7 декабря 2016, среда

НВ: Аргентина переживает второй дефолт за 13 лет

Нет слов: Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер уверяет народ, что в стране не дефолт, а что-то другое, название чему еще не придумано

Нет слов: Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер уверяет народ, что в стране не дефолт, а что-то другое, название чему еще не придумано

Из-за просчетов правительства и строгости американской фемиды Аргентина столкнулась с очередным дефолтом - вторым с начала 2000‑х

Прошло лишь 13 лет с момента краха аргентинской экономики, а страна переживает новый дефолт. Однако на этот раз он примечателен тем, что его признают международные экономисты, но не признает официальный Буэнос-Айрес.

Корни нынешнего дефолта — в предыдущем, который страна пережила в 2001 году, уверены экономисты. Тогда Аргентина заявила, что не может обслуживать долг размером в $95 млрд — на тот момент рекордный в мировой истории.

А разъяренные аргентинцы вышли на улицы с пустыми кастрюлями, ведь более половины из них не могли позволить себе даже товары первой необходимости.

Затем Буэнос-Айресу удалось реструктурировать 93 % своих долговых обязательств. Таким образом, в 2005 и 2010 году Аргентина предложила инвесторам обменять старые долговые бумаги на новые с дисконтом от 75 % до 79 %. Также почти 93 % кредиторов страны согласились на потери от своих изначальных инвестиций.

Однако владельцы оставшихся 7 % аргентинского долга во главе с хедж-фондом Elliott Management решили отстаивать свои интересы и инициировали судебное разбирательство в США, потребовав выплатить долг в полном объеме.

Закончилось все тем, что американский суд заблокировал для Аргентины возможность выплачивать платежи по процентам тем кредиторам, которые обменяли свои облигации на менее ценные, до тех пор пока она не рассчитается с американскими хедж-фондами. Последним Аргентина должна около $1,3 млрд.

И вот тут‑то под ногами аргентинских властей и зашаталась земля. Авторитетные рейтинговые агентства Standard&Poor’s и Fitch моментально понизили рейтинг страны до состояния выборочного дефолта.

Пока эта большая новость облетала мир, президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер заявила, что никакого дефолта нет, так как страна не отказывается платить по долгам.

“Не давать кому‑то получить деньги с должника — это не дефолт, это нечто другое, название чему еще не изобретено”,— отрезала де Киршнер, таким образом подчеркнув, что ей не дают платить более сговорчивым кредиторам.

И пока политики и международные эксперты анализируют, какой урон частичный дефолт нанесет экономике страны, привыкшие к кризисам аргентинцы и бровью не ведут. “Мне 58 лет, и это уже четвертый сложный период в экономике, через который прошло мое поколение. Ничего нового”,— рассказывает Патрисия Донатти, переводчик из Буэнос-Айреса.

Американские стервятники

Недавно Аргентина внесла на счет Bank of New York Mellon $539 млн для выплаты процентов по облигациям на $13 млрд с погашением в 2033 году. Однако американский судья Томас Гриеса тут же заблокировал выплату из‑за нерешенного спора с хедж-фондами.

Таким образом, нынешний аргентинский дефолт местные жители, перекручивая имя судьи, называют еще и “гриесфолтом”, отмечает в комментарии НВ 30‑летний житель аргентинской столицы Сантьяго Диаз. В экономическом крушении своей страны с тех пор он винит судью, а также Дэниэля Поллака, посредника на переговорах между государством Аргентина и кредиторами, который, по его мнению, плясал под дудку последних.

“Мы понимаем, что капитализм работает спекулятивно,— рассуждает Диаз.— И беда в том, что суверенное государство не может сдержать свои обязательства из‑за этих спекуляций”. Он называет хедж-фонды не иначе как стервятниками.

Поскольку до 30 июля, как это предусмотрено судом, Аргентина не смогла договориться о выплатах с не согласившимися на реструктуризацию долга кредиторами, по части долговых обязательств страны наступил технический дефолт. Как отмечается в заявлении Fitch, выборочный дефолт указывает на тот факт, что страна пропустила платежи по одному виду долгов, но заплатила другим кредиторам.

Если Аргентина согласится на требование Гриесы выплатить сполна свои долги хедж-фондам, тогда, скорее всего, и остальные держатели долгов потребуют заплатить им в полном объеме, считает Мануэл Бетелу, экономист из Буэнос-Айреса. Все дело в том, что в договоре Аргентины с кредиторами есть так называемое условие RUFO — то есть право на лучшее предложение.

Это значит, что владельцы облигаций имеют право требовать равного к себе отношения. То есть заплатив стервятникам, в итоге страна с огромной вероятностью столкнется с долговым обязательством размером в $120 млрд, которое уже не сможет обслуживать.

Казалось бы, время еще есть, условие RUFO истекает 1 января 2015-го, но на данный момент Elliott Management наотрез отказывается ждать до конца года. В то же время демонстративно агрессивное поведение аргентинского президента загоняет дальнейшие переговоры в глухой угол.

“До чего же упрямая женщина!” — восклицает Донатти. Так она говорит о своем президенте, уточняя, что аргентинские власти не хотят признавать свои ошибки и учиться на них.

Лево руля

К нынешнему плачевному состоянию Аргентину привела так называемая политика левого популизма, проводимая четой Киршнер последние 12 лет, убеждены аналитики — Кристина де Киршнер в 2007 году уселась в президентское кресло вслед за своим мужем Нестором Киршнером.

В целом опрошенные НВ аргентинцы признают тот факт, что отношение в стране к властям неоднозначное — есть как ярые поклонники госпожи президента, так и противники ее курса.

Будучи союзником Венесуэлы, которой в течение многих лет правил левый диктатор Уго Чавес, Аргентина также проводила убийственные для рыночной экономики реформы.

Помимо возвращения предприятий в частную собственность, здесь еще и запретили свободный обмен валюты и вывоз капитала за границу.

Местные жители обменивают доллары на черном рынке, где курс примерно на 50 % выше официального. Наживаются на этой разнице нечистые на руку чиновники, одобряющие существование подобных схем.

Однако выбора у аргентинцев нет, ведь для того, чтобы купить валюту, нужно получить специальное разрешение, а также указать свои доходы и цель покупки.

Количество валюты определяется банком индивидуально в каждом конкретном случае. Такие правила были введены властями для укрепления доверия к национальной валюте, борьбы с уклонениями от налогов и сдерживания инфляции.

Серьезный репутационный удар по стране нанесло и принятое два года назад аргентинскими властями решение о национализации филиала испанской нефтяной компании Repsol, одной из крупнейших компаний отрасли в Латинской Америке.

Всемирный банк предал эти действия жесточайшей критике, а многие иностранные инвесторы стали обходить Аргентину десятой дорогой.

В результате сегодня аргентинцы видят в своем президенте несговорчивую даму, не желающую признавать ни ошибок, ни поражений. К примеру, недавно вице-президент страны Ариэль Лихо оказался в центре коррупционного скандала и попал под следствие, однако с одобрения де Киршнер он все еще исполняет свои служебные обязанности.

Маркиза ангелов

Правительство совершило много ошибок, но сделало и много хорошего, стремится к объективности Диаз. Ему по духу и социальный либерализм властей — к примеру, Аргентина стала первой страной в Латинской Америке, легализовавшей однополые браки.

Также аргентинец отмечает, что его правительство издало специальные законодательные акты, не позволяющие монополию в СМИ.


Депрессивное состояние: В Аргентине большое количество нуждающихся людей, живущих на государственном социальном обеспечении
Депрессивное состояние: В Аргентине большое количество нуждающихся людей, живущих на государственном социальном обеспечении


И согласно индексу свободы прессы, который ежегодно составляет международная организация Репортеры без границ, Аргентина занимает лидирующие позиции среди латиноамериканских стран, расположившись в мировом рейтинге на 55‑м месте между Сербией и Молдовой.

При этом ее экономические показатели постепенно растут: если в 2001 году количество людей, находящихся за чертой бедности, составляло 55 %, а безработица — 23 %, то в 2007‑м бедняков стало 16 %, а уровень безработицы составил вполне приемлемые 6,5 %, говорит о достижениях властей Бетелу.

Хотя теперь ситуация ухудшилась — уровень бедности составляет 30 %, а безработицы — 8%, однако и это все же намного лучше, чем было в 2001 году, продолжает он.

К тому же чета Киршнер находится у власти почти 12 лет, и многие фактически по привычке продолжают голосовать за них. Но не Бетелу: он признается, что не голосовал ни за Кристину Фернандес де Киршнер, ни за Нестора Киршнера.

Сегодня многие аргентинцы констатируют, что проблемы их страны, в том числе проблема бедности, решены лишь частично, и в Аргентине все еще много нуждающихся.

А Кристина де Киршнер, говорят они, раздавая пособия беднейшим, стала своего рода президентом трущоб.

“Люди получают от государства деньги, на которые могут жить и покупать еду и при этом обязуются отправлять своих детей в школу и лечить их в государственных больницах”,— рассказывает Донатти. Она отмечает, что нередко молодые люди видят в социальных пособиях легкие деньги, и случается, что 15‑летние подростки заводят детей только для того, чтобы получить помощь от государства.

Из-за этого в трущобах наблюдается высокий прирост населения, однако населяющие их люди малообразованны, имеют немного шансов найти работу и зависимы от государства. Последнее манипулирует ими при помощи легких денег, подчеркивает Донатти.

Как бы там ни было, у молодых аргентинцев довольно низкая мотивация зарабатывать больше денег, так как они боятся, что их сбережения могут быть заморожены и конфискованы правительством, как это делалось раньше.

“Недостаток мотивации работать и накапливать деньги привел к тому, что Аргентина стала одной из стран с наибольшим числом официальных праздников в мире”,— подчеркивает Карлос Заразага, ведущий экономист и советник по делам Латинской Америки Федерального резервного банка Далласа (США).

Как в далеком 2001‑м, так и теперь на улицах страны можно встретить людей с тележками — они собирают макулатуру, картонные коробки и стеклотару. Для них это единственный способ заработать немного денег, рассказывает Заразага.

И хотя аналитики прогнозируют, что эффект от нынешнего дефолта не будет таким же масштабным, как 13 лет назад, экономику Аргентины он явно подкосит. А инвесторы тут же начнут паковать чемоданы, считают специалисты.

“Когда начнется отток валюты из страны, станет очевидным тот факт, что она изолирована от всего остального мира,— вполне реалистично заглядывает в будущее своего государства Кристина де Киршнер.— Нам придется импортировать меньше товаров и сырья, и это опять же негативно скажется на промышленности и росте ВВП”.

У Донатти свой рецепт выживания в тяжелый для экономики период: работать, пока не умрет, и “складывать деньги в носок”. Также она надеется на помощь детей, хотя и знает, что и им придется несладко.

“Молодежь столкнется с большими проблемами, особенно если иностранные инвесторы, транснациональные корпорации, нефтяные компании перестанут работать здесь, так как они понимают, что это правительство относится к ним плохо”,— заключает Донатти.

Материал опубликован в №14 журнала Новое Время от 15 августа 2014 года

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: