6 декабря 2016, вторник

Министерский минимум. Глава Минюста - о том, почему за год работы удалось сделать не так много

Павел Петренко говорит, что в деле предоставления онлайн-услуг он изучал опыт многих стран
Коллаж НВ

Павел Петренко говорит, что в деле предоставления онлайн-услуг он изучал опыт многих стран

За год во власти Павел Петренко лишь запустил систему электронных торгов и онлайн-процедуру получения выписок и регистрации бизнеса и собственности. Дальше дело пойдет быстрее, уверен он

Cтарожил - так можно назвать министра юстиции Павла Петренко: он пришел в Кабмин еще в феврале прошлого года, вместе с Арсением Яценюком. От человека на этом посту бизнесмены ждали масштабной дерегуляции. Но пока дождались немногого: Минюст запустил систему электронных торгов и лишь в середине апреля 2015‑го открыл на своем сайте электронную процедуру выдачи выписок из госреестров. Этот же сервис позволяет получать в онлайне документы о правах собственности и регистрировать бизнес.

Для прежней Украины и этого было бы много. Но для страны, живущей в парадигме “реформы или смерть”, подобного недостаточно. Особенно для чиновника, проведшего в своем кресле уже более года.

Между тем сам Петренко называет своей  главной задачей повышение позиции Украины в рейтинге Мирового банка по условиям ведения бизнеса (Doing Business). Пока страна пасет задних: в октябре заняла 96‑е место среди 189 участников рейтинга. Низкий показатель завязан в том числе и на сложной системе регистрации бизнеса и собственности.


nkl_8645_2


О том, что же все‑таки министр намерен сделать в ближайшем будущем, он рассказал НВ.

— В марте вы заявили, что ваша главная цель — повышение рейтинга Украины в индексе Doing Business. Что конкретно для этого уже сделано?

— Можно долго рассказывать о реформах, но народ в Украине судит не по рассказам, а по конкретным делам. Тем более это касается нашего министерства — оно одно из самых социальных. Мы получаем 27 млн обращений в год — к нашим услугам прибегают при регистрации бизнеса, недвижимости, исполнении судебных решений. И мы видим колоссальное количество жалоб на тот негатив и бытовую коррупцию, которые окружают все эти процессы.

— Вы уже год как министр, почему система до сих пор кардинально не изменилась?

— Она меняется постепенно. Например, мы перевели в электронную форму получение выписок, выдержек и справок, а также первичную регистрацию компании. Эта инициатива тормозилась прежде всего потому, что она со скрипом проходила парламент. Но мы это сделали, и украинцам больше не нужно идти в регистрационные службы, стоять в очередях и платить взятки. Можно из дома зайти на сайт Минюста, оплатить карточкой услугу и в течение нескольких секунд получить выписку из реестра. Точно так же можно провести первичную регистрацию компании — то есть выбрать типовой устав и зарегистрировать ее.

Когда мы запустили этот сервис, сами поразились тому, сколько появилось желающих им воспользоваться: буквально за первые часы — около тысячи человек. Прежде всего речь шла о выписках, выдержках и справках. Регистрация пока менее популярна, потому что наши люди еще достаточно консервативны. Они считают, что нужно взять бумагу с подписями, печатями, получить ее в регистрационной службе, отстоять в очереди. Но время бумаги прошло. Все уходит в сеть.

— И больше никуда не нужно будет ходить?

— Нужно будет, но не к нам. Остались органы, которые не столь быстро движутся, как мы: Пенсионный фонд и, самое главное,— налоговая. Но я думаю, что после наших новаций они также будут подтягиваться.

— В Эстонии настолько все компьютеризировано, что предприниматель может подписывать договоры онлайн, сидя на рыбалке: есть карточка предпринимателя, и этого достаточно. Когда в Украине будет такая система?

— Мы изучали опыт Эстонии и других стран Прибалтики. А также Грузии, Польши, скандинавских стран, где также достаточно серьезно развиты электронные сервисы. Я думаю, что Украину ждет то же будущее. По одной простой причине — мы имеем очень сильную IT-индустрию.

— У нас будет, как в Эстонии,— одна карточка со всеми данными, которой достаточно, чтобы жить в стране и делать бизнес?

— Конечно. Это так называемая ID-карта — фактически электронный паспорт со всей информацией: начиная от персональных данных и заканчивая льготами, регистрацией предпринимателем и прочим. При желании вы можете синхронизировать ее с платежной картой банка.

Выдача таких ID-карт на сегодняшний день находится в компетенции МВД. И правительство уже утвердило форму карты. Она заработает и начнет выдаваться со следующего года. И именно на базе одного общего списка, так называемого демографического реестра, будет сведена вся информация о наших гражданах, которая находится в распоряжении государства.

— Пока даже сайт Минюста не до конца доделан.

— Все основные разделы там уже работают. С 1 января уже возможен доступ к реестрам недвижимости. Все выписки, включая самые широкие, там можно получить за две-три минуты. Как, собственно, и зарегистрировать компанию. Пока нельзя внести изменения в устав, мы над этим работаем.

— К чему все это должно прийти?

— У нас есть стратегическая концепция: должна быть конкуренция за предоставление услуг и общий стандарт качества. Государство не умеет эффективно предоставлять сервисы гражданам. Мотивация и зарплата чиновников низкие, их качество невысокое. Поэтому нами принято решение о передаче функций по предоставлению всех регистрационных сервисов местным органам власти, нотариусам и сетевым банкам, которые имеют отделения по всей стране.

Все выписки можно получить за две-три минуты

А Министерство юстиции вообще избавится от этих функций. У нас не будет регистрационной службы, ассоциация с которой — очереди, коррупция и невозможность зарегистрировать свое законное право на недвижимость или землю. Базовыми будут горсоветы, сельские, поселковые советы, соответствующие райсоветы. И они должны быть максимально заинтересованы предоставлять качественный сервис. Потому что от этого зависит политическая судьба городского, сельского головы или председателя райсовета.

Если говорить о Минюсте, то мы сейчас, фактически в качестве пилотного министерства, переводим свои сервисы и свою работу в онлайн-режим и передаем их на места. Это реальная децентрализация. Очень важно, что, кроме местных органов власти, должны быть другие субъекты, которые предоставляют эти услуги,— нотариусы и банки. Без конкуренции велики риски того, что плохое качество услуг, очереди, бюрократия, которые сейчас есть в регистрационной службе, просто переместятся в местные органы власти.

— Как это будет осуществлено практически?

— Любой регистратор местного органа власти, нотариус или сотрудник банка будет иметь право у вас, как гражданина, при регистрации квартиры требовать только три документа: паспорт, договор купли-продажи и идентификационный код.

— А справка из БТИ и о законной перепланировке?

— Они не понадобятся. Кроме того, мы поставим четкие сроки — вам обязаны будут все зарегистрировать в течение пяти дней. Причем не дороже чем за 200 грн. И государство будет лишь контролировать, чтобы эти органы выполняли все свои действия в соответствии со стандартами. Но само их предоставлять не будет.

Второе, самое главное,— конкуренция. Вас не устроило то, что делает местная власть? Пришли к нотариусу и все, что нужно, быстро оформили у него.

— Почему этого нельзя было сделать раньше?

— У всех моих предшественников была другая цель: получать полномочия, натягивать их на министерство. Полномочия по регистрации, исполнению судебных решений, кучу других, которые не нужны, которые создают только бюрократию. Мы идем сейчас по другому пути.

— Что в конечном счете останется от Министерства юстиции?

— Оно должно стать классическим европейским министерством, которое формирует госполитику, устанавливает стандарты оказания услуг, готовит качественное законодательство. У нас очень много задач, вопросов, которые обеспечат фактически нашу функцию — функцию справедливости. А когда министерство занимается предоставлением той или иной услуги, есть конфликт интересов.

Моя цель — чтобы Министерство юстиции было малочисленным, высокопрофессиональным, и должность сотрудника здесь была очень важной. Например, для меня принципиально сконцентрироваться после реформы на предоставлении бесплатной правовой помощи, защите интересов Украины в международных судах и разработке антикоррупционного законодательства, а также на судебной реформе.

— По судам. Одна из основных проблем, которую называют бизнесмены, инвесторы — коррупция в судебной системе. Что за год удалось сделать в этой области?

— Судебная система, которую мы получили в наследство после четырех лет правления режима Виктора Януковича, уникальная по одной простой причине. Это закрытая, корпоративная структура, которая по принципу селекции подбиралась Януковичем. На каждую ключевую должность выставлялись соответствующие люди, которые готовы были иногда служить не закону, а указанию, телефонному праву. А с другой стороны, мы имеем очень хорошее законодательство европейского образца по защите независимости судей.

У нас судьи настолько защищены с точки зрения преследований, что можно позавидовать многим странам ЕС. Например, в Польше министр юстиции имеет право назначать председателей апелляционных судов и ставить вопрос об их увольнении. В странах Западной Европы судей вообще назначает минюст. В Украине судебная система полностью независима. Министр юстиции не имеет никакого влияния на судью: ни на его назначение, ни на его освобождение, ни на его движение по карьерной лестнице.

— И что с этим делать?

— Реформы судебного сектора вызывает безумное сопротивление этой группы людей.

Судебная реформа возможна только тогда, когда три ветви власти — президент, парламент и исполнительная власть — объединятся и скажут, что готовы покончить с прошлым. Судебная система сама себя никогда не реформирует.

Сейчас мы сделали первый шаг — приняли соответствующий закон: начался процесс переаттестации судей. Следующий шаг — изменения в Конституцию, которые будут касаться новой модели судебной системы, ограничения неприкосновенности и иммунитета и полной перезагрузки.

Нам один уважаемый человек, бывший глава одного западноевропейского конституционного суда, сказал: если бы у вас было 80 % честных судей и 20 % сомнительных людей, вы могли бы произвести перезагрузку эволюционно — через отбор, ротацию. Но ситуация обратная: 80 % тех, которых надо менять, а 20 % — честные. Поэтому стране помогут только решительные шаги на уровне изменений в Конституцию и перезагрузки всего судебного корпуса.

Материал опубликован в №15 НВ от 24 апреля 2015 года.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: