29 июня 2017, четверг

Эмират Европа. ЕС захлестнул небывалый поток беженцев из Азии и Африки

комментировать
Проникшие в Венгрию беженцы требуют пустить их в Германию

Проникшие в Венгрию беженцы требуют пустить их в Германию

Миллионы нелегалов из исламских стран устремились в Европу, поставив ЕС перед выбором между толерантностью и безопасностью

Иммигрантская рулетка

Австрийская полиция 27 августа обнаружила неподалеку от Вены грузовик, брошенный на обочине шоссе. Полицейские сначала подумали, что машина сломалась. Однако осмотрев ее, вместо водителя с гаечным ключом они обнаружили ручейки спекшейся крови из закрытого кузова и исходящий оттуда же трупный смрад.

После необходимых процедур полицейские отбуксировали грузовик в кондиционируемое помещение, вскрыли его и остолбенели: рефрижератор был до отказа забит полуразложившимися человеческими телами. Вскоре выяснилось, что убитых более семидесяти, все они – мигранты из разных стран Азии. Причина их смерти пока не установлена, но разлитая по полу кровь наводит на мысли о массовом убийстве.

Почти одновременно с этим шведский патрульный корабль Poseidon обнаружил в Средиземном море направлявшееся к Италии судно, в трюме которого шведы нашли более 50 тел погибших нелегалов. Судя по всему, они задохнулись выхлопами работающего двигателя. Еще 400 едва живых людей, находившихся в том же трюме, удалось спасти.

Еще более мрачный случай произошел днем позже, когда у берегов Ливии перевернулась перегруженная людьми рыболовецкая шхуна. Более двухсот людей утонули.


Судмедэксперты осматривают грузовик с мертвыми беженцами
Судмедэксперты осматривают грузовик с мертвыми беженцами


Во всех случаях мигранты, судя по всему, стали жертвами алчности контрабандистов, переправляющих людей в Европу за деньги. Иногда, правда, оплата «за проезд» преступникам кажется недостаточной, и они убивают своих пассажиров, обчищая трупы. Сколько людей закончило свои дни в морской пучине или в братских могилах, никто точно не знает, но, судя по всему, счет идет на многие тысячи. За последний год лишь по официальным данным по пути в Европу утонули свыше 3500 мигрантов. Реальные цифры наверняка намного выше.

Тем не менее, никакие опасности не останавливают миллионы жителей азиатских и африканских стран, желающих осчастливить Европу своим в ней проживанием. В подавляющем большинстве это мусульмане, что отчасти объясняется эпизодом, произошедшим на судне с беженцами, шедшем в Европу из Африки в минувшем апреле. Когда судно дало течь, мусульмане принялись молиться, прося Аллаха, чтобы он спас их. Христиан, отказавшихся молиться вместе с ними, набожные беженцы повыбрасывали за борт. Религиозная гомогенность была достигнута. Насколько часты такие случаи, тоже достоверно не известно.

При этом морской маршрут – из африканских стран в Ливию, а оттуда – в Италию – единственным не является. Азиатские беженцы ударными темпами осваивают альтернативный путь, который лежит через Турцию, Грецию, Македонию и Сербию в Венгрию – страну Евросоюза, входящую в шенгенскую зону. Оттуда мигранты уже вольны разъезжаться кто куда пожелает. Греция, также входящая в шенген, для этих целей не годится: она отделена от вожделенной северной Европы цепью балканских стран. Тут надо отметить, что обедневшая Греция основную массу мигрантов не прельщает.

В европейские страны с «братским», преимущественно мусульманским населением – Албанию, Косово и Боснию – новоприбывших не тянет: как и в Греции, для них там слишком бедно. Да, в общем, весь предыдущий жизненный опыт подсказывает им держаться от таких стран подальше. Именно поэтому орды новоприбывших, несмотря на трудности и опасности, рвутся к северу.

Из Азии в Европу

По самым скромным подсчетам, сейчас границу Греции и Македонии ежедневно пересекает почти пять тысяч человек. Нетрудно подсчитать, что в месяц это 150 тысяч (работают без выходных), более полутора миллионов в год. Причем поток переселенцев не ослабевает, а, напротив, набирает силы. Власти Македонии, например, организовали специально для беженцев три поезда, которые курсируют через страну – от греческой до сербской границы несколько раз в день. В этом же бизнесе заняты десятки коммерческих автобусов. Ни одно место не остается пустующим, в поездах даже проходы и тамбуры заняты беженцами.

Сербы, понимая, что сдержать эту волну будут не в состоянии, да и пункт назначения у мигрантов совсем иной, выдают толпящимся на границе несчастным временные разрешения на проезд через свою страну. Так начинается их последний рывок к вожделенному ЕС. Правда, абы какая страна Евросоюза для нелегалов не годится, подавляющее большинство намерено осесть в Германии и Швеции.

Объясняется этот выбор целым рядом причин. Во-первых, это очень богатые страны, где беженцев обеспечивают жильем, едой и выплачивают ежемесячные пособия в несколько сотен евро на человека. Во-вторых, там достаточно либеральное миграционное законодательство, то есть при некоторых усилиях можно остаться там на легальных основаниях. В-третьих, существующие там порядки в большинстве случаев позволяют избежать депортации даже при уходе на нелегальное положение. Что немаловажно, немцы и шведы настолько толерантны, что в этих странах можно жить по собственным правилам, не изучая язык и не следуя законам, пользуясь гостеприимностью принимающей стороны на всю катушку.

Но на этом пути перед приезжими стоит одно очень серьезное препятствие: Венгрия с ее националистическим правительством. Месяц назад правительство Виктора Орбана, встревоженное стремительно растущим потоком мигрантов, начало строительство стены вдоль всей границы с Сербией. Кроме того, для патрулирования этого участка своей границы венгры решили привлечь армию и конных пограничников со сторожевыми собаками. Хотя приказа на применение оружия Будапешт пока не отдал, для нелегалов и эта новость оказалась в высшей степени неприятной.


Из Сербии в Венгрию беженцы идут по ночам
Из Сербии в Венгрию беженцы идут по ночам


Дело в том, что, по ряду причин, у нелегала, пойманного на венгерской границе, почти нет шансов обосноваться в ЕС.  Действующий в шенгенской зоне «Дублинский меморандум» предписывает мигрантам подавать документы на получение убежища в той стране, через которую он проник на территорию союза. У Орбана же к мигрантам из исламских стран настолько же дружелюбное отношение, как к бубонной чуме и черной оспе – их без всякого сожаления отфутболивают обратно. Именно поэтому нелегалам важно не столько проникнуть в Венгрию, сколько сделать это незаметно. У попавшихся венгры снимают отпечатки пальцев, отправляя их в общеевропейскую базу данных. После этого – прощай, легализация в любой другой стране ЕС!

Этим объясняется нежелание мигрантов пользоваться услугами официальных пунктов пересечения границы. Они лезут в страну гуляша и паприки по ночам – через поля, леса и овраги. Собственно, для предупреждения такой практики Орбан и взялся за строительство Не-очень-великой Венгерской Стены на границе с Сербией. Ее протяженность должна составить около двух сотен километров. Пока стена не построена, а конные пограничники с собаками недостаточно многочисленны, мигранты героически преодолевают временные пограничные препятствия – мотки колючей проволоки, хлипкие заборы и рвы. Кое-каких успехов венгерская пограничная служба все же добивается: в день она отлавливает примерно по 2500 нелегалов. Поэтому часть из них прибегает к услугам вездесущих контрабандистов. Трупы из найденного под Веной грузовика, видимо, из этой категории – номера у машины были венгерские.

Но при всем напряжении сил пограничники не могут остановить сотни тысяч людей, которым пришлось пережить слишком большие трудности, чтобы остановиться в метре от вожделенной шенгенской зоны. Они рвутся туда – и прорываются. Не все, но тем не менее. Тысячи мигрантов ежедневно устремляются от границы с Сербией в не слишком гостеприимную Австрию, откуда уже рукой подать до сверкающей и манящей Федеративной республики Германии, где их уже ждут – со смешанными чувствами.

Убирайтесь, гости дорогие!

У немцев отношение общества к мигрантам двоякое. В местах, где их не слишком много, сердобольные немцы приезжим сочувствуют, устраивают для них бесплатные курсы немецкого, помогают с оформлением документов, переводом, собирают деньги и вещи, а порой даже размещают в собственных домах. Все это, разумеется, делается в дополнение к существующим государственным программам поддержки соискателей на статус беженца. В рамках этих программ им предоставляется жилье в общежитиях и центрах временного размещения, еда, денежное пособие, юридическая помощь в работе с документами.

С другой – в Баварии и Саксонии (юг и юго-восток страны), куда приезжает большинство нелегалов, народ понемногу звереет. Там и ранее были сильны правые и даже неонацистские настроения, а сейчас они растут пропорционально количеству въезжающих в страну нелегалов. Иммигранты, их имущество и общежития, где они живут, все чаще становятся объектом нападений. Именно в Саксонии появилось и разрослось до многих тысяч активистов движение «Пегида», выступающее против исламизации Европы. Его участники регулярно проводят многотысячные митинги, требуя прекращения потока беженцев из мусульманских стран. В Баварии серьезных антииммигрантских акций пока не проводится, но, судя по всему, это лишь вопрос времени.

Объясняется это просто: согласно официальным данным, в течение 2015 года Германия собирается принять более 800 тысяч приезжих из преимущественно мусульманских стран. Это, чтобы было понятно, население крупного города, вроде Львова. Подавляющее большинство этих людей не знает немецкого языка, имеет весьма приблизительное представление о местной культуре и нормах поведения. У них, как правило, нет собственных денег, поэтому их содержание ляжет на плечи налогоплательщиков. Более того, по действующим ныне законам, они не имеют права работать до окончания процесса рассмотрения прошений о предоставлении убежища.

Таким образом, немцы получат почти миллионный город ничем не занятых людей, прибывших из стран, где подавление личности, насилие и нетерпимость – это норма повседневной жизни. У многих из прибывших от безделья и полной свободы «сносит крышу», они пополняют ряды преступного мира. Примерно те же проблемы касаются и ряда других европейских стран, но Германия несет в этом смысле основную нагрузку – сейчас там оседает более 60 процентов прибывающих в ЕС беженцев.


В Германии иммигрантов принимают по-разному
В Германии иммигрантов принимают по-разному


Надо понимать, что еще до нынешнего кризиса в ФРГ проживали около пяти миллионов мусульман, приехавших туда в разное время. Но «старые» иммигранты, например, турки, отчасти интегрировались в общество. Резкий, почти миллионный скачок мусульманского населения, обладающего совершенно чуждым мировоззрением, весьма ощутим для местных жителей. Кроме того, сохранение нынешнего положения вещей почти гарантирует прибытие еще как минимум миллиона беженцев и в следующем году, поскольку их поток стабильно нарастает. Хотя даже и без новоприбывших доля мусульман в населении Германии быстро увеличивается: рождаемость среди этой религиозной группы существенно превышает общую по стране (примерно 10 процентов новорожденных сейчас – мусульмане, хотя всего их около 6 процентов от населения).

Поскольку государство, связанное по рукам и ногам нормами европейского законодательства, никак не может остановить стремительную исламизацию страны, за дело берутся группы наподобие упомянутой выше «Пегиды». Ее наиболее радикальные активисты довели уровень нестабильности, выливающейся в насилие, в Саксонии до такого уровня, что туда срочно прилетела канцлер Ангела Меркель. Выступая в городе Хайденау, она объявила, что не допустит распространения в стране ксенофобии, но так и не рассказала, каким образом устранит причину ее появления. На этом фоне интересным выглядит ее обмен мнениями с местным руководством. На заявление Меркель о том, что «ислам – это часть Германии», саксонский премьер Станислав Тиллих ответил, что, может быть и так, но вот «частью Саксонии ислам не стал». Примечательно, что подобные настроения ширятся не только в традиционно бедной Саксонии и не слишком гостеприимной Баварии, но и в других землях. Поджоги иммигрантских общежитий отмечены и в Баден-Вюртемберге, где иммигрантов сравнительно немного. Пока вся эта ситуация не получила серьезного политического воплощения, но это вполне может произойти.

Правые на марше

Еще до нынешнего кризиса во многих странах Европы произошел резкий рост популярности ультраправых, антиевропейских и антииммигрантских партий, выступающих не только за драконовское миграционное законодательство, но и за отмену Шенгенского соглашения, которое, по их мнению, превратило Европу в настоящий проходной двор.

Наиболее характерны тут примеры Великобритании и Франции, где невиданные ранее рейтинги демонстрируют Партия независимости Соединенного Королевства и Национальный фронт соответственно. Центральное место в программах обоих политических сил занимает существенное, почти запретительное ограничение иммиграции, а также выход Великобритании и Франции из большинства структур Евросоюза. Фактически их победа означала бы смерть ЕС в его нынешнем виде.

Нынешний кризис, без сомнения, пойдет обеим партиям на пользу. Лондон в этом году не сумел выполнить обещание, данное избирателям на последних выборах – ограничить иммиграцию сотней тысяч человек. Вместо этого за последний год в стране уже остались более 300 тысяч выходцев из далеких и очень бедных стран. Это, конечно, не немецкие 800 тысяч, но тоже немало. Оправдания правительства Дэвида Кэмерона звучат довольно жалко, идеи сторонников выхода из ЕС, напротив, набирают популярности.


Ультраправые по всей Европе пользуются недовольством людей массовым наплывом мигрантов
Ультраправые по всей Европе пользуются недовольством людей массовым наплывом мигрантов


Во Франции ситуация еще хуже. Там иммигранты и их дети уже давно живут огромными гетто, которые по всем параметрам больше напоминают ближневосточные, а не европейские города – с соответствующим уровнем преступности, безработицы и прочих социальных пороков. Более того, там мигранты делают первые шаги на пути дальнейшего переустройства Франции на привычный им лад –в стране действуют подпольные террористические организации исламистского толка, которые время от времени напоминают о себе кровавыми нападениями. Президент Франсуа Олланд, неспособный противостоять нелегальной миграции, на следующих выборах обречен. А вот крайние националисты и их лидер Марин ле Пен, напротив, могут рассчитывать на успех.

В других странах Европы ситуация складывается схожим образом: крайне правые укрепляют позиции в Швеции, Дании, Австрии, Нидерландах и даже Германии, где быстро растет популярность партии «Альтернатива для Германии», которая предлагает выйти из Шенгенского соглашения и зоны евро, укрепить границы и прекратить предоставлять убежище сотням тысяч людей со всего мира. Наиболее остро эта проблема стоит в Греции, где третья по численности парламентская партия «Золотой рассвет» занимает откровенно фашистские позиции, а также в Венгрии, где схожих взглядов придерживается вторая партия страны – «Йоббик».

Европейские правительства и бюрократия ЕС, пытаясь избежать обвинений в недостаточной толерантности, ксенофобии и/или расизме, отказываются ввести решительные меры против массовой, неконтролируемой иммиграции. Тем самым они поощряют сотни тысяч людей пускаться в крайне рискованные путешествия, тонуть в морях и гибнуть в венгерских грузовиках близ Вены. Причем одновременно с этим они подогревают расистские и ксенофобские настроения в Европе, поскольку орды вновь прибывающих нищих мигрантов, не приспособленных к жизни в Европе, отнюдь не способствуют расцвету толерантности. Экономика стран ЕС начинает работать на пособия мигрантам, в обществе понемногу вызревают идеи дезинтеграции Евросоюза, но пока реальным делом заняты только венгры со своей стеной. Толку от нее, правда, будет немного – мигранты понемногу осваивают альтернативные пути проникновения в ЕС, в том числе – через Украину в Польшу и Словакию. Возможно, какие-то серьезные действия начнутся тогда, когда даст о себе знать еще одно, совершенно неизбежное, последствие нынешнего кризиса – массовое проникновение боевиков Исламского государства в Евросоюз.

«Мухафаза Уруба»

Установление власти над Западной Европой и прежде всего Римом, где сидит Папа римский – это одна из важнейших идеологических установок Исламского государства. Пропагандисты ИГ не жалеют сил, обещая своим сторонниками «Крестовый поход наоборот», уделяя особое место захвату в рабство «жен и детей неверных». Для многих боевиков, испытывающих перманентную сексуальную фрустрацию, рассказы о европейских рабынях – мотивация высшего уровня.

Сейчас, разумеется, у ИГ нет ни сил, ни возможностей добраться до вожделенной добычи, однако у них существуют планы создания «мухафазы Уруба» - то есть «провинции Европа». Методов достижения этой цели они не скрывают. Первое – дождаться превалирования там мусульманского населения. Второе – дестабилизация континента с помощью терактов, диверсий и нападений. Для них важно, чтобы высокая степень напряженности между коренными и приезжими, вылилась во внутриевропейский конфликт, в котором мусульмане победят «вырождающихся европейцев» за счет большей рождаемости, мотивации и организации. На завершающем этапе Европа должна перейти под контроль Исламского государства со всеми вытекающими последствиями.

Как водится в халифате, его лидеры не просто ждут реализации своих целей, но и активно ей содействуют. Сейчас боевики позволяют беспрепятственно покидать территорию Сирии всем тем, кто желает перебраться в Европу. Большинство беженцев, ныне бредущих по Балканам в Венгрию, ранее жили в северной Сирии, ныне подконтрольной ИГ. И тут возникает интересный вопрос, который, вероятно, не пришел в голову Ангеле Меркель, когда она предложила облегчить процесс получения убежища иммигрантам из Сирии. А именно: как много среди этих беженцев профессиональных рекрутеров, проповедников, подрывников и диверсантов, направленных халифатом в Европу из Сирии и Ирака для создания там «спящих» или активно действующих террористических сетей?


Некоторые беженцы не скрывают своих намерений относительно Европы
Некоторые беженцы не скрывают своих намерений относительно Европы


Было бы верхом наивности предположить, что ИГ не воспользуется нынешним шансом и не внедрит в сотни тысяч настоящих беженцев сотню-другую своих агентов, призванных готовить теракты в Европе, вербовать сторонников, собирать деньги и заниматься другой подрывной деятельностью. Часть из них, вероятно, до Западной Европы по разным причинам не доберется, но большинство приедут и легализуются на месте, превратившись в «законопослушных», образцово-показательных жителей Германии, Франции, Швеции и других стран. Языки начнут учить, устроятся на работу, детей отдадут в школы… Полиция будет смотреть на них с умилением, а не с подозрением.

Специальное подразделение «Хорасан», которое готовит таких людей, в Сирии уже действует, причем его «курсантами» являются не только арабы, но и жители европейских стран, которые приняли ислам. Их обучают на первоклассных киллеров, саперов-подрывников, специалистов по ОМП и тому подобные «профессии». Людям с подобными навыками намного проще проникнуть в Европу с потоком беженцев, нежели простым сирийцам или иракцам. Кстати, глава американской разведки Джеймс Клаппер, понимая степень угрозы, в одном из своих выступлений назвал «Хорасан» даже большей угрозой западному миру, нежели само Исламское государство.

Отсеять потенциальных террористов от обычных беженцев будет крайне непросто – в силу особенностей своей миссии они соблюдают глубокую конспирацию.

Когда именно они приступят к активной деятельности, разумеется, неизвестно. Однако можно предположить, что они постараются заявить о себе в тот момент, когда начнется последняя битва «правоверных против Запада», предсказанная в хадисах (сборнике апокрифических историй из жизни пророка Мухаммеда). Сейчас все идет к тому, что это произойдет довольно скоро: США и Турция нацелились на создание «свободной от ИГ зоны» именно в том районе, где должна состояться эта битва – у города Дабик в северной Сирии.

Поскольку никакой реальной возможности предотвратить проникновение сотен, если не тысяч, боевиков ИГ в Европу нет, то и надежды на полное отсутствие терактов в странах ЕС тоже нет. Более того, растущий поток иммигрантов с каждым днем увеличивает вероятность осуществления диверсий и нападений в недалеком будущем. И это ставит Европейский Союз перед очень неприятным выбором.

Толерантность или безопасность

Когда-то известный ветеран войны в Афганистане Усама бин Ладен пояснял, что джихадистам для победы над Западом необходимо «превратить его в тень самого себя», заставив отказаться от либеральных ценностей, демократии, подчинить экономику военно-промышленному комплексу, доведя его до состояния Советского Союза. «С этого холма мы разбили русских. Если даст бог, мы сделаем то же с Америкой», - добавил ныне покойный террорист.

Сейчас его план начинает реализовываться в Европе. Конечно, говорить о развале Евросоюза или скором крахе западной цивилизации как минимум преждевременно. Однако сейчас даже Ангела Меркель заговорила о возможности выхода Германии из Шенгенского соглашения, а европейские правые набирают себе очки, обещая перекрыть границы.

Бюрократические структуры ЕС с проблемой тоже очевидно не справляются. Между странами союза идут жаркие дискуссии насчет того, кому и сколько беженцев принимать на своей территории. Восточноевропейские страны категорически не желают давать убежище новоприбывшим, хотя запад континента уже не справляется с нагрузкой. Рассуждения Меркель о выходе из шенгена связаны именно с «недостатком солидарности» со стороны партнеров Германии по ЕС именно в миграционном вопросе.

Разворачивающийся кризис, еще не войдя в самую острую фазу, уже ударил как по единству Евросоюза, так и по толерантной, либерально-демократической природе политического дискурса в составляющих его странах. Когда же вовсю начнут действовать проникающие в Европу экстремисты, ситуация может осложниться многократно. Прежде приветливые и открытые миру греческие острова у турецких берегов и итальянская Лампедуза, куда прибывает основная масса иммигрантов, уже сейчас стали местами, где процветает крайний национализм и весьма агрессивное отношение к нелегалам. Местные жители предлагают самые радикальные методы сопротивления наплыву мигрантов. И хотя подобные настроения даже там разделяют далеко не все, общая тенденция совершенно очевидна.


Ангела Меркель на дня посетила один из лагерей беженцев в Саксонии
Ангела Меркель на дня посетила один из лагерей беженцев в Саксонии


Сейчас руководителям ЕС и входящих в него стран надо принять очень сложное решение выбрав из двух неприятных вариантов. Первый: прием мигрантов продолжится, им будут помогать, устраивать на новом месте и давать документы о предоставлении убежища. В этом случае поток азиатов и африканцев, желающих обосноваться в Европе, ни в коем случае не прекратится, а станет только шире. В Средиземном море будут тонуть все новые суда, а на европейских дорогах находить все новые рефрижераторы с телами. Одновременно с этим будут усиливаться противоречия между странами ЕС, а также набирать силу ультраправые партии и группировки. Процесс будет идти параллельно с созданием исламистских террористических сетей. Не прямо сейчас, но в уже обозримой перспективе все это выльется в кризис чудовищных масштабов, способный прекратить не только проект единой Европы, но и полностью изменить внутреннее содержание континента – демографическое, политическое, экономическое, культурное и религиозное.

Второй путь предполагает создание предельно жестких правил выдачи статуса беженца, прекращение программ материальной поддержки прибывающих, твердую, почти насильственную интеграцию уже прибывших в местное общество и целый ряд других мер, которые вызовут море возмущения со стороны левых и правозащитников, обвинения в бессердечности, нарушении прав меньшинств, неуважении к чужой культуре, традициям и, разумеется – в расизме. Однако, вопреки обвинениям в жестокости, такие меры положат конец новостям о тысячах утонувших нелегалов: никто не поедет в Европу, если шансы остаться там будут равны нулю. Такая политика выбьет почву из-под ног неонацистов и ультраправых, которые, придя к власти, закрутят гайки намного, намного сильнее. Ну а сама Европа сумеет сохранить свою идентичность, перестав мутировать в объединенные европейские эмираты.

Для ЕС крайне желательно принять решение как можно скорее. Дело в том, что гуманитарная катастрофа гигантских масштабов прямо сейчас разворачивается в Йемене, где проживает 25 миллионов человек. Нетрудно догадаться, куда все они побегут, когда ситуация станет совсем невыносимой.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: