23 сентября 2017, суббота

Драка аватарок: Как война между украинцами и россиянами перетекла в соцсети

Сетевой удар: Блокировка аккаунта - популярное оружие для временной нейтрализации бойцов интернет-фронта
Фотоколаж НВ

Сетевой удар: Блокировка аккаунта - популярное оружие для временной нейтрализации бойцов интернет-фронта

На прошлой неделе директор по общественной политике крупнейшей мировой социальной сети Facebook Томас Кристенсен приехал в Киев и попытался наладить хорошие отношения с украинскими чиновниками

Формально он прибыл для того, чтобы выступить на Киевском экономическом форуме.

Однако ему пришлось также объяснять украинским журналистам и членам Национального совета по телевидению и радиовещанию, почему его компания блокирует аккаунты известных украинских активистов, занимающих в сети антироссийскую позицию.

Сергей Иванов — один из таких блогеров. Он из города Сватово Луганской области. Сейчас живет в Киеве.

Я больше не хочу иметь ничего общего с людьми, которые продаются за банку тушенки - Сергей Иванов, блогер из Луганской области

“В Донбасс я уже вернуться не могу. Сепаратисты мне вынесли смертный приговор”,— поясняет он.

Такого внимания со стороны пророссийских боевиков он добился благодаря проукраинской позиции и тому, что публиковал на своей странице в Facebook информацию о реальном положении дел в Луганской и Донецкой областях.

“Я больше не хочу иметь ничего общего с людьми, которые продаются за банку тушенки”,— поясняет причины, которые заставили его порвать с родным краем, Иванов.

Примерно в такой же манере, правда, с искусным использованием непечатной лексики блогер, имеющий филологическое образование, и ведет свою страничку, у которой сейчас порядка 30 тыс. подписчиков.

Эту страницу только за последние два месяца блокировали трижды. Иванов объясняет, что публикации на грани фола в сети нередки. Но обычно блокируют известные аккаунты.

Причем иногда за вполне невинные вещи. “Просто кремлеботам [пророссийски настроенным пользователям] важно блокировать тех, у кого много подписчиков. Тех, кто может показывать реальную ситуацию в Донбассе”,— поясняет он.

Его история — лишь часть глобальной войны, которая развернулась в социальных сетях за последний год. Количество пользователей Facebook в Украине сегодня составляет 6 млн человек, в России — более 23 млн человек.

Для самой сети это та аудитория, с помощью которой она хотела бы наконец заработать на рекламе. Но для многих пользователей это способ повлиять на сотни тысяч человек, которые сегодня пытаются понять, что же на самом деле происходит в Украине.

До недавнего времени украинские пользователи сами сражались с армиями кремлевских ботов. Теперь им на помощь приходят украинские власти.

Машина пришла в движение



Для приезда в Украину у менеджера Facebook были серьезные основания. В конце лета, когда на востоке страны обострилась ситуация, Служба безопасности Украины открыто заявила о том, что попыталась влиять на Facebook и Google.

"18‑й специальный центр Федеральной службы безопасности РФ в социальных сетях, по электронной почте и через sms целенаправленно рассылает тексты панического характера",— заявил тогда глава СБУ Валентин Наливайченко.

Он отметил, что украинская сторона неоднократно связывалась с руководством Facebook, но результатов это не дало.

При этом глава СБУ отметил, что правительство Украины провело переговоры с Google о блокировании украинских каналов на YouTube со стороны российских спецслужб. Директор украинского представительства Google Дмитрий Шоломко не смог ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию.

В то же время Томас Кристенсен из Facebook сообщил НВ, что в его компании внимательно прислушиваются к подобным обращениям со стороны спецслужб. Также не уточнив подробностей.

Кроме этого, повлиять на Facebook решили глава Национального совета по телевидению и радиовещанию Юрий Артеменко и его первый заместитель Ольга Герасимьюк.

Они написали письмо основателю Facebook, которое начиналось словами “Дорогой Марк, мы узнали, что украинский сегмент Facebook администрирует человек с российским гражданством…” В нем Марку Цукербергу сообщили, что из‑за предвзятых действий департамента, занимающегося украинским вопросом, были отключены аккаунты Сергея Иванова и Алекса Заводюка (у последнего более 11 тыс. подписчиков), которые регулярно публиковали фото, видео и информационные материалы с территорий оккупированных пророссийскими боевиками.

Ранее о блокировании аккаунта заявил и глава пресс-службы Правого сектора Борислав Береза, известный своими радикальными взглядами. Число его подписчиков превышает 54 тыс.

Решение отправить в Киев своего представителя вполне логично, говорит основатель агентства fedoriv.com Андрей Федоров. Украина сегодня находится в центре внимания новостных агентств всего мира. И заявление Нацсовета могло повлиять на дела компании в США.

Стоимость таких компаний больше зависит от котировок акции, чем от операционных доходов.

А для акционеров на Западе социальная ответственность — это не пустые слова. Рано или поздно конкуренты Facebook вполне могли бы использовать этот случай в выгодном свете.

“Стоимость бренда на Западе больше зависит от того, что компания делает, а не что говорит”,— говорит Федоров. Приезд в Украину — это поступок. Его можно выгодно подать.

Кристенсен рассказывает, что приехал в Украину для того, чтобы объяснить украинским властям, как работают модераторы Facebook.

“Наша система работает не так, как ее представляют,— рассказывает менеджер.— Наши сотрудники не делятся на команды по регионам или по языковому принципу”.


Меж двух огней: Директору по общественной политике Facebook в Скандинавии, Восточной Европе и России Томасу Кристенсену приходится вникать в тонкости украинско-российских взаимоотношений / DR
Меж двух огней: Директору по общественной политике Facebook в Скандинавии, Восточной Европе и России Томасу Кристенсену приходится вникать в тонкости украинско-российских взаимоотношений / DR


Они работают исходя из их специализации. Кто‑то знает, как определять неподобающие фотографии или видео.

Кто‑то натренирован на то, чтобы выявлять словесные призывы к насилию или нарушению прав. Все запросы пользователей из Украины и России, будь они единичными или групповыми, рассматриваются сотрудниками в Дублине (Ирландия).



Впрочем, ответить на вопрос, сколько же на Facebook работает российских граждан, Кристенсен так и не смог. Не смогла ответить на и пресс-служба.

Тонкая настройка

После встречи с Кристенсеном глава Нацсовета Юрий Артеменко несколько растерял уверенность в том, что пророссийские работники Facebook воюют с украинскими блогерами.

“Нас не так проинформировали украинские пользователи. Нет у них модератора украинского сегмента. Просто в группу входят люди со знанием разных языков, которые обучены правилам. Редакционная политика, скажем так”,— говорит Артеменко.

Теперь чиновник предлагает бороться с блокировками и другими нападками прокремлевских ботов с помощью его аккаунта в Facebook.

“Пишите мне. И когда у нас появятся конкретные факты, будем связываться с представителями Facebook и разбираться”,— говорит он. А вот его коллега Герасимьюк, которая не была не этой встрече, более сдержанна в выводах.

Она считает, что ей нужно лучше изучить, как на самом деле работает система сети. А потом уже бороться со злоупотреблениями. Чиновники не исключают, что того же Сергея Иванова вполне могли бы отключить из‑за ненормативной лексики и фотографий, которые имеют запрещенный в сети характер.



Если бы на сеть можно было повлиять с помощью государственных обращений, то это бы давно уже сделали в России. Но пока обуздать сеть с помощью государственной машины не удается даже российской ФСБ.

Там не тратят время на обращения к Цукербергу, понимая, что он мало что может сделать в этой ситуации, а принимают радикальные меры.

Которые могут вообще привести к уходу сети из страны. Известный российский блогер Антон Носик объясняет на своей страничке: сейчас в РФ принят закон, который обязывает с 1 января Facebook и другие компании, действующие на территории страны, хранить свою информацию в России.

Понятно, что делать этого никто не будет. “Это двухходовка. Сначала предъявляют заведомо невыполнимое требование перенести все данные площадок на территорию ФСБ. А потом за неисполнение требования отключают. Вернее, от них отключают нас”,— резюмирует блогер.

Что намного лучше понимают в России, так это то, что Facebook — это социальное явление. И если его пока не удается побороть, то нужно по крайней мере попытаться возглавить.

Пока новый железный занавес в России еще не опустился, спецслужбы России учатся играть по правилам Марка Цукерберга — создают аккаунты, отслеживают украинских матерщинников и усиленно жмут на кнопку, чтобы пожаловаться на оппонента.

Так они блокируют не только украинских пользователей, но и неугодных блогеров в России.

Совсем недавно была заблокирована страница Груз-200 из Украины в Россию, созданная российской активисткой Еленой Васильевой. Там она публиковала факты о российских солдатах, погибших во время военных действий в Донбассе.

PR-стратег из компании Ольшанский и Партнеры Сергей Дидковский говорит, что речь идет не о единичных инициативах прокремлевских пользователей, а о компьютерных программах, которые могут генерировать сотни и тысячи аккаунтов.

Эти аккаунты потом настраиваются на определенные ключевые слова. С их помощью отправляются множественные жалобы, и страницы неугодных пользователей блокируются в полном соответствии с правилами Facebook.

Окончательного решения проблемы ботов быть не может. Ни Facebook, ни любая другая система не являются идеальными. Борьба с ними скорее похожа на травлю паразитов, которых нельзя истребить полностью.

“Это как колесо Сансары.Помочь решить эту проблему могут не кулуарные договоренности чиновников, а все те же социальные сети”,— полагает Сергей Дидковский. Если большое количество пользователей, к примеру, напишет одну и ту жалобу Марку Цукербергу, то это может иметь больший эффект, чем любое обращение чиновника.

Впрочем, на войне все методы хороши. В украинском офисе международной ассоциации European Media Platform (EMP), в которой и посоветовали Ольге Герасимьюк написать обращение Цукербергу, удовлетворяться формальными ответами менеджера Facebook не собираются.

Директор организации Оксана Приходько говорит, что планирует привлечь к анализу украинско-российских войн в сети управляющего директора по общественной политике Facebook Эрику Манн, которая понимает русский и украинский и тонко разбирается в вопросе.

Собираются в EMP и разработать технологию борьбы с ложными страницами правительственных организаций. Они часто используются для распространения заведомо ложной информации.

“Нужно оказывать давление на Facebook для того, чтобы совершенствовать правила Facebook”,— говорит Дидковский.

Война в Facebook будет продолжаться независимо от того, изменятся ли правила игры компании.

“Для меня это способ донести правду о том, что происходит в родном городе”,— говорит Иванов. Подобные мотивы и у многих его сотоварищей, да и противников на виртуальной войне.

Многие из них уже сегодня сравнялись по охвату аудитории с традиционными средствами массовой информации, и количество их подписчиков продолжает расти. А это значит, что борьба за влияние в соцсетях будет лишь нарастать.

Материал опубликован в №22 журнала Новое Время от 10 октября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: