28 июня 2017, среда

Если люди ноют, кто им сделает комфортно, они вечно будут плачущими недовольными младенцами - Забужко

Если люди ноют, кто им сделает комфортно, они вечно будут плачущими недовольными младенцами - Забужко
Фото: facebook
Гитлер, Сталин и Путин пользовались инфантилизмом украинцев, говорит писательница Оксана Забужко. Взрослые люди не ждут, чтобы им сделали хорошо, а творят сами общество, экономику и свою жизнь

Ее первый роман – Полевые исследования украинского секса, который вышел 20 лет назад, вызвал эффект разорвавшейся бомбы в постсоветской украинской литературе. Интеллектуальное феминистическое произведение стало бестселлером и мгновенно вошло в списки восточноевропейской классики. Потом были Notre Dame d'ukraine: Украинка в конфликте мифологий, Музей заброшенных секретов и другие произведения, благодаря которым современная украинская литература стала известна в мире.

Манеру письма Оксаны Забужко невозможно спутать: интеллектуальная, немного сложная для понимания, насыщенная фактажом и эмоциями. На нынешнем Форуме издателей во Львове Забужко презентовала новую книгу – И снова я влезаю в танк. О новом издании, украинской сопротивляемости российской пропаганде и потребности в большом количестве моральных авторитетов Забужко рассказала в интервью НВ.

О первых битвах информвойны. Они начались еще в 90-е годы. Они особо и не заканчивались. Используются технологии советских времен, технологии и техники российских спецслужб, начиная с 1918 года. Эти архивы и дальше засекречены, срок секретности этих документов продлен. Специально тут ничего нового не придумано. Новым является масштаб и, соответственно, цинизм и наглость, которые людей, воспитанных в традициях классического ренессансного гуманизма, застигают врасплох, и целый мир, не только Украину. Украина просто оказалась таким плацдармом на переднем крае. Но целый мир и целая Европа просто как Красная Шапочка застывает в недоумении и говорит: нет, ну не может так быть, это невероятно, это неправда, это безумие! Да, безумие, институциализированное, технология индукции безумия в массовом масштабе.

Активная информационная война продолжается 15 лет, с рубежа 90-х-2000-х, когда в Украине исчезли независимые СМИ, когда произошла монополизация СМИ и информация была поставлена под контроль. И эти самые управляющие неизвестные кукловоды, невидимые, только теперь начали прорываться в эфир. Маша Столярова прорвалась в эфир, и оказалось, что Интер управляется напрямую из Москвы.

Кукловодов много, и далеко не все они видны, далеко не все они так зашкварились. По состоянию на 2004 год с украинским информационным полем дело было более-менее доведено до того состояния, когда дальше уже можно выстраивать стратегию войны, стратегию раскола, Донбасс против Галичины, Галичина против Донбасса, Украина разделена на две непримиримые части и так далее. Это все звучало, я это все слышала в западном исполнении. Там 10 лет нон-стопом создавался именно такой имидж Украины. То есть, 15 лет велась против нас война, и я неутомимо говорила, что Украина проиграла информационную войну по неявке, даже не поняв, что она против нее ведется.

Давайте попробуем жить хорошо прямо сейчас. Осмысленно, со смыслом, с чувством, что ты нужен, ты живешь на земле не зря

Сам тот факт, что при такой массированной, невидимой и неосознанной атаке общество проявило ту резистентность, что вместо того, чтобы, как спелое яблочко, пасть нескольким отрядам, как они рассчитывали это, которые захватывают госадминистрации в нескольких областях, а взамен общество вдруг вздыбливается и самоорганизуется, и дает отпор, сам этот факт означает, что по крайней мере украинским социумом не так легко манипулировать, как рассчитывали Сурков и компания.

О моральных авторитетах. Всегда очень рискованно искать какого-то одного мистера Икса, который придет и порядок наведет. По моему мнению, это наивная дискуссия, нужны моральные авторитеты или не нужны. Любой социум структурируется лидерами. Социологи говорят, что начиная от сообщества в тысячу человек. Сообщество в тысячу человек уже должно иметь своего морального авторитета. То есть, это размер племени, условно говоря. Шаманы. Иначе происходит хаос, общество превращается в ту самую биомассу, которую может гнать на гибель любой диктатор. Поэтому – больше моральных авторитетов, хороших и разных.

Вы задаете такой вопрос, который задавали несколько поколений назад европейцы: как нация, которая дала миру Гете и Шилера, могла поверить Гитлеру? Это вопрос психопатологии и массовых социальных процессов. Тема очень мало исследована. И тема как раз наболевшая для XX века, потому что именно здесь, на этом поприще, решается выживание человечества: выживем – не выживем? Состоится ли оруэллизация мира — а это дорога к гибели вне всякого сомнения, состоится ли реформа человека? Как писали еще наши классики эпохи расстрелянного возрождения, это великая битва, которая длится уже целый век, где и нацизм, и коммунизм, и другие формы, менее исследованные, тоталитаризмов – они все идут в котел опыта этой новейшей телевизионно управляемой диктатуры. Это надо понимать. Понимать, какие психологические механизмы здесь задействованы, и понимать, что способность человека, чисто биологическая способность не просто контролировать информацию, а отстраивать вокруг себя какую-то определенную защитную башню, в которой можно чувствовать себя безопасно, без рисков для психического здоровья. Поэтому я говорю: стране нужны психиатры, с ними проще, ну и вообще пастыри всех мастей, и религиозные, и светские, какие угодно.

О том, как не быть оттра*анными Путиным. Давайте попробуем жить хорошо прямо сейчас. Осмысленно, со смыслом, с чувством, что ты нужен, ты живешь на земле не зря, что ты что-то делаешь, что соединяет тебя с людьми, и ты чего-то строишь в этом мире, что делает его лучше, как по мне, это и есть жить хорошо. А экономика, дороги, медицина – это производное. Забудьте вы наконец этот марксизм: «будет хлеб, будет и песня», как учили несколько поколений советской власти. Экономика и дороги – производное от того, что у людей в головах, а не наоборот. Дороги есть результат физической и материальной проекции на реальное, на материю того, что у людей есть в головах. И если люди сидят и ноют, кто придет и даст им, сделает им комфортно, то это не взрослые люди, это дети, которых сделали младенцами, которых силой лоботомировали, инфантилизировали, и они вечно будут недовольными, плачущими младенцами, которых в состоянии, простите, оттра*ать любой Гитлер, Сталин, Путин, кто угодно, в каком угодно новом костюме. Если взрослые люди, которые понимают, для чего они в этом мире, и которые видят других вокруг себя, и которые сплачиваются, объединяются и творят сеть и создают сообщество, которое совместно что-то делают, то после этого и появляются экономика, дороги и так далее. И все эти полипы, которые налипают и быстренько на этом хотят нажиться, украсть и убежать, все эти полипы развеиваются, как дым, или, как говорит наш гимн, «как роса на солнце».

О новой книге. Эта книга – моя реакция на то, что я здесь живу, и меня пришли убивать. Если вы что-то видите и понимаете, но молчите, это значит или вы дезертируете, или коллаборируете с убийцами. У меня нет желания коллаборировать с убийцами.

Она вообще не о войне горячей. Она о войне информационной, которая, собственно, и составит главное лицо войн XX века. Эпоха бомбардировки городов закончилась. Началась эпоха бомбардировки мозгов. При современных уровнях технологий и глобализации в принципе можно достичь того эффекта, когда целые города, регионы и страны смогут уничтожать себя сами в интересах противника. И вот то, что испытывается и тестируется на этих локальных войнах на территории бывшего СССР – жертвой этого у нас стали Крым и восточный Донбасс в большой степени. Эта растерянность, это отсутствие четкой картины мира, при которой вас могут запугать из телевизора абсолютно мифическими угрозами, и под страхом этих мифических угроз вы сами похороните будущее свое и будущих детей, даже того не осознавая. А потом, когда осознаете, будет раскаяние и не будет возврата.

Стране нужны психиатры и священники всех мастей, и религиозные, и светские, какие угодно.

Это книга избранных текстов, начиная с 2012 года, когда я уже, так сказать, работала на западном фронте солдатом информационной войны, потому что это все не в один день начиналось. Книга названа строкой из моего стихотворения Диптих 2008 года, когда мне (и не только мне) было все понятно, и был другой сценарий той войны, где был раскол Украины, разделение Украины по образцу раздела Польши 39-го года уже было запущено в действие.

Эта книга, бесспорно, очень личная, она составлена из разных текстов, и тех, которые я писала в свое время для западных изданий, и неизвестных украинскому читателю, разных жанров – статьи, эссе, несколько даже интервью, воспоминания. Это такая своеобразная пиксельная картина современной истории. Пиксельная картина информационной войны с точки зрения писателя, который в этой войне имеет особую функцию, поскольку как профессионал языка первым понимает, где происходит манипуляция языком. Ты хочешь или не хочешь по своему роду занятий видишь глубже и дальше, чем видят люди, которые привыкли пользоваться готовыми формулами, готовым словом.

Это мой рецепт выживания, если хотите, в условиях информационной войны. Я всегда говорю и пишу только то, за что отвечаю своей прожитой жизнью. Здесь много автобиографического, здесь много открытий, сделанных мной в процессе столкновения с определенными формами манипуляции, мои интеллектуальные поиски ответов на вопросы. Делиться опытом – это не совсем то, что давать советы. Как только начинают давать советы с амвона, я сразу включаю настороженность, потому что тоталитарных гуру тоже технология апробирована предыдущими поколениями, тоталитарных гуру очень много, а будет еще больше. Принципы человечности и принципы построения человека в себе в целом остаются неизменными. Просто надо держать их в чистоте. А это уже дело культуры, это уже наша работа.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: