5 декабря 2016, понедельник

Дыра в российском бюджете растет, а ткань на заплатки заканчивается. Экс-замглавы Центробанка России о кризисе путиномики

Известный российский экономист Сергей Алексашенко четыре года был заместителем председателя правления Центробанка РФ
Фото: rbc.ru

Известный российский экономист Сергей Алексашенко четыре года был заместителем председателя правления Центробанка РФ

Продажа акций госкомпаний не спасет российскую казну, а после Роснефти продавать будет нечего. О тупике путинской экономики и цене санкций НВ рассказал экономист Сергей Алексашенко

После обвала цен на нефть и начала действия санкций в 2014 году, в бюджете России стал стремительно нарастать дефицит. Для того, чтобы восполнить недостающие 2,5 триллиона рублей, правительство РФ объявило о масштабной приватизации акций крупнейших госкомпаний.

Вчера издание Bloomberg сообщило о намерении продать 19,5% акций крупнейшей в России нефтяной компании Роснефть. Однако эксперты не верят, что даже сотни миллиардов рублей спасут казну. Экономическая модель, выстроенная Путиным за 16 лет правления, будет погружаться в пучину кризиса и дальше.

Заместитель председателя Центробанка России и заместитель министра финансов 1995-1998 годов Сергей Алексашенко объяснил НВ, как латают бюджетные дыры и почему скоро Путину будет нечего продавать для спасения бюджета.

Насколько обоснованы предположения Bloomberg о том, что продажа акций Роснефти связана с президентскими выборами 2018 года? Насколько помогут российскому бюджету эти 700 миллиардов рублей?

Думаю, что Блумберг забегает вперед, оценивая потребности российского бюджета. Деньги Кремлю нужны уже в этом году. Нефтегазовые доходы остаются существенно меньшими, чем планировалось, экономика не растет, прочие доходы бюджета сократились в реальном выражении. По итогам пяти месяцев дефицит федерального бюджета составил 4,7% ВВП, что ощутимо превышает запланированные 3%, являющиеся предельно допустимыми для Путина.

В этой связи продажа акций Роснефти – едва ли не единственный источник денег, который поможет бюджету и деньги получить, и дефицит сократить. Правда, нужно хорошо понимать, что такое сокращение дефицита – это игры в методологию, поскольку продавать акции Роснефти будет Роснефтегаз. Бюджет будет получать не доходы от приватизации (что является источником финансирования дефицита), а дивиденды, которые являются частью обычных доходов.  В итоге Минфин с правительством отчитаются Путину, что они удержали этот 3%-ный дефицит.

Сумма сделки значительная, если верить Bloomberg, она составит 11 миллиардов долларов, больше 700 миллиардов рублей – это практически 1% российского бюджета.

Так дефицит составляет 3%. Где возьмут тогда деньги на покрытие остальных 2%, составляющих сотни миллиардов рублей? 

В нормальной ситуации дефицит должен финансироваться, главным образом, за счет госзаймов. Но в силу западных санкций заимствовать за рубежом в больших объемах Минфину не удается, а на внутреннем рынке после конфискации пенсионных накоплений, практически, не осталось тех, кто готов давать казне в долг лет на 10-15.

Сегодня Минфин финансирует дефицит почти целиком за счет средств Резервного фонда. Если дефицит не удастся сократить (цены на нефть еще снизятся или расходы бюджета увеличатся), то деньги в Резервном фонде могут закончиться уже в этом году. В любом случае, их не хватит на весь 2017-й год и в следующем году Кремлю придется «запускать свою лапу» в Фонд национального благосостояния. Минфин категорически требует сохранить резервы для финансирования бюджета-2018 (что весьма разумно) и не хочет тратить более двух триллионов рублей из Резервного фонда в этом году. С учетом того, что дефицит может составить около 2,5 триллионов, это означает, что еще 500 миллиардов нужно где-то найти. Поэтому ищут различные варианты, в том числе рассматривают массированную приватизацию.

Сегодня речь идет не только о «Роснефти», рассматривают продажу акций ВТБ, АЛРОСА, «Совкомфлот», «Башнефть» – все это может потянуть на триллион рублей, но получить его целиком в этом году, видимо, не удастся, какие-то сделки уйдут на следующий год.  

Подчеркну, все это – лишь изыскание денег для выполнения бюджета 2016 года, ни о каких дополнительных расходах (повышение зарплат, пенсий, бюджетные инвестиции) речь идти не может.

Читайте также: Кризис в РФ продлится до 2023 года, - российский экономист

Не превратится ли эта волна приватизации в раздачу госактивов олигархам, как это получилось в ельцинские времена? Тот же условный Тимченко с Ротенбергами получат доли в госкомпаниях, а деньги в бюджет от продажи так и не придут?

Ельцинская приватизация меняла структуру экономики – крупные компании отдавали из рук государства в частные. Можно говорить о ней все, что угодно – что она была плохая, коррумпированная. Но она выполнила свою цель, компании перешли под контроль частного бизнеса. Сейчас правительство продает небольшие пакеты акций, сохраняя контроль (кроме «Башнефти»). В той же «Роснефти» даже после приватизации государство будет контролировать 55% акций. Это не приватизация, а просто финансирование бюджетного дефицита.

У путинских друзей, членов кооператива «Озеро», триллиона рублей на покупки нет, и все эти ребята – Ковальчуки, Тимченко, Ротенберги – не те люди, которые что-то покупают по рыночным ценам. Они готовы у государства что-то бесплатно взять, а еще лучше, чтоб за это государство еще и приплатило.

Проекты по большим коммерческим сделками с Китаем объявлялись Путиным уже не раз и в большей части заканчивались безуспешно. Насколько удастся в этот раз? Есть ли вообще примеры успешного сотрудничества России с Китаем за последние пару лет?

Китай – страна большая, и все процессы там идут медленно. Невозможно представить, что пройдет всего год, и россияне сольются с китайцами в радостном экстазе. Но и говорить, что ничего не получается, тоже неправильно.  Посмотрите на историю той же «Роснефти»: в январе они получили от китайцев $20 млрд аванса на разработку месторождений, если не больше. Можно ли считать этот проект успешным? Исходя из того, что Роснефти позарез были нужны деньги – успешным.

Индийцам они продали почти 50% Ванкорского месторождения (крупнейшее месторождение нефти в Восточной Сибири – ред.), успешный проект? Он дал Роснефти деньги, значит успешный. Газпром заключил с Китаем сделку по строительству Силы Сибири (газопровод для поставок газа из Якутии в Приморский край и страны Азиатско-Тихоокеанского региона – ред.). Не знаю, что там от этого получил бюджет, но Ротенберг и Тимченко  получили деньги на его строительство. Успешный проект? Для них – да.

Проблема не в том, что таких проектов мало, а в том, что все они реализуются правительством в ручном режиме. Это не бизнес-сотрудничество, скажем, американских и мексиканских компаний, которые крутят миллиарды в частном секторе.

Насколько хороша сделка по покупке акций «Роснефти» для Китая и Индии? Не могу отвечать за них, но я бы на их месте такие деньги не платил. Эти 19,5% акций не дают возможности участвовать в управлении – контроль остается за государством; соответственно, не будет возможности влиять на политику выплаты дивидендов. Она и сейчас не очень щедрая, но может быть хуже, учитывая ситуацию.

Продажа акций Роснефти идет не на бирже, где известны все условия, суммы и участники. Переговоры по этой сделке  ведутся  кем-то «с глазу на глаз». Какие там есть дополнительные условия и почему это может быть интересно китайцам или индийцам – я не знаю.

Читайте по теме: Порочный круг имени Путина. О глубочайшем кризисе в экономике РФ

Насколько может изменить планы давление Европы или США на возможных покупателей российских акций в свете истории про санкции?

Не может. Максимум – может быть мягкая рекомендация. Во-первых, китайцы рекомендаций европейцев и американцев не слушают. Во-вторых, санкции запрещают покупку новых акций, а в случае с Роснефтью речь идет о старых (выпущенных до введения санкций – ред.). К тому же, насколько я понимаю, ни Китай, ни Индия ни один пакет санкций против России не поддержали.

Как долго сможет лавировать российское правительство с нынешней  бюджетной ситуацией? На сколько лет хватит активов госкомпаний для продажи – 5 лет, 7 или до конца правления Путина?

Я сам пытаюсь это для себя сформулировать, честный ответ на этот вопрос, но пока его не знаю.

На пять лет, думаю, не хватит, просто нечего будет продавать. Роснефть – это последний бриллиант, доставшийся от дедушки. Ну что кроме перечисленных активов российское правительство может продать, получив значимые деньги, без передачи контроля над компаниями? 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: