26 июля 2017, среда

Дорогая королева. Стоимость имущества Елизаветы II взлетела до рекордного уровня

Британская монархия богата как никогда: стоимость имущества, формально доверенного королеве Елизавете II, взлетела до рекордного уровня и составляет почти $35 млрд
Будущим летом Лондон ждет крупнейшее светское событие в истории Великобритании — 10 тыс. гостей соберутся на прием в честь 90‑летия королевы Елизаветы II. Столы поставят под открытым небом — они растянутся на километр вдоль лондонской улицы Мэлл, соединяющей Букингемский дворец с Трафальгарской площадью. Дополнительный повод поднять
Объем личного состояния Елизаветы II остается предметом споров и догадок все 63 года ее правлени
Фото: Depositphotos

Объем личного состояния Елизаветы II остается предметом споров и догадок все 63 года ее правлени

Британская монархия богата как никогда: стоимость имущества, формально доверенного королеве Елизавете II, взлетела до рекордного уровня и составляет почти $35 млрд
Будущим летом Лондон ждет крупнейшее светское событие в истории Великобритании — 10 тыс. гостей соберутся на прием в честь 90‑летия королевы Елизаветы II. Столы поставят под открытым небом — они растянутся на километр вдоль лондонской улицы Мэлл, соединяющей Букингемский дворец с Трафальгарской площадью.

Дополнительный повод поднять тост за здоровье ее величества недавно обнародовала консалтинговая компания Brand Finance, взявшаяся оценить стоимость британской монархии как бренда. Оказалось, что за последние три года эта цифра выросла на $20 млрд — до рекордных $87 млрд. С таким показателем сегодня не может соперничать ни один бизнес-бренд мира, кроме технологического гиганта Apple, где цена бренда составляет $128 млрд, согласно рейтингу той же Brand Finance.

Сравнение британской короны с бизнесом не так уж условно. Стремительный рост брендовой ценности монархии обусловлен в первую очередь подорожанием активов, формально находящихся в распоряжении Елизаветы II. Прежде всего это касается королевской недвижимости в Лондоне и по всей Британии, находящейся под управлением компании Crown Estate, чьи активы оцениваются в 13 млрд фунтов стерлингов (около $20 млрд).


СИЛА МОНАРХИИ: Торжественные церемонии в Вестминстерском дворце с участием королевы остаются неизменными на протяжении веков / © Reuters
СИЛА МОНАРХИИ: Торжественные церемонии в Вестминстерском дворце с участием королевы остаются неизменными на протяжении веков / © Reuters


И хотя личной собственностью королевы это имущество не назовешь, продать компанию она не может и получает лишь часть от ее прибыли,— в последние годы Crown Estate зарабатывает все больше средств как для монарха, так и для британской казны. Так, в нынешнем году прибыль компании выросла почти на 7 %, до рекордных 285 млн фунтов стерлингов, а капитализация с 2005 года увеличилась вдвое, до 11,5 млрд фунтов стерлингов.

Еще никогда британская монархия не была так богата, отмечают аналитики британского информационного агентства Reuters, оценившие ее номинальное состояние на данный момент в $34,8 млрд. С этим показателем королевская семья могла бы войти в топ-20 богачей мира. К примеру, основатель Facebook Марк Цукерберг обладает $33,4 млрд (№16 в рейтинге Forbes), а владелец империи Louis Vuitton Moet Hennessy Бернар Арно располагает $37,2 млрд (№13).

Объем же личного состояния Елизаветы II, недавно побившей рекорд пребывания на троне в британской истории, гораздо скромнее и остается предметом споров и догадок все 63 года ее правления. По данным рейтинга самых богатых британцев The Sunday Times Rich List 2015, королева владеет имуществом на сумму 340 млн фунтов стерлингов (около $500 млн), а Bloomberg Billionaires Index оценивает ее состояние в $425 млн.

При этом частично королеву финансирует правительство страны, а значит — налогоплательщики Великобритании. Однако в британском обществе сейчас практически нет дискуссии относительно необходимости таких расходов, говорит НВ исследователь британской монархии Ноэль Кокс, до недавнего времени возглавлявший юридический факультет Университета Аберистуита (Уэльс).

“Затраты на монархию на самом деле относительно невелики по сравнению с теми доходами, которые она приносит”,— поясняет Кокс.

С королевского плеча

Вряд ли кто‑то из десятков тысяч туристов, ежедневно снующих по Риджент-стрит, главной шопинг-магистрали Лондона, задавался вопросом, кому принадлежит большая часть зданий на этой улице. Почти все они находятся в управлении компании Crown Estate. Доверенный ей портфель недвижимости и земель королевского двора — крупнейший в Британии. В него входят, к примеру, львиная доля зданий в аристократическом районе Сент-Джеймс в центре Лондона, Большой Виндзорский парк, королевский ипподром в Аскоте, почти все земли береговой линии Великобритании.

И хотя вся прибыль компании вначале поступает в казну, эти деньги (а точнее 15 % от заработанного Crown Estate) — основной официальный источник доходов Елизаветы II. Именно из них правительство главным образом формирует Суверенный грант — что‑то вроде “зарплаты” королеве. Правда, эти средства она не использует в личных целях: деньги покрывают расходы на содержание Букингемского дворца и его персонала, а также официальные мероприятия с участием монарха. В нынешнем году объем Суверенного гранта составил рекордные 38 млн фунтов стерлингов, что на 22 % больше, чем двумя годами ранее.

Официальные доходы королевы привязаны к Crown Estate с 2011 года, а до этого ей начисляли фиксированную сумму, размер которой определяло правительство. Такая система финансовых отношений между властями страны и монархом существует уже более 250 лет. В 1760 году британский король Георг III согласился отдавать казне прибыль от королевских землевладений и недвижимости, а взамен получил ежегодную сумму на расходы, а также право не оплачивать траты правительства и долги прежних монархов.

Елизавете II повезло больше — от своих предшественников по трону она унаследовала не долги, а внушительное состояние, сейчас составляющее основу капитала. Его объем, по данным Bloomberg Billionaires Index, достигает как минимум $425 млн. Из них в $110 млн эксперты оценивают личное имущество королевы, а $160 млн составляет наследие матери Елизаветы II, умершей в 2002 году. Еще около $75 млн стоит уникальная коллекция марок, доставшаяся нынешней королеве от отца. Ее начал собирать дед Елизаветы II, британский король Георг V.

Дополнительные $75 млн в личной копилке королевы — это портфель ее инвестиций. Его точная структура общественности неизвестна, однако, по данным британских СМИ, средства монарха вложены в основном в голубые фишки британских компаний. По оценке аналитиков, инвестиции должны давать Елизавете II доход от 5 % до 7,5 % годовых.

Что приносит правительнице Британии не только деньги, но и истинное удовольствие, так это ее лошади. Королевская конюшня, стоимость которой Bloomberg Billionaires Index оценивает в $10 млн, досталась Елизавете II от отца и сейчас насчитывает 25 породистых скакунов. Королева известна как великолепная наездница — вплоть до 60 лет она выезжала верхом на парады по случаю своего дня рождения, а год назад мир облетели снимки 88‑летней монаршей особы на конной прогулке.

Самые же значительные из объектов, которыми Елизавета II владеет лично,— это замок Балморал в Шотландии и Сандрингемский дворец в английском графстве Норфолк, где королева традиционно празднует Рождество и Новый год. Совокупная цена этих резиденций составляет как минимум $90 млн.


МИЛЫЙ ДРУГ: Конюшня Елизаветы II насчитывает 25 породистых скакунов, каждый из которых стоит целое состояние / ©Reuters
МИЛЫЙ ДРУГ: Конюшня Елизаветы II насчитывает 25 породистых скакунов, каждый из которых стоит целое состояние / ©Reuters


А вот знаменитый Букингемский дворец, стоимость которого, по оценке Forbes, может превышать $5 млрд, принадлежит британскому монарху лишь условно. Хотя большую часть времени Елизавета II проводит именно в этой резиденции, насчитывающей 775 комнат, продать дворец она не может и передаст владение им следующему престолонаследнику. Точно так же формально принадлежат монархии Виндзорский замок и Кенсингтонский дворец.

В расчет личного состояния Елизаветы II не включают, как правило, и королевскую коллекцию — уникальное собрание драгоценностей и предметов искусства, среди которых работы Леонардо да Винчи, Микеланджело, Ван Дейка, Рафаэля, Рембрандта. По самым скромным оценкам Brand Finance, стоимость коллекции достигает $10 млрд вместе с главными атрибутами монарха — скипетром и короной Британской империи. Все это считается достоянием нации, хотя условно находится в распоряжении королевы.

Затраты на монархию невелики по сравнению с теми доходами, которые она приносит
Ноэль Кокс, исследователь Британской монархии

Что значит одновременно быть и не быть владелицей бесценных вещей, королева особенно ощутила в 1997 году. Тогда британское правительство в целях экономии решило отправить на покой королевскую яхту Britannia и не строить новую ей взамен. Так была прервана традиция, начавшаяся с восстановления Британской монархии в 1660 году,— с тех пор королевское судно было у каждого правителя, напоминает Боб Морис, специалист по истории монархии из Университетского колледжа Лондона.

Яхту Britannia Елизавета II лично спускала на воду еще в 1953 году, спустя год после воцарения на престоле. “Это место, где я могу по‑настоящему расслабиться”,— сказала она однажды о судне. На церемонии прощания с яхтой королева не сдержала слез — пожалуй, единственный раз в присутствии камер и десятков тысяч своих подданных.

Впрочем, у семьи Елизаветы II есть и источник собственных доходов — герцогство Ланкастер, которое еще с XV века по традиции является персональной собственностью монарха. В прошлом году герцогство, охватывающее 45 тыс. акров земель в Англии и Уэльсе, принесло королеве 13,3 млн фунтов стерлингов — в основном за счет аренды. Эти средства королева использует на личные нужды и расходы членов своей семьи. Ланкастер вместе с герцогством Корнуэльским, принадлежащим принцу Чарльзу, оценивают в 1,3 млрд фунтов стерлингов (почти $2 млрд).

Монархические устои

Взлет цен на лондонскую недвижимость и аренду земель по всей Британии, длящийся последние годы,— главная причина значительного удорожания имущества королевского двора, подчеркивают аналитики.

Парадоксально, но несмотря на это, Елизавета II со временем теряет позиции в рейтингах самых богатых людей планеты, наращивающих свои капиталы еще быстрее. Так, в этом году королева впервые опустилась ниже 300‑й строки в списке британских миллионеров по версии The Sunday Times. Ее состояние, оцененное изданием в $517 млн, заняло 302‑ю позицию, тогда как около 30 лет назад, когда газета впервые составила аналогичный рейтинг, Елизавета II возглавляла список.

И уж совсем скромным выглядит личное состояние королевы в сравнении с имуществом самой богатой женщины Европы — француженки Лилиан Беттанкур, совладелицы компании L’Oréal ($32 млрд).

В самой же Великобритании королевские финансы остаются объектом пристального внимания — правительство следит за тем, чтобы содержание ее величества не обходилось казне слишком дорого. Ближайший пересмотр объема выделяемых королеве средств назначен на 2016 год.

Однако Елизавета II может не опасаться за свое состояние и доходы, считают эксперты. Во-первых, сейчас монархия находится на пике популярности, говорит НВ оксфордский историк Фрэнк Прохазка, автор многих книг о британской короне. Этот фактор ограничивает активность тех политсил, которые считают расходы на монархию достаточной причиной для ее упразднения, подчеркивает Прохазка.

Кроме того, продолжает он, королева уже не раз демонстрировала удивительную устойчивость к притязаниям на свое финансовое положение. Так, в начале 90‑х, когда в парламенте разгорелись острые дебаты относительно налогообложения монарха, Елизавета II добровольно решила платить налог на частную собственность, хотя избавлена от него по закону.

А когда Виндзорский замок серьезно пострадал от пожара и возник вопрос о том, за чей счет проводить его реставрацию, королева открыла для посетителей Букингемский дворец. Плата за посещение королевских резиденций до сих пор остается важной статьей дохода британской короны. “Монархия очень искусна в том, что касается самообороны”,— резюмирует Прохазка.

Сейчас монархия находится на пике популярности
Фрэнк Прохазка, оксфордский историк и автор многих книг о британской короне

Королева знает, что делает: ее нынешний рейтинг и имидж в Великобритании можно назвать безупречными. Согласно недавнему опросу Sky Data, 70 % британцев поддерживают сохранение монархии навечно, 73 % считают ее неотъемлемой частью страны и общества, а 58 % опрошенных доверяют королеве больше всех политиков.

Лишь 21 % британцев полагают, что монархия — это пустая трата денег. У аналитиков Brand Finance есть весомый контраргумент на этот счет. По их оценкам, в нынешнем году сила королевского бренда принесет экономике Великобритании $1,7 млрд — прежде всего за счет туризма и дополнительной привлекательности товаров и услуг с пометкой Royal.

“Является ли монархия подходящей формой правления для XXI столетия — безусловно, открытый вопрос,— отмечает глава Brand Finance Дэвид Хэйг.— Но как минимум с экономической точки зрения роялисты определенно берут верх [в этом споре]".

Материал опубликован в НВ №42 от 13 ноября 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: