22 января 2017, воскресенье

Чичваркин рассказал НВ, что готов сделать ради победы революции в Украине

В Украине искоренить коррупцию вполне возможно - она не так чудовищна, как в России, - Чичваркин
DR

В Украине искоренить коррупцию вполне возможно - она не так чудовищна, как в России, - Чичваркин

Российский миллионер и вынужденный эмигрант Евгений Чичваркин — о том, почему в Украине победить коррупцию проще, чем на его родине

Российский миллионер Евгений Чичваркин поддерживает нетипичный для богатого человека из постсоветской страны имидж: дорогим костюмам предпочитает повседневную одежду — правда, дизайнерскую, носит нарочито безалаберную прическу и вообще всячески делает вид, что к привычным атрибутам богатства относится более чем спокойно.



При этом в каждом своем выступлении он не устает повторять, что его бизнес крайне успешен (7 августа Евгений Чичваркин проведет бизнес-лекцию в Киеве). Оборот основанной им компании Евросеть — крупнейшей сети магазинов по продаже сотовых телефонов в СНГ — в 2005 году составил $2,6 млрд. Однако спустя несколько лет он вынужден был продать свой бизнес и эмигрировать в Великобританию, попросив там политического убежища. В России на бизнесмена завели уголовное дело, обвинив его в похищении человека и вымогательстве.

Сам Чичваркин считает, что его травлю санкционировал президент РФ Владимир Путин, которому не нравился молодой, дерзкий и оппозиционно настроенный капиталист. Перед отъездом из Москвы Чичваркин даже собирался возглавить столичное отделение оппозиционной партии Правое дело, но быстро понял, что толкать политические лозунги из‑за границы не сможет.


Евгений Чичваркин на акции протеста накануне лондонского концерта певицы Валерии, которая поддержала аннексию Крыма / DR
Евгений Чичваркин на акции протеста накануне лондонского концерта певицы Валерии, которая поддержала аннексию Крыма / DR


Укоренившись в Лондоне, бизнесмен открыл модный винный магазин Hedonism Wines и всячески демонстрирует свою успешность на публичных выступлениях и тренингах. Он также не забывает о своей гражданской позиции и общественной деятельности — Чичваркин организовал в Лондоне акции в поддержку украинской летчицы Надежды Савченко и выходил с плакатом No Putin — No War! под концертный зал, где выступала певица Валерия, поддержавшая аннексию Крыма. Он заявляет, что в Россию вернется только тогда, когда путинский режим падет, и верит, что произойдет это лет через пять-шесть.

НВ поговорило с эпатажным бизнесменом по телефону, пока он ездил по Лондону в такси по делам. Чичваркин с ходу заявляет, что хотел бы заняться реформами в Украине и готов для этого не только принять украинское гражданство, но и “хоть вытатуировать себе тризуб на лбу ради того, чтобы революция в Украине достигла результатов”.

— В последние полгода продолжает обсуждаться ваш звонок в Администрацию президента Украины. Вы предложили рассмотреть свою кандидатуру на должность министра экономики и торговли…

— Я просто подумал: чем я хуже?



— Если бы сейчас президент предложил вам войти в команду реформаторов, вы бы согласились? И какую реформу хотели бы возглавить?

— Я занимался лоббизмом в России и хорошо знаю, как идиотские законы и налоги уничтожают бизнес. В Украине искоренить коррупцию вполне возможно — она не так чудовищна, как в России. Просто общая сумма коррупционных денег из‑за размеров экономики гораздо меньше. Да и российская действительность гораздо злее и агрессивнее, чем в Украине.

Представляете, что Украина со своим масштабом может сделать, если откроется миру?

Сейчас экономическая ситуация в Украине близка к катастрофе. Вам нужно не только защититься от посягательств со стороны путинского режима, но и не стать при этом придатком Евросоюза.

Революция в Украине началась, но так и не завершилась. По сути, это была лишь первая часть.

— А что в таком случае будет, по‑вашему, во второй части революции?

— Будет новая конституция, законы, налоговый кодекс, реформа армии, образования, здравоохранения — радикальные изменения всего жизненного уклада страны. Революция победит, когда любой мент, попросивший взятку, будет немедленно осужден. Когда не платить налоги будет стыдно — не страшно, а именно стыдно. Когда станет понятно, куда идут налоги, а налоговая ставка будет разумной и равной для всех, независимо от того, начинающий ли ты предприниматель или олигарх. Вот тогда революция победит окончательно.

— После Майдана министром экономики стал Павел Шеремета, который пробыл на этом посту всего три месяца и затем ушел, сказав, что невозможно делать задуманные им реформы. А недавно случился скандал с замминистра экономики Александром Боровиком, который тоже заявил, что ему не дают возможности ничего менять. Почему, по‑вашему, такое происходит?

— Я не думаю, что со стороны Порошенко есть страх реформ. Назначение Михаила Саакашвили губернатором Одессы показывает, что президент совершенно не боится приглашать радикальных людей. Вероятно, эти реформаторы были не готовы к открытой жесткой конфронтации со всеми, кто вокруг них.

— Вы имеете в виду соприкосновение старой системы с новыми лицами?

— Да. Когда тебе говорят: “Ты подожди с реформами…” Не берусь утверждать, но доминирующее число людей, находящихся сейчас при власти,— потенциальные уголовники, которым грозит тюрьма. В Грузии было именно так, и в Украине сценарий похожий. Есть олигархат, группы влияния, и политик зачастую действует в интересах той или иной группы, а не в интересах народа и процветания страны.

— Вы говорите о Саакашвили и его реформах. При этом ведет он себя довольно авторитарно, и многие отмечают, что на народ это оказывает пресловутый эффект “царя-батюшки”, от которого вроде как страна пытается, наоборот, избавиться. Вам такой стиль управления близок? Не опасен ли такой подход?

— А как прийти к чистому либерализму без последовательной смены трех образованных поколений? То, что говорит Саакашвили о коррупционерах, многим может не нравиться, но это явно правда.

— Вы, как бизнесмен, рассматриваете авторитарные элементы в управлении страны как риски для инвестиций?

— Грузия была очень комфортна для инвестиций, потому что несмотря на бурю эмоций, которая идет от Саакашвили, у него есть большое уважение к инвесторам. И то, что он применяет к коррупционерам жесткую риторику, я не считаю авторитаризмом. Авторитаризм — это когда ты закон делаешь под себя или плюешь на закон.

— Вы готовы инвестировать в бизнес в Украине?

— Нет, конечно! Это одна из самых коррумпированных стран. Если за первый год Саакашвили в Грузии успел сделать много реформ, то за год после Майдана не сделано ничего. Ни о каких инвестициях не может идти речи.

— Вы можете назвать политиков из Украины, которые, на ваш взгляд, могли бы изменить страну?

— Единственный человек, которого я вообще в этом мире уважал, был Каха [Бендукидзе, грузинский экономист и реформатор]. Он мог бы целый год работать на благо Украины, если бы у вашего руководства была политическая воля поставить его координатором реформ.

Знаете, в Эмиратах было время, когда 25 % всех подъемных кранов мира работало в маленьком Дубае. А представляете, что Украина со своим масштабом может сделать, если откроется миру? В Киеве полно людей, которые все понимают, они умные, начитанные, образованные. Но законы, по которым они живут,— это мрачное феодальное Средневековье.

— Вы регулярно проводите публичные политические акции в Лондоне, посвященные России и Украине. Они эффективны? И как на это реагирует общество вокруг?

— Последнее, что я сделал,— это акция, посвященная убийству Бориса Немцова и голодовке Надежды Савченко. И он, и она — жертвы режима Путина, одна из которых еще может быть спасена. Акция должна была наладить диалог между российской и украинской диаспорами. Но россияне оказались недовольны. Они спрашивали: а почему здесь только украинские флаги? А я им: а почему вы сами наши флаги не принесли?

— А на мнение властей Великобритании эти акции влияют?

— Политику определяют взаимоотношения на высшем уровне, а не акции. А это скорее делается для людей. Здесь проходят тысячи акций, и для властей Великобритании это просто демонстрация, что это свободная страна и каждый имеет право публично высказаться. Российская Госдума — не место для дискуссий, а Лондон — как раз место.

— До середины нулевых бизнес-элита постсоветских стран пропагандировала своим образом жизни повальный гедонизм. Но сейчас это кажется неуместным: не принято носить дорогие шубы и громоздкие украшения. Изменился ли этот образ жизни в вашей среде и, если да, то что пришло ему на смену?

— Гедонизм — это ругательное слово только в устах представителей РПЦ. А вообще, это наиболее правильная система отношений между человеком и его собственной жизнью. Вот мы назвали наш винный магазин Hedonism Wines, потому что сейчас идет новая эра гедонизма, она немного другая. В России, например, есть такая постимперская черта — хвастаться. И я считаю, что это неплохо при условии, что в стране нет коррупции. В этом смысле у всех равные права. А значит, лучше жить в комфорте и вкусно питаться. Глупо себя специально ограничивать и дрессировать.

.

5 вопросов Евгению Чичваркину:

— Какое событие в вашей жизни вы считаете главным?

— Отвечу по Булгакову: главное — впереди.

— Ваш любимый город?

— Москва.

— На чем вы ездите?

— На такси.

— Ваш личный прожиточный минимум?

— Пара-тройка десятков тысяч фунтов в месяц.

— К чему вы стремитесь?

— К процветанию.

Материал опубликован в НВ №24 от 10 июля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: