19 января 2017, четверг

Давай поженимся: Румыния приступает к реализации мечты - присоединению Молдовы.

комментировать
Вопрос о румынском будущем застал вступающую в ЕС Молдову врасплох

Вопрос о румынском будущем застал вступающую в ЕС Молдову врасплох

Пока Бухарест строит планы совместного будущего, Кишинев тихо спрашивает - зачем?

Румынские власти заговорили о необходимости присоединения Молдовы к их стране. Причем если раньше подобные заявления Бухареста ни к чему не приводили, то теперь прикладывается немало усилий для реализации этого плана.

Поскольку в нынешних условиях это невозможно из‑за нерешенного приднестровского конфликта, Бухарест решил идти окольным путем — через интеграцию Молдовы в Европейский cоюз.


Премьер-министр Румынии Виктор Понта 26 августа заявил, что вопрос о воссоединении будет решен после вхождения Молдовы в ЕС.

“Лишь после этого, при наличии воли и желания граждан с обоих берегов Прута, мы сможем приступить к выполнению задачи национального единства”,— уточнил Понта.

Обозреватели предполагают, что Бухарест нацелился на реализацию кипрского сценария, когда в ЕС вошла лишь международно признанная, не оккупированная Турцией часть островного государства.

Если то же самое произойдет в молдавском случае, то Бухарест сможет в той или иной форме протолкнуть объединение с Кишиневом без участия Тирасполя.

Впрочем, вопрос о румынском будущем застал вступающую в ЕС Молдову врасплох.


Молдова ЕС
28 апреля Молдова получила возможность ездить в ЕС без виз


Карпатская кухня

Президент Румынии Траян Бэсеску, являющийся одним из наиболее активных сторонников воссоединения, официально предложил молдавскому коллеге Владимиру Воронину создать единое государство еще 1 июня 2006 года.

Получив негативный ответ, он не отказался от своей идеи, многократно ее повторяя и в последующем.

В частности, в 2010 году Бэсеску заявил, что объединение неизбежно состоится, и отвел на завершение этого процесса 25 лет. В 2013 году президент назвал воссоединение третьим в списке национальным проектом страны после вступления в НАТО и ЕС.

В начале 2014 года он снова поднял эту тему, заявив, что в наступившем году в вопрос окончательно должна быть внесена ясность: “Молдова — это румынская земля. […] У нее есть история, культура и язык, связанные с Румынией и ее народом”.

Молдова - это румынская земля - Траян Бэсеску, президент Румынии

Бэсеску, при котором Румыния стала членом ЕС,— не единственный, кто одержим идеей воссоединения “исконно румынских земель”.

Согласно различным опросам общественного мнения, реализацию этого проекта поддерживают 45–55 % жителей Румынии и чуть менее половины молдаван.

При этом Молдова — далеко не единственная территория, о которой мечтают румынские националисты.

В их планы входит возвращение контроля над украинскими Буковиной и западом Одесской области, а также северо-востоком Болгарии — так называемой Южной Добруджей.

Однако сейчас Болгария входит в ЕС и НАТО, и ссориться с ней не с руки, а предъявлять территориальные претензии к Украине было бы совсем уж неприлично, поэтому Бухарест сосредоточился на главной и наиболее простой цели: установление контроля над Молдовой.

Впрочем, объединение, которое, в общем, поддерживают по обе стороны границы, наталкивается на ряд препятствий. И главное из них — это, конечно, Приднестровье.

История советской Молдавии

Румыны и молдаване по‑разному относятся к этой территории. Как отдельная “молдавская” единица она появилась в 1924 году, когда Иосиф Сталин задумался о возвращении контроля над Бессарабией, потерянной в 1918 году.

Решением советского правительства от УССР механически отрезали несколько районов и объявили их молдавской автономией. Собственно молдаван там было не более 30 %, но это никого не смутило.

Сразу после аннексии Бессарабии советскими войсками в 1940 году Приднестровье автоматически вошло в состав Молдавской ССР.



В результате жители Румынии непонятный сталинский гомункулус своей землей не считают не только по историческим, но и по демографическим причинам: большинство его полумиллионного населения (60 %) — славяне: украинцы и русские.

Поборники Великой Румынии не скрывают, что им эта публика в качестве граждан страны совершенно ни к чему. Российская 14‑я армия, дислоцированная в приднестровском Тирасполе и окрестностях, делает этот регион еще менее привлекательным для Бухареста.

Молдаване же привыкли считать Транснистрию своей землей, за которую они дажевоевали и от которой отказываться не собираются. В Тирасполе, в свою очередь, ни о какой Румынии и слышать не хотят, наотрез отказываясь объединяться с ней.

Схожая история с Гагаузией — областью на юге Молдовы, населенной единственным в мире тюркским народом христианского вероисповедания.

Гагаузы напрочь отказываются присоединяться к Румынии и даже приняли декларацию отложенного суверенитета — имеется в виду, что в случае ликвидации молдавской государственности они провозгласят собственную.

Бег с препятствиями

Есть и чисто психологические препятствия для объединения. Некоторые молдаване скептически оценивают идею попасть под власть Бухареста, прекрасно зная, что румыны подчас считают их недалекими и глубоко провинциальными “меньшими братьями”.

Более того, молдавским элитам также есть что терять: в независимой стране любой депутат или министр — уважаемый и известный человек, а при воссоединении его будущее туманно: в Бухаресте своих министров и депутатов хватает.

В частности, молдавский премьер-министр Юрий Лянкэ утверждал, что заявления Бэсеску о том, что Молдовы, в общем, не существует, могут дестабилизировать ситуацию и привести к власти антирумынские силы.

Видя, что идея воссоединения буксует, румынское руководство решилось на обходной маневр — присоединение Молдовы после ее вступления в Евросоюз.

Однако у этого плана могут появиться сложности. Сейчас молдаване стремятся в Румынию и, соответственно, в ЕС по вполне рациональным соображениям.

Они полагают, что это существенно улучшит их материальное положение, откроет возможность свободно работать в Европе и путешествовать по всему миру.

Государственные и философские идеи о построении Великой Румынии заботят немногих молдаван. Именно поэтому в случае интеграции Молдовы в ЕС смысл затеи Бэсеску теряется.

Ни культурному, ни экономическому, ни гуманитарному обмену и сотрудничеству ничего мешать не будет: внутри ЕС границы отсутствуют. Как в этой ситуации Бэсеску и его сторонники будут мотивировать молдавское население и элиты к отказу от суверенитета и вхождению в состав Румынии, никто пока не знает.

Материал опубликован в №16 журнала Новое Время от 29 августа 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: