8 декабря 2016, четверг

Деловая пассивность. Как бизнес выживает на оккупированных территориях Донбасса

ЗАКОНЫ РЫНКА: В некоторых городах Донбасса магазины уступили место стихийным рынкам. Но и до них дотянулась рука боевиков - рыночных торговцев в ДНР обязали платить

ЗАКОНЫ РЫНКА: В некоторых городах Донбасса магазины уступили место стихийным рынкам. Но и до них дотянулась рука боевиков - рыночных торговцев в ДНР обязали платить "налог"

Товарооборот исключительно за наличные, с двойным налогообложением и без шансов не перемещение активов — так выглядит бизнес на оккупированных территориях Донбасса

Донецкий предприниматель Юрий рассказывает свою достаточно короткую бизнес-историю времен так называемой ДНР. В главном шахтерском городе у него был офис и коммерческая недвижимость, которую он сдавал в аренду. Все осталось — с активами почти ничего не произошло, кроме одного: летом, после того как в Донецке окончательно утвердилась “народная республика”, их покинули арендаторы. Пострадал не только Юрий — вся деловая активность в городе в тот момент резко снизилась.



Теперь предприниматель похож на собаку на сене — недвижимость у него есть, но ни сдать, ни продать ее он не может. Потому помещения уже который месяц закрыты, а сам Юрий выехал из Донецка, оставив все под присмотром оставшихся на месте знакомых.

История этого человека во многом показательна для региона, который в России именуют Новороссией: уже не только крупный, но и малый, а также средний бизнес сворачивают деятельность. По данным Государственной фискальной службы, за первые десять месяцев этого года в Донецкой области прекратили свою деятельность почти 1,4 тыс. предприятий, в Луганской — более 1,5 тыс.


donmag

Впрочем, тотальный крах экономической деятельности на захваченных территориях не наступил — здесь остается множество предпринимателей, которые все же пытаются вести свои дела. В ход идет двойная регистрация — “под Киевом” и “под ДНР-ЛНР”, двойное налогообложение и разнообразные “договоренности” с боевиками.



Так работают даже крупные продуктовые сети, умудряясь поставлять в оккупированный регион продукты из “большой” Украины и создавая видимость некоторого потребительского благополучия.

Впрочем, за всей этой благостной картинкой скрывается другой мир — где деньги с платежных карт обналичивают специальные гонцы, средства производства невозможно вывезти в Украину, а налоги собирают с помощью автоматов.

Немного живой

Внешне ситуация в Донецке выглядит немного лучше, чем ранее.

Мелкий бизнес постепенно стал адаптироваться к новым условиям, рассказывает Энрике Менендес, предприниматель и активист инициативной группы Ответственные граждане. Это связано с тем, что начался процесс обратной миграции, и предприниматели пытаются приспособиться к новым условиям. Например, в Донецке, рассказывает Менендес, снова открылись рестораны Golden Lion, Юзовская пивоварня, а также кондитерская Львівська майстерня шоколаду. Редакция обратилась в эти заведения с просьбой ответить, как им работается в условиях оккупации и зарегистрировались ли они в органах ДНР. Но представители ресторанов и кондитерской комментировать эту тему отказались.

Нет глобальных проблем у жителей так называемой столицы ДНР и в некоторых других сферах. Все иностранные бренды одежды ушли, рассказывает местный житель Алексей, отказавшийся называть свою фамилию. Закрылись и спортивные магазины, например Спортмастер. Однако в крупном торговом центре Континент, который продолжает свою работу, можно приобрести одежду у мелких частников.

На 40% магазины заполнены продуктами довоенных времен, - Алексей, житель Донецка

Продуктовые магазины кардинально изменили линейку товаров, выбор значительно уменьшился, рассказывает дончанин. Но некий спектр продуктов все равно остался, причем представлены в основном украинские производители. Во время телефонной беседы с НВ Алексей заглянул в свой холодильник и обнаружил там купленное недавно молоко Люстдорф винницкого производства.

Основные продукты, по его словам, свободно можно купить в супермаркетах сети Амстор или в Ашане. Работают и магазины сети Велика кишеня. “На 40 % они заполнены продуктами довоенных времен”,— говорит житель Донецка.

Каким образом происходит товарооборот между Украиной и оккупированной территорией? В компании Амстор, принадлежащей партнеру Рината Ахметова миллиардеру Вадиму Новинскому, половина магазинов которой находятся в зоне АТО, комментировать ситуацию отказались.



В сети Велика кишеня рассказали, что их площадки продолжают работать в штатном режиме. “Мы делаем все возможное, чтобы обеспечивать бесперебойную работу магазинов в проблемных областях”,— сказано в ответе пресс-службы. На данный момент острых проблем с поставкой товаров на эти территории не наблюдается, говорят в сети.

Правда, в работе продуктовых ретейлеров, как и остального потребительского рынка, появилась особенность — все перешли исключительно на наличный расчет.

В Донецке прекратили функционировать все отделения банков, не заправляют банкоматы, не работают терминалы в супермаркетах. Все это привело к тому, что в городе появился новый вид услуг — обналичивание денег с карточек под процент. “Кто‑то регулярно выезжает на украинскую территорию, обналичивает деньги и привозит наличку в Донецк”,— говорит Менендес.

Новое налогообложение

Донецку, как своеобразной “витрине” и городу-миллионнику, повезло со снабжением. Но в этом плане он выглядит исключением.

Например, жители Тореза Донецкой области рассказывают, что в их городе закрылись многие пиццерии, рестораны и кафе. Некоторые стали работать только под заказ — свадьбы, юбилеи, другие торжества. Продукты питания обитатели контролируемого ДНР города в основном покупают на рынках. Здесь же они могут встретиться с представителями нарождающихся “государственных структур” псевдореспублики. Речь идет о так называемых налоговых инспекторах, которые собирают установленный для рыночных торговцев сбор — 150 грн в месяц.

Фискальная нагрузка легла на плечи и других категорий мелкого бизнеса. Так, для таксистов в ДНР ввели налог в размере 170 грн в месяц, а для владельцев маршрутных такси — уже 500 грн. Для всех прочих юрлиц-предпринимателей обязательные отчисления составляют 20 % от чистой прибыли.


БЕЗ БЕЗНАЛА: Безналичный расчет в ДНР канул в Лету. А обналичить деньги с карточек можно только на контролируемой Украиной территории
БЕЗ БЕЗНАЛА: Безналичный расчет в ДНР канул в Лету. А обналичить деньги с карточек можно только на контролируемой Украиной территории


Налоги — не частная инициатива, а централизованная идея, спущенная в Торез из Донецка. В ДНР недавно заработало министерство налогов и сборов, которое рьяно взялось за дело. “Когда стоит вопрос, что мы [представители донецкого бизнеса] платим налоги там [в Украине], мы отвечаем: пожалуйста, вы можете платить где угодно, но здесь вы тоже должны заплатить по тем ставкам, которые определены внутри ДНР”,— заявил Александр Тимофеев, республиканский министр по налогам, на брифинге в начале октября.



Пока что налоговая ДНР обзванивает предпринимателей и спрашивает, будут ли они перерегистрироваться. Сколько предпринимателей уже согласились на подобную процедуру, неизвестно. “Налоги будут платить все”,— то ли пригрозил, то ли поставил перед фактом жителей ДНР Тимофеев.

Многие предприниматели, по словам Менендеса, выбирают платить, но не только псевдореспублике. Регистрируются в ДНР, но оставляют также украинские документы. “Бизнес ищет возможность работать дальше”,— объясняет он.

При этом поступления из региона в госбюджет существенно сократились. По данным Государственной фискальной службы на 1 октября, по сравнению с прошлым годом Донецкая область перечислила в казну на 3 млрд грн меньше, а Луганская — на 1,1 млрд грн.

Окно закрытых возможностей

Что такое поиск возможностей работать дальше, неплохо знает луганский бизнесмен Игорь Лиски, президент компании Эффективные инвестиции. Вернее, он уверен — возможностей просто нет.

В центральном офисе его компании расквартировался батальон Восток, который собирается там перезимовать. Строительство, которое вела фирма Лиски, заморожено, как и сельскохозяйственное направление: половина полей сгорели во время боевых действий. Уголь со своих шахт отправить на территорию Украины он не в состоянии. “Пока даже такие простые вещи, как попытки вывезти какой‑то экскаватор, не увенчались успехом”,— рассказывает бизнесмен.



Причем если в ДНР боевики приступили к организации хоть каких‑то экономических структур, в так называемой ЛНР царит чистая махновщина, говорит Лиски. 90 % бизнеса стоит, и нет понимания, что с ним будет дальше. Шансом мог бы стать перенос активов, но сделать это невозможно.

Для многих предпринимателей именно невозможность перенести свою деятельность из охваченного войной региона становится главной проблемой.

Егор Фирсов, нардеп от Блока Петра Порошенко и уроженец Донецкой области, рассказывает о своем общении с одним донецким предпринимателем. Тот хотел вывезти электровозы в Кировоград, встречался для этого с министром ДНР и даже предлагал денежное вознаграждение. Но не вышло. “Дээнэровцы свой отказ объяснили тем, что в Кировограде электровозы якобы переработают на металл и потом из них могут сделать украинские танки”,— передает слова своего знакомого Фирсов.


СВОБОДА ВЫБОРА: Полки магазинов некоторых крупных сетей в Донецке не выглядят пустыми / Фото: natamax2013 via livejournal.com

СВОБОДА ВЫБОРА: Полки магазинов некоторых крупных сетей в Донецке не выглядят пустыми / Фото: natamax2013 via livejournal.com


Донецкие и луганские бизнесмены говорят: не то что оборудование — даже товары переправить через линию фронта на запад чрезвычайно трудно. В Украину без проблем можно перевезти разве что личные вещи.

Многие мелкие и средние предприниматели пытаются договориться с боевиками, но в редких случаях переговоры заканчиваются успехом, утверждает нардеп.

Лиски добавляет: в ЛНР ситуация усугубляется тем, что там действуют несколько противоборствующих группировок боевиков. “Правительство” ЛНР может контролировать один участок железнодорожного пути, а представители так называемых казачьих республик — другой. И потому никто не может гарантировать свободный провоз какого‑либо груза.

Ты просто все теряешь и начинаешь заново - Юрий, владелец пустующей недвижимости в Донецке

Боевики не дают вывозить активы не только отечественным предпринимателям, но и иностранцам. Недавно представители ДНР пресекли попытки немецкой компании HeidelbergCement переправить производство из Амвросиевки на запад. Накануне компания заявила об остановке своего предприятия. “Бойцы ополчения среагировали вовремя, оборудование возвращено на места”,— говорится в информационных сводках ДНР.

Подобная практика, когда “бойцы ополчения” реагируют вовремя, национализируя предприятия и оборудование в пользу псевдовластей, на оккупированной территории очень распространены. “Решения о национализации предприятий принимаются не директорами предприятий или коллективами, а взмахом руки или автомата”,— говорит Лиски.

Невозможность вывезти производство и другие ценности, а также угроза их национализации приводят к тому, что стоимость большинства оставшихся на оккупированной ДНР-ЛНР территориях активов стремится к нулю.

Пока что единственным активом, который Лиски удалось вывезти из ЛНР, оказался он сам. Примерно такие же успехи и у тысяч других предпринимателей, которые покинули псевдореспублики в последнее время.

На новом месте им тоже приходится адаптироваться. Но уже не к боевикам народных республик. “Ты просто все теряешь и начинаешь заново”,— говорит об этом владелец пустующей донецкой недвижимости Юрий, обосновавшийся в Киеве.

Материал опубликован в №30 журнала Новое Время от 5 декабря 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: