8 декабря 2016, четверг

Похмелье от восторга они будут испытывать, возможно, всю жизнь - экс-главред Дождя о том, когда в России спадет эйфория от "крымнаша"

ПРОЗА ЖИЗНИ: Осенью 2015-го Михаил Зыгарь представил свою книгу Вся кремлевская рать сначала в Москве, а потом в Берлине

ПРОЗА ЖИЗНИ: Осенью 2015-го Михаил Зыгарь представил свою книгу Вся кремлевская рать сначала в Москве, а потом в Берлине

Михаил Зыгарь, который еще два месяца назад был главредом популярного российского телеканала Дождь, а затем уволился и стал просто писателем, рассказывает о настроениях в России

В свои 35 лет российский журналист и писатель Михаил Зыгарь успел многое. Первые десять лет были боевыми в полном смысле этого слова: он работал военным корреспондентом газеты Коммерсантъ, писал репортажи из Ирака, Ливана, Палестины, Судана, Узбекистана. Затем его карьера пошла в гору: он стал заместителем главреда в журнале Русский Newsweek, а затем — главным редактором единственного в России независимого телеканала Дождь. К карьере добавилась и награда: Зыгарь получил международную премию International Press Freedom Award от Комитета по защите журналистов.

В конце 2015 года он выпустил книгу Вся кремлевская рать. Краткая история современной России. Роман, в котором журналист попытался осмыслить, “что произошло с Россией за последние 15 лет, как менялось мироощущение и мировоззрение Владимира Путина и его ближайшего окружения, как все начиналось и к чему это все привело”, быстро стал хитом продаж.

Интерес к изданию подогрела его документальность: материал для книги Зыгарь собирал несколько лет, причем использовал более 200 интервью с людьми из ближайшего окружения российского президента.

Сразу после выхода Кремлевской рати Зыгарь покинул Дождь, где шесть лет проработал главным редактором, и окунулся в новый мультимедийный проект Свободная история России.

На предложение НВ побеседовать он откликнулся легко. Однако во время интервью, которое проходило по скайпу, демонстрировал сдержанность в оценках и взвешивал каждое слово. Зыгарь, будто мантру, повторяет тезис о том, что делить мир на плохих и хороших парней — значит, вносить свою лепту в атмосферу ненависти.

 

Пять вопросов Михаилу Зыгарю:

— Ваше самое большое достижение?
— Какой‑то очень сложный вопрос. Еще впереди.
— Ваш самый большой провал?
— Мне вообще в голову не приходит ничего, что я мог бы назвать своим провалом. То ли некритично отношусь к себе, то ли забыл.
— На чем вы передвигаетесь по городу?
— Зимой на метро, а летом — на велосипеде.
— Последняя прочитанная книга, которая произвела впечатление?
— Воспоминания Сергея Витте, это министр финансов и глава правительства России в конце XIX—начале XX века.
— Кому бы вы не подали руки?
— Вы знаете, очень много, к сожалению, людей в последнее время, при встрече с которыми я прилагал усилия, чтобы не было возможности подать им руки.

 

Я начал брать интервью для этой книги еще семь лет назад, потом на каком‑то этапе стало понятно, что эпоха Путина еще не заканчивается, пока рано подводить итоги, но условно в момент [аннексии] Крыма стало понятно, что критическая масса неизвестного и непонятного так велика, что нужно срочно садиться и писать, потому что уже совершенно непонятно, как мы дошли до жизни такой и каким образом мы переместились из [полного надежд] 2000 года в такой странный 2014‑й.

Я не совсем согласен с тем, что есть черное и белое, что есть люди, которые понимают, что происходит в России, а есть те, которые пока не поняли, зрячие и незрячие.

Есть люди с разными ценностями — те, кто считает свободу слова ценностью, и те, кто считает ее излишней. Есть люди, которые признают очень важным право собственности, а есть те, кто не придает ему никакого значения.

И никакие сообщения о потерях никоим образом пока что не перекрыли пропагандистский эффект

Есть люди, для которых абсолютной ценностью является гордость за свою страну, например. Можно их считать незрячими? Нет. Просто так сформировался образ их мыслей еще с советских времен. И людей с такими особенностями в образе мироощущения очень много. Кто я такой, чтобы осуждать их, говорить, что они слепы?

Есть люди, которых невозможно смутить ухудшающейся экономической ситуацией. А есть те, которых уже давно все смутило.

Во внешней политике не произошло ничего, что бы заставило разочароваться тех россиян, которые год назад испытывали прилив гордости. Начало операции в Сирии, в принципе, было значительной частью общества поддержано. И нет никакой информации о том, что эта операция претерпела какие‑то страшные неудачи. Есть небольшая часть общества, которая критикует целесообразность этой операции, но она незначительна. И никакие сообщения о потерях — а их довольно мало — никоим образом пока что не перекрыли пропагандистский эффект.

Самое важное, что можно сказать по поводу внешней политики: она считается довольно успешной. Потому что огромные усилия пропаганды в последние месяцы сфокусированы на том, чтобы описать, как ужасна жизнь практически во всех странах за пределами России. Что кризис, который существует в РФ,— на самом деле, райские условия, а Европа просто гибнет под ножами беженцев, Германия вообще уже почти погибла, везде все довольно ужасно, только в России довольно все прекрасно.

Как ни странно, этот посыл многих телезрителей убеждает. Трудно разочароваться во внешней политике, когда тебе постоянно предъявляют доказательства того, что это самая успешная из всех возможных внешних политик.

Я считаю, что все происходящее очень опасно именно потому, что не исчезнет за два дня. Это у поколения, даже у нескольких, которые сейчас все это воспринимают, останется надолго. Возможно, похмелье от восторга 2014 года [аннексия Крыма] они будут испытывать всю жизнь.

И сейчас нет никакой угрозы рейтингу президента. Во власти нет панических настроений. Зато многие чиновники всерьез озабочены тем, что США ведут против России войну. Они в это и вправду верят. И в Мюнхене премьер-министр Медведев сказал, что уже де-факто идет холодная война. Это их беспокоит. Их не беспокоят никакие проблемы внутри страны. Существует технологическая проблема, связанная с тем, что предстоят думские выборы в сентябре этого года, но нет никаких опасений по поводу того, будто что‑то выходит из‑под контроля.

Нормализация украинско-российских отношений — это сложный двусторонний процесс, и при нынешней российской власти она вряд ли возможна. Мне кажется, так все считают. И в Украине тоже.

4 марта в FEDORIV Hub в Киеве экс-главред Дождя Михаил Зыгарь честно и без купюр расскажет о том, как делать независимое коммерчески эффективное СМИ в сложное время тотальной зависимости и экономического кризиса; поговорит о российской политической жизни, внешней политике, фактах и историях, которые не вошли в книгу Вся кремлевская рать, а также порассуждает о будущем развитии российской внешней и внутренней политики 

Материал опубликован в НВ №6 от 19 февраля 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: