны стран Запада согласилась пропустить через свою территорию в Кобани отряды иракских курдов, которые присоединились к своим сирийским соплеменникам. Интересен и такой момент: в рядах защитников города было много женщин, которые у курдов несут воинскую службу наравне с мужчинами. Для боевиков это было крайне неприятно: по бытующим среди них поверьям, «воин Аллаха», убитый женщиной во время ее менструации, не может попасть в рай, ибо она в эти дни «нечистая». Поскольку на поле боя не разобрать, кто на каком дне цикла, исламисты сильно нервничали, лишаясь главной своей мотивации.


В Кобани женщины сражались за город наравне с мужчинами
В Кобани женщины сражались за город наравне с мужчинами


С помощью американской авиации, подкрепления из Ирака и предрассудков исламистов курдам удалось отстоять почти потерянный город, получивший неофициальное название «сирийский Сталинград». Сравнение вполне корректное не только из-за общего хода битвы, длившейся с начала сентября по январь, но и из-за последовавших событий. Благодаря массированной помощи со стороны США (авиационной и разведывательной поддержке, поставкам оружия и припасов) курды не только отбили ранее потерянные территории, но и начали наступление на юг, восток и запад.

К концу 2015 года на западе они вышли к реке Евфрат, соединив два курдских анклава – Джазиру (северо-восток Сирии) и Кобани (север). На востоке сумели выбить боевиков ИГ с горы Синджар (традиционного места расселения езидов), благодаря чему иракские и сирийские территории ИГ были рассечены. На юге курды продвинулись к предместьям Ракки – «столицы халифата». В результате всего за год из слабых и нерелевантных отрядов родилась вполне боеспособная армия, базирующаяся на собственной территории и проводящая успешные наступательные операции.

Успех курдов, правда, был бы неполным: третий их анклав – Африн, расположенный на северо-западе страны, оставался отрезанным от остальной их территории землями к западу от Евфрата, занимаемыми «умеренными повстанцами» и все тем же ИГ. И именно на этом моменте начинаются острые противоречия сирийских курдов с Турцией.

Анкара ни при каких условиях не собирается допустить появления вдоль всей своей южной границы непрерывного и враждебного курдского образования – каким бы ни был его статус, и как бы оно ни называлось. Такое образование географически отрезает Турцию от невероятно важного для нее Ближнего Востока.


Турецкие войска уже размещены на границе с Сирией
Турецкие войска уже размещены на границе с Сирией


Еще один важный момент: такое образование, соединяющее нефтяные поля северного Ирака со Средиземным морем, просто вопиет о необходимости строительства нефтепровода – например, в Латакию. Это освобождает Иракский Курдистан от полной зависимости от турецкой трубопроводной системы, позволяя неконтролируемо обогащаться не только иракским курдам, добывающим нефть, но и сирийским, которые будут процветать за счет ее транзита. Финансово и политически независимые Курдистаны в Сирии и Ираке будут подавать крайне нехороший (с точки зрения Анкары) пример ее собственному курдскому населению, которое десятилетиями живет в угнетенных условиях и борется за хотя бы минимальную самостоятельность.

Более того, никто не может дать гарантии, что иракские и сирийские курды, разбогатев и получив самостоятельность, не примутся поддерживать сепаратистские настроения своих соплеменников к северу от турецкой границы. В общем, для Анкары появление непрерывного курдского образования в Сирии – это геополитический кошмар, которого ни в коем случае нельзя допустить.

Именно поэтому турецкие власти неоднократно заявляли, что ни при каких условиях не допустят наступления курдских отрядов на территории к западу от Евфрата, ныне занятые ИГ. Таким образом Анкара не только попыталась обеспечить сохранность собственных стратегических интересов, но и косвенно взяла под охрану ИГ, вызвав недовольство американцев, для которых халифат – сейчас главная проблема в регионе.

Курды от своих замыслов не отступили, но пошли другим путем. Вступив в ситуативный союз с Башаром Асадом, они предприняли наступление с противоположной стороны – из Африна. Но в данном случае объектом их атаки стало не Исламское государство, а повстанцы, в том числе – «умеренные», напрямую поддерживаемые Турцией. В этой ситуации успеху наступления, как и ранее в Кобани, способствовала иностранная авиация. На сей раз, правда, не американская, а российская. Совместно с правительственными войсками курды отсекли повстанцев от турецкой границы, лишив их доступа к снабжению, лечению раненых и другим видам помощи, что поставило оппозицию в крайне сложное положение.


К северу от Алеппо продвижению курдов помогала российская авиация
К северу от Алеппо продвижению курдов помогала российская авиация


Почти сразу после этого успеха курды начали наступление и во встречном направлении – из Кобани. Тут они поступили хитрее: Евфрат был форсирован не у границы с Турцией, а в семидесяти километрах южнее, вне зоны действия турецкой артиллерии, которая постоянно наносит по ним удары через границу. Сейчас между двумя ударными группами курдов всего около 80 километров территории, контролируемой изрядно ослабленным Исламским государством.

Поскольку на ИГ установившееся в Сирии перемирие не распространяется, оставшиеся там российские самолеты продолжают бомбить отряды исламистов, расчищая двум курдским группировкам пути к объединению. До исторической победы вечно притесняемого народа (и, соответственно, катастрофического геополитического поражения Турции) осталось не так много времени. За месяц-другой могут и управиться.

Именно в этих условиях 17 марта лидеры сирийских курдов и провозгласили автономию контролируемых ими районов, фактически провозгласив весь север Сирии зоной своей ответственности. По их словам, только федерализация страны может обеспечить ей устойчивый мир и экономическое процветание в будущем. Своих намерений они более не скрывают: построение формально входящей в Сирию, но фактически независимой автономной области по образу и подобию Иракского Курдистана. Главами нового образования избраны Мансур аль-Салум и Хадия Юусуф, ставшая первой женщиной-руководителем важной стороны сирийского конфликта.

Иракский Курдистан уже горячо поддержал создание своего клона в соседней стране. В этом нет ничего удивительного: избавление от турецкой трубопроводной зависимости – одна из главных стратегических целей Эрбиля.


Иракских курдов обучают не только немецкие, но и американские офицеры
Иракских курдов обучают не только немецкие, но и американские офицеры


В США и России отнеслись к этой затее благосклонно: Вашингтон еще до вступления России в войну агитировал за самостоятельность курдов от любого руководства в Дамаске – и от нынешнего, как и от возможного исламистского. Дело не только в том, чтобы у центрального сирийского правительства не было слишком уж большой власти. Отношения между Турцией и США в последнее время постоянно ухудшались, а с курдами, напротив, улучшались. Дело дошло даже до того, что вице-президент Джо Байден назвал последних «наиболее надежными союзниками США в регионе», а президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган потребовал у Вашингтона определиться, с кем он – с «курдскими террористами» или «со своим союзником по НАТО». Белый дом официально отказался делать такой выбор, дав понять турецкому лидеру, что при необходимости замена ему найдется.

Российскому руководству на курдов, их стремление к самостоятельности и надежды на демократию, конечно, глубоко плевать. Для Москвы они ценны не сами по себе, а в качестве главного раздражителя Турции, постоянной угрозы ее целостности и инструмента уничтожения эрдогановской мечты о восстановлении османского величия. Именно поэтому никакой проблемы в появлении автономии Кремль не видит. Более того, он ее рассматривает как хороший рычаг для дестабилизации ситуации в ненавистной ему Турции. Конечно, и Москва и Вашингтон в дипломатическом поле делают все необходимые оговорки, вроде «автономия должна стать продуктом диалога». Но никто особенно не сомневается: обе столицы, несмотря на свои разногласия по другим вопросам, будут совместно лоббировать федерализацию Сирии.

Негласно этим же будет занят и Израиль, которому фрагментация соседней враждебной страны играет на руку. Кроме того, у Иерусалима уже давно не самые лучшие отношения с поддерживающей ХАМАС Турцией. С курдами же, напротив, все очень хорошо: одно время аэродромы Иракского Курдистана даже рассматривались в качестве передовых баз для израильской авиации на случай бомбардировки иранских ядерных объектов.


Израильтяне рассматривали возможность использования курдских аэродромов для бомбардировки Ирана
Израильтяне рассматривали возможность использования курдских аэродромов для бомбардировки Ирана


Однако у идеи федерализации есть целый ряд непримиримых оппонентов. Во-первых, это, разумеется, Башар Асад. Ему совершенно не хочется лишаться контроля над 20 процентами территории своей страны, которая может стать «золотой» в случае прохождения по ней нефтепровода. С другой стороны, выбор у него не слишком велик: без российской поддержки ему не протянуть, поэтому придется подчиниться воле Кремля. Кроме того, курды крайне критически настроены к Турции, и вполне лояльно – к Асаду, поэтому особенных проблем с ними у него быть не должно. При желании договорятся не просто о ненападении, но и о совместной прокачке нефти, так как все сирийские порты остаются под контролем режима.

Другим противником автономии курдов является Исламское государство, которое в принципе не признает никакой власти, кроме своей собственной. Его возражения, разумеется, никто во внимание не принимает, поскольку в глазах мировой общественности халифат заслуживает только ликвидации. Другое дело, что его адепты могут воспрепятствовать осуществлению курдской мечты не столько словом, сколько делом.

Ровно там, где отряды курдов собираются воссоединиться, находится город Дабик, где скучающие «воины Аллаха» уже второй год ждут исполнения пророчества о последней битве людей (сил Запада против сил халифата). Но, как назло, вместо натовских полчищ Дабиком намерены заняться какие-то курды, о которых в древних пророчествах ни слова. Но, как бы то ни было, боевики ИГ успели прекрасно подготовиться к «последней битве» в этом районе, поэтому взять его будет совсем непросто. Самое разумное, что могут сделать курды в этой ситуации – это обойти сакральный город с юга, позволив Исламскому государству и далее сохранять над ним контроль. В конце концов, для них никакой особенной ценности Дабик не представляет.

Но главный враг концепции непрерывной курдской автономии – это, конечно, Турция, рассматривающая появление такого образования в качестве непосредственной угрозы себе на самых разных уровнях. Анкара не раз заявляла, что ни при каких обстоятельствах не допустит подобного развития событий. В турецкой прессе уже открыто говорят, что правительство страны будет вынуждено «вмешаться», то есть начать военную операцию против сирийских курдов на сопредельной территории. Чертой, за которую Турция не позволит перейти курдам, называется появление наземного коридора из Африна в Кобани – именно то, над чем новоявленная автономия работает именно сейчас.


Турецкие танкисты готовы к вводу в северную Сирию
Турецкие танкисты готовы к вводу в северную Сирию


Анкара вполне может воспользоваться тем, что Россия вывела большую часть своего контингента из Сирии для того, чтобы изменить баланс сил на севере этой страны в пользу поддерживаемых ею повстанцев. Для этого надо будет лишь нанести серию фланговых ударов по наступающим курдским формированиям. Несмотря на все успехи последних лет, курды не имеют никаких шансов против намного превосходящей их турецкой армии – второй по численности в НАТО, обладающей самыми современными вооружениями и техникой. Поскольку альтернативой подобной операции будет крупнейшее геостратегическое поражение, вопрос о начале турецкого вторжения можно назвать почти решенным. Тем более, что поводов для нее хватает: кровавые теракты в Анкаре и других городах страны, устраиваемые курдскими боевиками, стали почти регулярным явлением.

Но тут есть ряд проблем. Во-первых, военная операция против главных союзников США в Сирии неизбежно вызовет крайне негативную реакцию Вашингтона. Если американский план установления мира в Сирии окажется под угрозой срыва, Анкару будут ждать весьма негативные последствия: Барак Обама не позволит так просто уничтожить свое президентское наследие всего за несколько месяцев до выхода в отставку.

Во-вторых, Россия, заранее объявившая турецкое вторжение «незаконным», может начать свою игру, нанеся удары с воздуха по наступающим турецким войскам. Поскольку сил у РФ в регионе несравнимо меньше, то из Кремля уже было несколько утечек о возможности применения тактического ядерного оружия, если Анкара попытается в ответ уничтожить российские базы в Сирии. Такое развитие событий не нужно никому – ни США, ни Европе, ни воюющим сторонам.

Ставки быстро повышаются, ситуация становится все более опасной. Появление курдской автономии грозит серьезными проблемами для Турции, а все более вероятное турецкое вторжение способно привести к очень серьезной войне – вплоть до применения ядерного оружия. В этой ситуации очень многое будет зависеть от заявлений и действий Вашингтона, у которого по-прежнему хватает и влияния, и ресурсов, чтобы оказать необходимое давление на все стороны конфликта.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: