18 августа 2017, пятница

Дело прокуроров-взяточников пытаются развалить. Кто и как - НВ рассказал замгенпрокурора

Шокин (на фото справа) начал кампанию против команды Сакварелидзе и Касько (слева)
Фото: пресс-служба Генпрокуратуры

Шокин (на фото справа) начал кампанию против команды Сакварелидзе и Касько (слева)

На замов Шокина, поймавших высокопоставленных взяточников-прокуроров на прошлой неделе, завели дела

Против команды Грузина Давида Сакварелидзе и бывшего юриста Виталия Касько открыто несколько дел. Те утверждают – что "крышующие" задержанных за взятку прокуроров сотрудники Генпрокуратуры давят на следователей и прокуроров, чтобы замять дело и уничтожить вещественные доказательства.

В числе последних, кроме денег, по словам, Касько – наркотики. Белый порошок, похожий на наркотическое вещество, был также обнаружен при обыске.

Конфликт разгорелся после того, как 6 июля задержали первого замначальника Главного следственного управления Генпрокуратуры Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца.

Как сообщил тогда первый замгенпрокурора Давид Сакварелидзе, оба были пойманы на получении взятки более 3 млн грн. Задержание получилось громким – в Facebook попали фото с найденными у прокуроров пачками денег – более 500 тыс. долларов США и драгоценностями.

Суд избрал задержанным меру пресечения в виде ареста с правом внесения залога в размере около 3 млн грн. Оба подозреваемых сейчас находятся под стражей.

Сакварелидзе, на которого в ГПУ возложена по сути реформа и очищение ведомства, в этом случае действовал на свой страх и риск, рассказали НВ осведомленные с ситуацией. Сам президент Петр Порошенко тогда же заявил о поддержке команды грузинского прокурора.

В то же время на Сакварелидзе и Касько, "организаторов" задержания взяточников, началось давление внутри Генпрокуратуры. Против работающих в их подчинении следователей и прокуроров, расследовавших дело о взятке, возбуждены дела. По слова нардепа Мустафы Найема, уголовные производства открыты и в отношении сотрудников СБУ, принимавших участие в обысках. Всех их обвиняют в том, что по предварительному сговору с работниками Апелляционного суда они сфальсифицировали материалы уголовного производства и создали искусственные доказательства.

Сегодня активисты пикетировали Генпрокуратуру, требуя, чтобы генпрокурор Шокин освободил от должности своего зама Владимира Гузыря, который стоит за преследованием Касько и Сакварелидзе.

Тем временем во второй половине дня первый замгенпрокурора Юрий Столярчук побывал в Печерском суде, чтобы потребовать разрешение на проведение обысков и выемку документов из кабинетов команды следователей ГПУ. Также Столярчук требовал разрешения на доступ к трафику телефонных номеров следователей Сакварелидзе. Сам генпрокурор Шокин при этом лично прибыл в апелляционный суд Киева и требовал признать незаконными обыски у прокурорских чиновников-взяточников.Об этом также сообщил Найем.

Касько и Сакварелидзе полагают, что сейчас предпринимается попытка уничтожить вещественные доказательства по делу о взятке. Чтобы защитить их, напротив дверей в кабинет ГПУ, где они хранятся, была установлена видеокамера, транслирующая происходящее около них в режиме онлайн.

НВ удалось встретиться с непосредственным участником истории с арестами прокуроров – замглавы Шокина Виталием Касько. Он возглавляет команду прокуроров, ответственных за сбор доказательств и передачу их в суд. Он рассказал, что происходит с делом взяточников и кто пытается давить на следствие.



- За что возбуждены дела против вашей команды прокуроров?

- У нас действует распределение полномочий для того, чтобы решения были более взвешенные, правильные, была система противовесов. В этом деле сработали и прокуроры, и следователи в одной команде – провели обыски по закону. Печерский суд легализовал эти обыски на следующий день. И на этих обысках вы знаете, что было выявлено.

Мы задокументировали получение взятки двумя высокопоставленными прокурорами и посредником, который должен был эту взятку передать. Мы все зафиксировали. Начали расследование. Очень надеюсь на то, что эту идею поддержат, что мы доведем все до логического завершения. Но на определенном мы этапе поняли, что на самом деле параллельно делается все, чтобы доказательства в этом деле убить. То есть началось расследование против наших же следователей и прокуроров, которые задокументировали получение взятки.

Сейчас работает по нам [команда прокуроров Виталия Касько, которая занимается сбором доказательств] интенсивно Главное следственное управление. Ждем приходов [обысков].

- Генпрокурор Виктор Шокин и заместитель генпрокурора Юрий Столярчук к вам по этому делу напрямую обращались?

- Нет, к нам не обращались ни Столярчук, ни Шокин. По моей информации, которая сегодня абсолютно подтвердилась, возбудили криминальное производство по превышению полномочий или служебного подлога по работникам Генеральной прокуратуры и СБУ. То есть по тем работникам, которые осуществляли операцию по поиску и разоблачению первого замначальника Главного следственного управления Генпрокуратуры Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца, подозреваемых во взяточничестве.

- Против кого конкретно открыто делопроизводство?

- Это отдельная команда. По закону есть следователи, которые подчиняются Давиду Сакварелидзе, и процессуальные руководители, прокуроры, которые над ними стоят и направляют следствие, то есть ответственны за следствие. Эти прокуроры подчиняются мне.



- Расследование началось сразу же после эпизода со взяткой?

- Тут несколько волн. Первое криминальное производство против нас открыл замгенпропурора Владимир Гузырь по факту будто бы захвата государственного здания. После медийного скандала производство все-таки закрыли. 

Потом по нам начали работать в рамках другого криминального производства, которое не имеет никакого отношения к нам. Это производство касается главы апелляционного суда Киева Антона Чернушенко. 

- Каким образом вы оказались причастны к этому делу?

- Это не ко мне вопрос. А сейчас, чтобы не мучиться долго, возбудили третье криминальное производство по нам и по работникам СБУ. Уже пришли в СБУ. Вот есть поручения, где по следователям и процессуальным руководителям требуют предоставление документов.

Те, кто работает против нас, работают адвокатами этих задержанных прокуроров, подозреваемых во взяточничестве. Их задача – выбить из нас доказательства, которые были добыты по этим людям. Почему так происходит? Это не ко мне вопрос.

- Это касается и наркотиков, найденных у арестованных работников ГПУ во время обыска? Что с ними?

- С ними может быть что угодно. Потому что на нынешний момент уже прекрасно известно посторонним людям, куда попало постановление о назначении экспертизы.

Если такое давление осуществляется на прокуроров и следователей, и на судей, кстати, то я уверен, что давление может осуществляться на экспертов. И мы никак не сможем проконтролировать, что потом окажется в этом пакетике. Поэтому я и решил предупредить, что в таком случае мы не гарантируем, что завтра это не окажется стиральным порошком.

- Президент Порошенко лично обещал поддержку Сакваралидзе в такой работе. Относится ли это и к вашей работе?

- Никаких переговоров и разговоров с президентом я не веду. Более того, моя позиция состоит в том, что прокурор является независимым. На него не могут влиять, санкционировать или обещать поддержку ветви власти. Если я пойду к президенту и попрошу: "Поддержите меня" – это будет очень странно выглядеть с точки зрения европейского прокурора. Там прокурор не ходит ни к президенту, ни к главе парламента, ни к главе правительства, и не спрашивает, что ему делать, не просит какой-то санкции, чтобы что-то начать делать. Поэтому моя принципиальная позиция в том, что я ни к кому не хожу и ни о чем не прошу. Я делаю свою работу так, как я привык ее делать.

- Как можно выйти из ситуации, которая сложилась в ГПУ?

- Я не знаю. Я несколько раз объяснял, что происходит, просил руководство повлиять  и прекратить давление на следователей и прокуроров.

- Вы обращались к Шокину?

- Господин Шокин сказал, что он не знает, о чем идет речь, и что заместители Гузырь и Столярчук клянутся, что они ничего такого не делают. Но я прекрасно вижу, что они делают. У меня уже есть документы, которые это подтверждают, а не просто слова и информация, в том числе и из главного следовательского управления.

- Были ли угрозы в ваш адрес?

- Мне лично нет. Были угрозы процессуальному руководителю Виталию Опанасенко и начальнику отдела процессуального руководства Оксане Миргородской.

- От кого именно?

- Миргородскую пытались отговорить проводить служебное расследование сразу после начала нашей операции, когда это все обнаружилось. На процессуального руководителя пытались давить исполняющий обязанности генерального прокурора [ФАМИЛИЯ], и пытались забрать у него уголовное производство. Он не отдал.

А возбуждение уголовного производства против нас – разве не является давлением? Как по мне, это чистое давление, причем крайняя его форма.

- Если производство доведут до конца, какие последствия могут быть для вас лично и вашей команды?

- Можно сделать все что угодно. Сейчас проведут обыск, позабирают вещественные доказательства – там $ 500 тыс, и мы уже никогда никому ничего не докажем. Я так понимаю, есть задание – развалить дело, которое нами начато. 

- Почему Шапакину и Корнийцу назначили сумму залога 3 млн грн, а не 20 млн грн, как просила прокуратура?

- Украинское законодательство сформулировано таким образом, что в случае избрания меры пресечения в виде содержания под стражей обязательно в альтернативе должен определяться размер залога. Кроме исключений таких как насилие, убийство. Данного случая это не касается, то есть обязательно как альтернативу суд должен определить размер залога. Суд определил 3 млн 200 тыс. грн.

Мы не согласились с этим, потому что, учитывая, что было найдено при обыске и имущественное состояние этих людей, этого недостаточно, чтобы гарантировать их надлежащее поведение во время досудебного расследования. Мы подали апелляцию в Апелляционный суд и просим увеличить размер залога.

Подозреваемые также подали апелляцию – о том, что вообще не надо применять никаких мер пресечения, а нужно выпустить из-под стражи. Скорее всего, на этой неделе будет решение в апелляционном суде. 

Я бы в данном случае не говорил о какой-то заинтересованности судей в том, что они приняли неправосудное решение. Это их право. Они обосновали свое решение, у них такое видение. У нас другое видение. Мы воспользовались своим процессуальным правом и оспорили это в апелляционном суде.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: