26 июля 2016, вторник

Экс-замглавы ГПУ: За такие вещи нужно отрубать морально руки по самые локти

История людей не учит - экс-замгенпрокурора о коррупционных схемах в сегодняшней ГПУ
Фото: comments.ua

История людей не учит - экс-замгенпрокурора о коррупционных схемах в сегодняшней ГПУ

Экс-замглавы ГПУ - о новых политиках, пытающихся восстановить старые схемы, и старых прокурорах, саботирующих расследование резонансных дел Семьи

НВ расспросило экс-замгенпрокурора Николая Голомшу, занимавшегося делами Януковича и его команды в ГПУ при Олеге Махницком, о том, почему начатые при нем дела против Семьи до сих пор не доведены до конца.

Также он рассказал о том, начали ли в Генпрокуратуре, откуда его уволили по закону об очищении власти, ломаться старые коррупционные схемы, и не воспользовались ли этими же схемами его коллеги уже при новом руководстве. И, наконец, ответит на вопрос о том, зачем сегодня прокуроры ездят в зону АТО на семинары. 

— Вашего шефа, экс-генпрокурора Олега Махницкого, упрекали в том, что при нем не был наказан никто из прежней власти. Никого не нашли. Не были возвращены выведенные ими из страны деньги. Потом ему приписали покупку отеля Hyatt. Потом связали это все вместе и предположили, что новым чиновниками, мол, заплатили, и потому, собственно, никого из Семьи до сих пор не нашли.

— Это утверждение необъективно. Дается два месяца на расследование дела. Новый криминально-процессуальный закон дает основание вносить в реестр досудебных расследований информацию про преступление на стадии проверочных мероприятий. И эта проверка теперь укладывается непосредственно в сроки расследования. И пока мы не имеем результатов проверок, мы не можем дать оценку действиям должностного лица. С февраля по июнь мы все документировали. Проверки и экспертизы длятся от месяца до трех. Все это было в стадии работы.

— Вы хотите сказать, что Махницкому просто не хватило времени, чтобы довести эти дела до конца?

— Конечно. Скажу больше. Мы, группа прокуроров, задавали эти вопросы Махницкому: правда, что твоя дочь учится в Лондоне? Правда, что ты купил там недвижимость? Правда, что ты купил Hyatt. Он ответил: неправда. И начал публично оправдываться. Мне кажется, он реагировал несколько несвоевременно. Нужно было реагировать тут же.

— На какой стадии были дела Януковича, Курченко, Пшонки, когда вас уволили из ГПУ?

— В активной стадии расследования. По Курченко по отдельным эпизодам мы уже выходили в суд. Янукович и его подопечные грабили страну хороших несколько лет. И тут за один - два месяца невозможно было направить дело в суд. Это люди с деньгами, которые, вы видите, как ловко сейчас подают в суды.

Плюс, когда победила революция, на постах оставалось очень много людей из команды Януковича. Когда мы подавали в ревизионные и аудиторские органы, то встречали сопротивление. Был балаган, деморализация. Мы не могли добиться от многих конкретных ответов. Но мы двигались, и достаточно неплохо.

— Сотрудник вашего же ведомства рассказывал мне, что, несмотря на открытые дела и арестованные активы, якобы при попустительстве новой власти старой гвардии продолжают перечислять деньги в Россию.

— У меня нет доступа к этой информации. Не могу ничего сказать.

— Как вы оценили бы профессионализм нынешнего главы ГПУ Яремы?

— Я его оценивал как патриотично настроенного правоохранителя. Глубокого личного знакомства у нас не было. Случилось так, что я стал неудобным для него в работе, и он мне сказал, что не видит меня в команде заместителей.

Я считаю, это ошибка госслужащего — приходить на государственную работу как в свою вотчину. Я понимаю, если бы Ярема пришел в Прокуратуру с командой победителей Майдана, а я был бы там замом Пшонки и был причастен к каким-то действиями или бездействию. Тогда вопросов нет. Это смена элит. Но у нас были общие мысли, когда мы шли рядом на Майдане. И тут мне говорят: я тебя не знаю, не доверяю и увольняю.

— Вы не думаете, что вас люстрировали, чтобы приостановить дела, которые вы вели?

— Я не знаю, какой мотив. Возможно, вы и правы.

— Сейчас исчезли схемы, которые работали при Януковиче? Или новые чиновники их перебирают на себя?

— Как человек, который живет в том же обществе, что и вы, я отмечаю, что история людей не учит.

— Лично вы, работая в ГПУ, видели, что какие-то схемы ломаются, а какие-то продолжают работать?

— Работая в Генпрокуратуре, я видел разное. За те последних несколько месяцев, что я проработал, я видел на уровне оперативного информирования правоохранителей, как новые политики приходят с предложениями восстановить схемы.

После смены власти правоохранительные органы были деморализованы и растеряны. А тут находятся среди победителей люди с предложениями: так давайте мы возобновим эти схемы. Конечно, они [работники правоохранительной системы которые имеют опыт " работы при Януковиче"] поднимают головы и начинают ощущать себя снова очень важными. Чего греха таить? Видно, как это все происходит, движется.

Власть, возможность влиять на процессы — это экзамен на способность противостоять искушению обогатиться. Нужно понимать, что ты в аквариуме, на виду. Плюс ты среди коллег — и если ты чеснока не ел, то от тебя не пахнет.

Реформы пока не дают эффекта. Задекларированные формы работы — нормальные. Но нужно добиться, чтобы заработал закон.  Следить за реформаторами — как они распоряжаются деньгами? Куда эти деньги идут? Делать это в динамике и заставлять чиновников реагировать. И тогда мы посмотрим, захотят ли они работать на этих должностях, когда нет искушения обогатиться.

— Правда ли, что сейчас работники прокуратуры специально ездят в зону АТО под предлогом проведения неких семинаров, чтобы получить статус участника боевых действий, который ограждает от люстрации?

— Я слышу это из СМИ. Знаю, что работает управление прокуратуры при Южном регионе АТО. И знаю, что какие-то семинары были.

— Давайте поговорим о вечном — в взятках. Правда ли, что для того, чтобы устроиться в прокуратуру простым стажером, нужно дать взятку в размере $ 50 тыс.? Правда ли что аналогичные суммы районные прокуроры должны ежемесячно заносить наверх?

— За такие вещи нужно отрубать морально руки по самые локти. Для этого у нас есть служба внутренней безопасности, которая подчинена лично Генпрокурору. А если есть такие факты, то они должны быть доведены до сведения общественности.


 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: