9 декабря 2016, пятница

Военно-полевая пицца. НВ побывало в нашумевшем ресторане, открытом ветеранами АТО

Военно-полевая пицца. НВ побывало в нашумевшем ресторане, открытом ветеранами АТО
Pizza Veterano via Facebook
Пройдя весь Донбасс, несколько бойцов АТО сменили бронежилеты на фартуки и теперь готовят пиццу. НВ побывало в Pizza Veterano, открытие которой вызвало на днях ажиотаж среди киевлян

В Киеве заработала пиццерия с "говорящим" названием Pizza Veterano. Все ее работники – ветераны АТО. Они и повара, и официанты. Цены на пиццу – демократичные, от 22 грн за маленькую до 120 грн за большую. Меню пока временное, в нем девять позиций.

Пиццерия открылась в центре столицы, 13-м квартале торгового центра Метроград. Найти ее пока что непросто. Охранники самого ТЦ об этом новом месте еще не очень знают, а сама пиццерия скрывается в помещении японского ресторана Kaizen. О том, что "пиццу от ветеранов" готовят именно здесь, говорят лишь две доски перед входом, украшенные сине-желтыми воздушными шариками.


Pizza Veterano via Facebook
 Leonid  Ostaltsev via Facebook


Идея открыть эту пиццерию пришла в голову демобилизованному бойцу 30-й отдельной механизированной бригады Леониду Остальцеву. Он киевлянин, до АТО работал пиццайоло – делал пиццу.

- Есть ребята, которые возвращаются с войны, и… - он обрывает предложение, не договорив. - Я сам через это прошел. Нужно показать, что после дембеля есть жизнь. По возвращению домой понял одну простую штуку. Когда начали создавать Союз ветеранов АТО Деснянского района, я увидел, что атошники чувствуют себя лучше и комфортнее в кругу атошников. Поэтому решили, что было бы круто открыть пиццерию, в которой бы работали одни атошники. Буду и зарабатывать деньги и помогать другим.

У бойца-пиццайоло густая темная борода и татуировка на правой руке. На нем разноцветный фартук.

Чтобы можно было помогать другим, Остальцев придумал бизнес-план – пиццерию с социальной составляющей. По его плану, в ней должны работать участники боевых действий. 10% от прибыли будет уходить на подарки детям погибших героев.

Кроме этого, пиццу здесь можно "подвесить": заказать, оплатить и оставить для бойцов АТО. Потом отсюда ее отправят в Центральный военный клинический госпиталь. Пока мы с Остальцевым разговариваем, за очередной партией пиццы для раненых приехали волонтеры. На столе перед ними – почти четверть сотни "подвешенных" посетителями пицц.

 Весь проект стоил 62 тыс. грн. Я очень долго искал инвесторов, мне все отказывали, никто в него не верил

"Подвешивают" пиццу многие, даже слишком, говорит Остальцев. Идею эту придумал не он, а гости пиццерии и обитатели facebook. Оттуда вообще приходит масса рекомендаций по поводу того, как "оптимизировать" работу пиццерии.

Волонтеры забирают пиццу и несут к выходу.

- Передайте, если есть раненые, которые могут передвигаться, пусть приходят, им бесплатно приготовим, - говорит им на прощание владелец. Через несколько часов волонтеры выставят в фейсбуке фотографии, на которых довольные бойцы на больничных койках открывают коробки с пиццей.

- Я не богатый барин, и у меня вообще денег не было, - рассказывает Остальцев. - Мне помогал чувак, который живет в США, но сам украинец. Он мне высылал деньги на те штуки, которые были нужны по моему проекту. 1.200 долларов выслал. Весь проект стоил 62 тыс. грн. Я очень долго искал инвесторов, мне все отказывали, никто в него не верил. Пока не обратился к своему знакомому. А он говорит, у меня есть свой ресторан, и он убыточный.

Так на базе "убыточного заведения" в Метрограде создали Pizza Veterano. Пока что она функционирует отдельно от приютившего ее ресторана, но если дела пойдут хорошо, откроют полноценную пиццерию.

- На данный момент работаю я, Раф из Национальной гвардии (гениальный повар, у него 11 лет опыта, он и меня учил много лет назад), Кирилл сегодня работает первый день из Днепр-2, Денис – десантник из 81 десантно-штурмовой бригады, до войны работал официантом, и еще один парень, который пришел из Союза ветеранов, - рассказывает Остальцев.

Бывшие бойцы продолжают интересоваться вакансиями. Сегодня приходил один, вчера еще три. Но вакансий пока нет. Делать пиццу берут людей без опыта, учат на месте. Пиццу делают с нуля. Сначала замешивают тесто, потом готовят начинку, потом пекут.

Сам процесс работы помогает бойцам легче адаптироваться к жизни после войны, говорит Остальцев. В последнее время он сам принялся анализировать собственное поведение и пытаться отслеживать, в какие моменты и на что именно в нем вскипает раздражительность.

- Была ситуация, когда я ехал со своим другом в троллейбусе. Я по форме, он нет, приехал ко мне с другого города, не военный. Подошла кондуктор, не берет деньги. Говорю: возьмите хоть за него. Она: нет, не буду. Ну как хотите. Через минуту подходит контролерша. И начинает щимить нас за проезд. Я понимаю, что я участник боевых действий, мне все равно. А вот другу – ему 60 грн штраф. За что? За то, что у меня кондукторша не хотела денег взять? – вспоминает Остальцев. – Смотрю на кондукторшу, а она на меня такими глазами: мол, не сдавай меня. А следующее, что я помню, что я эту контролершу хочу ударить. Мне стало очень не по себе. Женщин я не бью принципиально. Я сам заплатил штраф, извинился перед ней, вышел. И таких моментов масса, когда я заводился с полоборота. На вокзале вот тоже… А на самом деле я не такой. До войны я таким не был.

Разговор прерывается, потому что к нам подходит парень в светлой кофте и брюках.

- Знакомьтесь, это Денис, десантник наш, - говорит Остальцев.

- У меня маленькая запара, забыл форму сегодня, - жалуется Денис.

- Ничего страшного, будешь сегодня белым зайчиком, - отвечает Остальцев и просит десантника помочь остальным готовиться к открытию пиццерии.

Я спрашиваю его про войну.

- Я служил в 30-й бригаде, в первом батальоне. Участвовали в первом рейде вместе с десантниками, - рассказывает он. - Точней, это они вообще вместе с нами участвовали. Командир роты и командир батальона – Герои Украины. Летом зашли в Донецкой области и вышли в Луганской. Прошли вдоль всей русской границы. Вывели несколько бригад из окружения, попали сами в окружение. Точно не знаю, сколько мы вывели, там их столько было, что черт ногу сломит. Наверное, даже сам Генштаб не знает.

На войне самое страшное арта. Артиллерия. Когда ты на открытой местности и некуда укрыться, когда слышишь, как идет восемь залпов – бум, бум, бум, и они сейчас упадут, и стреляют по тебе точно. Это стремно

Потом были Пески и Дебальцево. В Дебальцево Остальцев не был, только в дебальцевском направлении, так как в Песках получил травму: открытый перелом носа, рассечение – два БМП столкнулись.

- А потом были позиционные бои. Когда началось это "перемирие", сугубо арта [артиллерия] по позициям, сидишь и ждешь п**дюлину. Во так, - говорит парень.

- Что самое страшное на войне? – спрашиваю.

Он отнекивается, говорит, устал отвечать на такие вопросы. Потом отвечает: "Арта самое страшное. Артиллерия. Когда ты на открытой местности и некуда укрыться, когда слышишь, как идет восемь залпов – бум, бум, бум, и они сейчас упадут, и стреляют по тебе точно. Это стремно".

- Вы довольны сейчас своей жизнью? – спрашиваю я, прощаясь.

- Очень доволен, очень счастлив. Но жена, наверное, меня скоро бросит. У меня совсем нет времени на семью. Моему сыну две с половиной недели. А нам приходится ночевать здесь, - признается Остальцев. - Чем больше мы устаем, тем напряженнее обстановка, и тем меньше удовольствия получаешь. Мои жизненные принципы говорят: будь там, где тебе нравится, и делай то, что тебе нравится. Тогда добьешься успеха.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: