19 января 2017, четверг

Чистое дело. Органические продукты завоевывают рынок Украины

ПРИРОДНЫЙ ВЫБОР: Андрей Олифиренко, основатель Organic Original, нашел удобную рыночную нишу — переработка органического сырья  в органический продукт

ПРИРОДНЫЙ ВЫБОР: Андрей Олифиренко, основатель Organic Original, нашел удобную рыночную нишу — переработка органического сырья  в органический продукт

Производство чистой от химикатов, консервантов и стимуляторов сельхозпродукции превращается в Украине из модного чудачества в перспективный бизнес

Пять лет назад Наталия Нечипорук, тогда сотрудник начинающей фермерской компании ЭтноПродукт, взяла в одну руку молоко, в другую — сертификат органической продукции и пошла по торговым сетям. Однако менеджерам продуктовых розниц стоимость молока Нечипорук казалась высокой, а его экологичность — сомнительным конкурентным преимуществом.

Только при условии приличного бонуса, то есть фактически взятки менеджеру, принять к продаже товар согласились.

"Я сказала им,— вспоминает Нечипорук.— Раз так, мы будем пить это молоко сами". Никто из менеджеров не вздрогнул и не прослезился. Но и сдержать напор Нечипорук и подобных ей коммивояжеров рынок был уже не в состоянии.

Нечипорук была одним из пионеров, прокладывающих дорогу в украинские супермаркеты самому модному на Западе сегменту пищевой промышленности. За последние несколько лет органический продукт пробил глухую стену и отвоевал себе место на продуктовых полках. Практически все крупные сети теперь имеют широкую линейку продукции, сертифицированной как оrganic. Ее еще не так много, как в Европе или США, но вполне достаточно, чтобы говорить о рождении в Украине новой отрасли.

В Украине много — более чем где-либо в мире — крупных земельных хозяйств, что привлекает международных трейдеров

Наталия Прокопчук, менеджер швейцарско-украинского проекта Развитие органического рынка в Украине, вспоминает, что первый органический сегмент попал на полки украинских магазинов в 2008 году — гречка, овощи, хлопья. Теперь, по ее подсчетам, таких видов продукции на украинских полках свыше 330.

Причем украинские аграрии теперь активнее всех в Европе наращивают биопроизводство, подчеркивает Торальф Рихтер, эксперт швейцарского исследовательского института органического сельского хозяйства FiBL.

Это стало возможным по двум причинам: во-первых, в Украине много — более чем где-либо в мире — крупных земельных хозяйств, что привлекает международных трейдеров. Во-вторых, в большинстве стран органическое земледелие уже достигло 5–10% от общего числа, а в Украине это всего 1%. “Еще есть немного воздуха для развития”,— улыбается Рихтер.

Чтобы воздух этот стал как можно чище, профильные ассоциации в сентябре 2014-го пролоббировали закон о производстве органической сельхозпродукции и ее обороте, который запретит использовать экомаркировку тем предприятиям, которые не прошли сертификацию.
Из-за бюрократических проволочек закон еще в полной мере не работает.

“Как только он заработает, декларировать [на упаковке несертифицированного продукта] эко-, био- натур- и другие префиксы, которые вводят в заблуждение потребителя, будет запрещено”,— уверена Прокопчук.

Продуктовый набор

Теперь Нечипорук сама принимает решения, отказать или принять тот или иной органический продукт на полку магазина. К этому ее обязывает должность — категорийный менеджер в магазине Good Wine, специализирующийся на закупках органической и фермерской продукции. Нечипорук рассказывает, что три года назад сеть работала всего с одним отечественным производителем органики, а теперь их уже пять.

В сравнении с мировыми трендами это немного, но процесс роста уже не остановить. Органических продуктов становится больше — как в крупных, так и малых городах страны.

Менеджеры магазинов теперь куда охотнее, чем раньше, берут у фермеров органическую продукцию — только ЭтноПродукт сотрудничает со 150 маркетами. А покупатели в свою очередь охотнее платят за органику. Если в 2008 году внутренний годовой оборот такой еды едва превышал 6 млн грн, то в прошлом годуон составил 230 млн грн.


___._

МЕДЛЕННО И УВЕРЕННО: Дмитрий Бутенко развивает свой улиточный бизнес примерно на улиточной скорости. Он никуда не торопится, так как за ним никто из конкурентов не гонится



Прокопчук — одна из тех, кто наблюдает за отраслью по обе стороны прилавка. С одной стороны, она видит, как растут поставки и ассортимент: по ее подсчетам, за последние шесть лет более чем в 100 раз. С другой, она наблюдает, как меняется содержимое ее холодильника.

“Я с января 2008 года питаюсь органическими продуктами,— говорит она.— Постоянно заменяю [неорганические] теми, что появляются на рынке”.

Такое меню всем украинцам по душе, но не всем по карману. Органика, из-за того что ее производство весьма затратно, а цикличность длинная, продукт дорогой.

“Индюк без антибиотиков растет минимум девять месяцев, а то и год, чтобы он набрал массу,— поясняет Андрей Билицкий, собственник агрофирмы Полесье-Инвест, которая специализируется на производстве экопродуктов.— Если брать птицу, например, ТМ Наша ряба, то наша птица будет стоить раза в два дороже”.

Не столько дороговизна, сколько еще и низкий уровень доверия отпугивает покупателей, заверяет Александр Янец, исполнительный директор компании Галекс-агро, крупного экспортера органического зерна и производитель молочной продукции Органик Милк.

“У нас же все лепят [на продукцию] эко- био- натур-,— объясняет фермер.— Пройтись по магазинам, так вроде бы там 80% все экологически чистое”.

Органическая продукция от так называемой экологически чистой или натуральной, которую часть производителей маркируют эко или био, отличается главным образом наличием сертификата. Сертификат выдают инспекции, которые проводят тщательный аудит всей производственной цепочки от поля до прилавка. Они же расписывают рекомендации, что нужно изменить в хозяйстве, чтобы получить свидетельствующий о чистоте продукта значок organic европейского образца — зеленого листочка из звезд.

Если сертификат или значок есть, это значит, что данный продукт не содержит химически синтезированных консервантов, красителей, ароматизаторов, стабилизаторов, загустителей, производится без обработки фенолами, газацией, не содержит сырья, выращенного с использованием агрохимии, гормонов и стимуляторов роста, а также многого другого, способного принести вред здоровью.

В свою очередь обозначение эко и био свидетельствует лишь о том, что продукция произведена с минимальным вредом для окружающей среды

Органическая продукция от так называемой экологически чистой или натуральной, которую часть производителей маркируют эко или био, отличается главным образом наличием сертификата

В октябре 2014-го появился закон, который ограничивает компании в праве использовать на своей упаковке значки эко, био, натур и многие другие.

“Путь для этого маркетингового хода, фейкового фактически, будет закрыт,— не скрывает удовлетворения Олег Жуковский, совладелец компании ЭтноПродукт.— Львиная доля уйдет с этой маркировки, а кто-то захочет остаться и приложит усилия, чтобы получить сертификат”.

Для этого в Украине работает 15 сертификационных центров — пять немецких, три итальянских, два австрийских, по одному от Швейцарии, Турции, Нидерландов, Франции и Украины. И отечественные фермеры, желающие получить на упаковку звездно-зеленый листок — знак органического продукта, заказывают аудит, например, в украинской компании Органик стандарт, которую Европейская комиссия наделила всеми полномочиями.

Стоимость услуги — от 6 тыс. грн. Это немного: в самой крупной в Германии сертификационной компании AbСer гонорар инспектора, который может исследовать работу производителя органики несколько дней,— €640 в сутки.

Однако на этом затраты фермера не заканчиваются. Чтобы переоборудовать хозяйство по всей строгости закона органики, нужны немалые средства и время. Чтобы подготовить почву, ранее обрабатываемую традиционным способом, для органического земледелия, нужно от трех до пяти лет ее полной консервации.

Игра слов

В центре Киева, в магазине Le Silpo красуется фотография фермера Дмитрия Бутенко, а под ней стоит холодильник, наполненный ракушками, фаршированными мясом улитки. Этот недешевый, но востребованный деликатес — продукт фермы Эко Улитка.

Идея выращивать и перерабатывать мясо улитки к бывшему торговцу металлоломом Бутенко пришла спонтанно. Лет семь назад в магазине Дары моря он увидел улитку, произведенную в Калининградской области России. Находка натолкнула на мысль производить такой же продукт в Винницкой области на купленном им ранее участке.

Изначально Бутенко инвестировал в бизнес $12 тыс. Затем два года учился работать с новым продуктом. И теперь часть улиток, которые отправляет на рынок Эко Улитка, ферма выращивает сама, а часть сезонные работники собирают в лесах Хмельницкой и Винницкой областей.

За 100 кг “урожая” Бутенко выплачивает им 2,5 тыс. грн. Потом мясо улитки идет в переработку, и на выходе деликатес стоит от 770 грн за кг. Немало, но дешевле, чем импортный продукт, который стоит не меньше 2 тыс. грн. Украинских улиток покупают рестораны, гостиничные комплексы и маркеты.

Сертификатом органической продукции Бутенко еще не обзавелся, а приставку эко- на своей продукции объясняет тем, что улитка вся собрана и выращена в экологически чистом регионе.

Заняться сертификацией предприниматель намерен после того, как завершит перестройку производственных цехов своего предприятия. Впрочем, его улитка и так хорошо продается, считает Бутенко.

Органических продуктов становится больше — как в крупных, так и малых городах страны

Бизнесмен олицетворяет собой тренд времени, который состоит из двух частей: первая — в стране начинает прорастать мелкое фермерство, причем его ряды пополняют новички отрасли. Вторая часть — свежепризванные фермеры уже не удовлетворяются только выращиванием продукции. Они строят вертикально интегрированные компании, включаясь во всю цепочку: сырье-поле-переработка-маркетинг-логистика.

Андрей Олифиренко, руководитель Organic Original, миновал первый этап цепочки. На юге Украины он договорился с фермером—обладателем органического сертификата о том, чтобы тот вырастил для него органически чистые арбузы. “Проинвестировали,— рассказывает Олифиренко,— немножко рискнули, и на выходе получили очень неплохой продукт”.

Затем таким же образом Олифиренко вырастил урожай зерновых, переработал его в муку и подсолнечное масло. В 2013 году на международном специализированном форуме в Польше его масло под ТМ Экород получило премию — Лучший продукт Восточной Европы.

И пока наибольшие ожидания у органических фермеров не от милости кошельков украинцев, а от щедрости зарубежья, куда компании активно продают зерновые. Для тех, кто сумел пробить окно в Европу, где сейчас бум на органическую спельту, полбу, просо, орехи и ягоды, настали сытые времена.

Александр Лысенков, старший референт немецкого сертифицирующего органа AbСert, отмечает, что Украина занимает первое место в мире по поставкам на международные рынки черники. “У страны сейчас очень большие возможности,— говорит он.— Европейское сообщество убрало таможенные сборы на ввоз украинского биосырья, которое пользуется огромнейшим спросом в Европе”.

Западный вариант

Международные рынки органических продуктов — мечта любого фермера. В первую очередь это заработок валюты, которая за последние два года подорожала в Украине втрое. Во-вторых, это быстрорастущие, денежные рынки, где размер среднего портмоне не идет ни в какое сравнение с украинской действительностью.

Наконец, это перспектива: органическое питание во многих странах сравнимо с национальной идеей. Например, немецкие фермеры, занимающиеся выращиванием биопродуктов, получают от правительства от €350 до €1 тыс. дотаций на каждый га в зависимости от агрокультуры.

В Германии из более чем 15 млн га сельхозземель 1 млн га (6,4%) работают в органике. В Украине из более чем 40 млн пашни только 393,4 тыс. га — под органикой. Однако и это кажется прорывом в сравнении с 2012 годом, когда под органику было отдано всего?то 272 тыс. га.

Абсолютный чемпион мира в этой номинации — Австралия, где органикой занято 17,2 млн га, чемпион Европы — Испания с ее 1,6 млн га. В Восточной Европе — Польша, 662 тыс. га. В развитых странах около 10% от всех сельхозплощадей отданы под биопродукцию. В Австрии — 19,5%, в Италии — 10,2%, в Украине — 1%.

“Мы, конечно, мечтаем, когда это будет больше 50%,— фантазирует Рихтер.— Наше видение — то, что все сельское хозяйство должно быть бережным к окружающей среде”.

Однако пока Западная Европа уперлась в собственный естественный потолок. “Площади уже не растут, а рынок растет,— говорит Лысенков.— У украинских фермеров есть шанс занять эту нишу”.

Жуковский заметил этот рыночный крен. Он говорит, что львиную долю необходимой ей биопродукции Швейцария импортирует.

“Учитывая рост спроса в Швейцарии, а это ежегодно на 10%, потенциал достаточно большой”,— говорит предприниматель. У него уже есть опыт по экспорту органических зерновых в Германию, а теперь он нацелился на Швейцарию и готовится к получению необходимого сертификата — bioswiss.

Однако рост экспорта органических зерновых — палка о двух концах. С одной стороны, он приносит чистую валютную выручку. С другой, экспорт ломает внутренний рынок. Года два назад стоимость органического зерна по отношению к неорганическому превышала его на 30–40?%. Теперь из-за колоссального спроса — на 100%.

“Сейчас [зерновики] говорят: ребята, вот такая цена в Европе, хотите берите, хотите нет,— рассказывает Олифиренко.— Это бизнес”. Завышенная экспортная цена раскручивает стоимость готовой продукции на внутреннем рынке, а упавшая на дно покупательская способность населения может с этим не справиться.

“Пока в Украине это больше миссия, нежели бизнес”,— говорит о продвижении своей продукции в Украине органический фермер Олифиренко. Однако он признает, что миссия выполнима.

Материал опубликован в №11 журнала Новое Время от 27 марта 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: