10 декабря 2016, суббота

Еврейское счастье. Самым богатым человеком Израиля стал крупнейший промышленник Стеф Вертхаймер

ЗОЛОТАЯ ГОЛОВА: Стеф Вертхаймер за свои усилия по достижению мира посредством экономики был удостоен престижной медали Бубера-Розенцвейга

ЗОЛОТАЯ ГОЛОВА: Стеф Вертхаймер за свои усилия по достижению мира посредством экономики был удостоен престижной медали Бубера-Розенцвейга

В верхней части списка первых богачей Израиля произошла замена: миллиардером №1 стал Стеф Вертхаймер, способный остановить арабо-израильский конфликт и избавить мир от терроризма

Израильский Назарет известен всем, кто хоть сколько‑нибудь знаком с библейской историей. Легендарный город, где прошла юность Иисуса Христа,— один из крупнейших центров паломничества как христиан, так и мусульман.

Три года назад здесь появился новый объект притяжения — промышленный парк Назарет. Модерный архитектурный комплекс занимает 22 тыс. кв. м и обошелся собственнику в $22 млн. Он рассчитан на 1 тыс. рабочих мест — в ближайшие пять лет сюда въедут около 30 команд стартаперов. Первые из них уже работают здесь.

Назарет — седьмой такой парк, построенный 89‑летним бизнесменом Стефом Вертхаймером, самым богатым человеком в Израиле. В начале июня этот солидный статус он получил благодаря подсчетам авторитетного израильского издания The Marker Magazine, которое оценило его состояние в $8,3 млрд. Ранее первое место в рейтинге как этого издания, так и влиятельного Forbes занимал французский медиамагнат с израильским паспортом Патрик Драхи, однако за год он потерял несколько миллиардов и опустился на вторую позицию с состоянием $7,6 млрд.

Нет лучше способа объяснить израильское экономическое чудо, чем изучить удивительную жизнь Вертхаймера 
Уоррен Баффет, 
американский инвестор-миллиардер и филантроп

Дело жизни Вертхаймера — не только делать деньги, но и создавать бизнес-инкубаторы, где евреи и арабы работают вместе вопреки вековой вражде. В 2006 году самый богатый человек планеты Уоррен Баффет (в 2015 году Forbes оценил его состояние в $66,7 млрд) выкупил 80% акций компании ISCAR — одного из крупнейших производителей металлорежущих инструментов и флагмана бизнес-империи Вертхаймера. Сделка на сумму $ 4 млрд привлекла внимание всего мира, ведь для Баффета эта инвестиция стала первой за пределами США. А для тогда еще 79‑летнего Вертхаймера это было новым поворотом его большого пути.

“Я всегда восхищалась его характером и самобытностью,— рассказывает НВ Офра Кляйнбергер, специалист по маркетинговым коммуникациям из Гиватаима (Израиль).— Он олицетворяет современный израильский идеал, ведь смог преуспеть вопреки всем сложностям и привнес прогресс и инновации в нашу экономику”.

В пустыне — практически на песке — он построил компанию ISCAR, что производит высокотехнологичные металлообрабатывающие инструменты, которые теперь используют гиганты автопрома: Chrysler, General Motors, Ford, Mercedes. Да и современную авиацию трудно представить без основанной Вертхаймером компании Blades Technology, покрывающей более трети мирового спроса на лопатки для турбин реактивных двигателей.

Американский инвестор Баффет масштаб фигуры Вертхаймера описал емкой фразой: “Нет лучше способа объяснить израильское [экономическое] чудо, чем изучить удивительную жизнь Стефа Вертхаймера”.
  


СВОИМИ РУКАМИ: Последнее увлечение Стефа Вертхаймера — промышленные парки для стартаперов. На фото он в промышленном парке Тефен, основанном в 1985 году
СВОИМИ РУКАМИ: Последнее увлечение Стефа Вертхаймера — промышленные парки для стартаперов. На фото он в промышленном парке Тефен, основанном в 1985 году


   

История успеха и выживания

Израильтяне, как правило, критично относятся к магнатам-соотечественникам. Вертхаймер — исключение, утверждает Зеев Хирш, профессор международного бизнеса в Тель-Авивском университете.

“Я никогда не встречал публичной критики в отношении него”,— говорит он. В 2000‑х Хирш по приглашению миллиардера руководил бизнес-курсами для начинающих предпринимателей.

Строить бизнес с нуля, воспитывать новую плеяду предпринимателей — этому Вертхаймер посвятил основную часть своей карьеры. И вот результат: 10% промышленного экспорта Израиля производят компании, работающие в индустриальном парке Тефен. Он был открыт Вертхаймером в 1984-м на севере Израиля. Здесь трудятся 5 тыс. человек. Еще 120 тыс. туристов ежегодно посещают музеи и художественные галереи, открытые в этом технопарке.

Еще более знаковой для экономики Израиля стала бизнес-империя International Metalworking Companies (IMC Group), созданная Вертхаймером. Ее святая святых — ISCAR — покрывает до 10% мирового рынка металлообрабатывающих инструментов. Компания имеет представительства в полусотне стран и насчитывает 12 тыс. сотрудников.

Следующее любимое детище Вертхаймера — Blades Technology, ключевой игрок мировой авиапромышленности. Компания выпускает лопатки для авиакосмических и промышленных турбин, занимая около 40% рынка. Сегодня ее филиалы работают, помимо Израиля, в США и Китае. В 2014 году семья Вертхаймеров продала свою долю в Blades Technology давним партнерам — знаменитому американскому авиаконцерну Pratt & Whitney.

“Вертхаймер — настоящий микрокосм с невероятной историей успеха и выживания всего Израиля”,— заключает Роберт Зауэр, президент Иерусалимского института рыночных исследований.

Но это сейчас израильтяне носят 89‑летнего бизнесмена на руках. Изначально в жизни миллиардера все складывалось очень горько. В 1937 году одиннадцатилетний Вертхаймер вынужден был бежать из нацистской Германии в Палестину, которая тогда находилась под мандатом Великобритании.

“В школе Тель-Авива я выглядел, звучал и чувствовал себя иностранцем”,— вспоминает Вертхаймер в своей недавно вышедшей автобиографии The Habit of Labor (Привычка работать). Одноклассники смеялись над его немецким и всячески третировали. В 13 лет Вертхаймера исключили из школы за драку с преподавателем, который присоединился к этому издевательскому флешмобу.

Он не вернулся в школу, так и не получив среднего образования. Хотя много лет спустя стал почетным доктором сразу нескольких вузов Израиля.

Вертхаймер — настоящий микрокосм с невероятной историей успеха и выживания всего Израиля 
Роберт Зауэр, 
президент Иерусалимского института рыночных исследований

Юный Вертхаймер предпочел школьной парте работу подмастерья в магазине оптики. Затем устроился в мастерскую по ремонту фототехники. Позже он познал азы металлообработки и работы с тонкой механикой. Свои только что обретенные навыки Вертхаймер довел до совершенства в оптической лаборатории Эммануэля Гольдберга — одного из самых выдающихся физиков в истории Израиля. В числе его детищ — киносъемочный аппарат Кинамо и 35‑миллиметровый фотоаппарат Contax.

В 1943 году 17‑летний ученик Гольдберга устроился на базу британских ВВС в Бахрейне специалистом по ремонту и обслуживанию навигационной техники. В 1945‑м он пополнил ряды Пальмаха — подразделения подпольной израильской организации Хагана, из которой и была сформирована Армия обороны Израиля. Здесь Вертхаймер прошел курс пилота и помогал конструировать оружие — в том числе во время израильской войны за независимость 1947–1949 годов.

“В Пальмахе я впервые почувствовал себя сыном израильской земли и частью сплоченной группы с общей национальной целью”,— вспоминает бизнесмен.

В 1952 году, через четыре года после обретения Израилем независимости, 26‑летний Вертхаймер основал компанию ISCAR, чтобы заняться производством инструментов для металлообработки.

В это время Израиль был небольшой бедной страной с населением в 1,6 млн человек, из которых 200 тыс. составляли переселенцы, живущие во временных лагерях.

Примерно такой же скромной выглядела и компания Вертхаймера: он был ее единственным сотрудником, а само производство уместилось во дворе его дома.

Прошло два года, прежде чем Вертхаймер получил первого крупного клиента. Причем звездный час бизнесмена пришелся на самый трагичный эпизод в истории Израиля. Сразу после так называемой Шестидневной войны 1967 года, когда Израиль сражался на трех фронтах — против Египта, Сирии и Иордании, и накануне Войны Судного дня 1973 года против Египта и Сирии, армии которых вооружил СССР, правительство Франции неожиданно запретило своим экспортерам поставки оружия в Израиль. Была приостановлена продажа 50 самолетов для израильских ВВС, а также комплектующих для истребителей.

Тогда власти Израиля попросили Вертхаймера, уже известного на тот момент промышленника, в кратчайшие сроки наладить производство лопаток для реактивных двигателей.

Это была совершенно новая отрасль для бизнесмена. Но уже через год завод был построен, а в начале 1969‑го он выпустил первые лопатки под брендом ISCAR Blades (позднее — Blades Technology).

К тому же в 1970‑х компания ISCAR совершила ряд инженерных прорывов. Ее специалисты изобрели новинки для промышленной металлообработки. Эти инструменты практически не оставляли металлической стружки и справлялись с задачами в разы быстрее аналогов.

За продукцией компании выстроилась очередь, в которой толпились крупные международные производители из авиакосмической отрасли, судопроизводства, оборонной промышленности, электроники. С 1975 по 1985 год компания Вертхаймера увеличила объем продаж в десять раз — до $52 млн.

“Большинство людей [в Израиле] видят в нем визионера и лидера, человека с убеждениями, который всецело воплотил видение и дух израильской высокотехнологичной революции 1990‑х годов”,— говорит Дрор Гликсман, специалист по интернет-маркетингу, живущий в Нетании.

   

Арабо-израильский бизнес

Обладатель самого внушительного состояния в Израиле, Вертхаймер весьма скромен в быту, рассказывает НВ Даниэль Айзенберг, профессор предпринимательства американской бизнес-школы Babson College.

В 1980‑е Айзенберг помогал Вертхаймеру запустить образовательную программу для предпринимателей в парке Тефен и вспоминает, что бизнесмен вел себя весьма просто. Он предпочитал обедать обычной яичницей с салатом в столовой для работников, а жить в построенном им же жилом секторе для сотрудников парка.

Правда, он ездил на Volvo в те годы, когда такой автомобиль в Израиле был невероятной роскошью, добавляет Айзенберг. Любовь к машинам унаследовал и сын магната Эйтан Вертхаймер, чья коллекция ретроавтомобилей составила большой музей в Тефене.

Эйтан, которому Вертхаймер с середины 1980‑х передал управление всем своим бизнесом,— правая рука отца и один из четырех его детей от многолетнего первого брака. С подругой юности Мириам Вертхаймер, также дочерью немецких евреев, предприниматель прожил 41 год вплоть до ее смерти в 1989‑м. Сейчас спутницей миллиардера стала его экс-коллега Линн Хольштайн, которая долгое время руководила отделом международных отношений в ISCAR.

Сегодня Вертхаймер любит говорить, что предпринимательский талант есть в каждом человеке. “Частично моя собственная история успеха — в еврейской традиции выживать и принимать риски”,— отмечает миллиардер.

Израильскому магнату приходилось преодолевать не только естественные, но и искусственные преграды, коих немало на пути любого бизнесмена. “На пути производства всегда был чиновник, блокировавший дорогу”,— откровенничает Вертхаймер.

Больно били и собственные просчеты. На самом старте бизнесмен вложил все средства в изготовление инструментов невостребованного калибра. Также в истории его бизнеса планы не раз рушились и из‑за политических и военных пертурбаций. В частности, нереализованной осталась его идея двух технопарков по обе стороны границы Израиля с сектором Газа.

Вертхаймер просчитался, но Вертхаймер не сдается. Делом его жизни остается идея израильско-арабского примирения посредством экономического благополучия проблемных регионов. Бизнесмен любит повторять, что процветающей в Израиле IT-индустрии недостаточно, чтобы трудоустроить все слои израильского населения. Именно для этого он строит свои промышленные парки, пытаясь вовлечь в производство как можно больше людей всех национальностей в самых бедных регионах страны.

На основе этой идеи Вертхаймер последние годы пытается воплотить в жизнь собственный “план Маршалла”для Ближнего Востока. Он предлагает западным странам профинансировать создание 100 бизнес-парков в ближневосточных странах. Они должны стать инкубаторами для небольших частных предприятий — прежде всего экспортно ориентированных — где нашли бы работу представители разных национальностей и религий.

“Производство, экспорт, образование и качество жизни заменят терроризм и бедность”,— убежден бизнесмен. Зауэр, президент Иерусалимского института рыночных исследований, считает такую позицию выдающейся. Многие мировые эксперты видят в ней реальную возможность положить конец израильско-палестинскому и многим другим конфликтам в арабском мире.

“Достижение мира через бизнес-отношения, экономическую заинтересованность в них и перспективу благосостояния является, на мой взгляд, единственно возможным способом примирения в этой части света [на Ближнем Востоке] ",— заключает Зауэр.

 

 

Материал опубликован в НВ №23 от 24 июня 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: