4 декабря 2016, воскресенье

Чеченский след. Женщина-боец из батальона Джохара Дудаева рассказывает про чеченцев и кадыровцев, воюющих по разные стороны в Донбассе

Чеченский след. Женщина-боец из батальона Джохара Дудаева рассказывает про чеченцев и кадыровцев, воюющих по разные стороны в Донбассе
Amina Okueva via Facebook
Супруги из Чечни, воюющие за Украину на Донбассе, рассказывают, много ли кадыровцев на стороне боевиков, как действует российская пропаганда и за что Путин и Кадыров уничтожают мусульман

Одна из наиболее крупных групп иностранных добровольцев, воюющих на Донбассе на украинской стороне – чеченцы. Супруги Амина Окуева и Адам Осмаев из Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева находятся на востоке Украины с оружием в руках с 2014 года. После того, как командир батальона, Иса Мунаев, погиб 1 февраля 2015 года при обороне Дебальцево, Осмаев, который был его правой рукой, возглавил батальон.

Окуева рассказывает НВ, много ли их соотечественников воюет на другой стороне, что ощущают чеченцы по отношению к России и какие взаимоотношения у чеченских добровольцев с украинским государством.

Амина Окуева

Я живу в Украине уже около 13 лет, Адам – 8. Мы с ним познакомились в 2009, здесь. Потом поженились.

Когда началась война, для нас вообще не стоял вопрос о том, идти на фронт или нет. Для нас это было так же естественно, как протянуть руку помощи товарищу, попавшему в беду. Сразу же после начала событий на востоке Украины я и мои товарищи по Майдану стали искать вариант участвовать в АТО. На тот момент как раз формировались добровольческие батальоны. Мы уже решили пойти в один из добробатов МВД.

Изначально я служила в батальоне Киев-2. Моя первая командировка длилась с августа по сентябрь 2014 года – стояли под Дебальцево в селе Чернухино. Затем перевелась в батальон Золотые ворота, сейчас это официально полк спецназначения Киев.

Адам на момент начала событий был ещё в одесской тюрьме по обвинению в покушении на Путина. Как только обвинения с него были сняты и его выпустили из зала суда, а это было 18 ноября 2014 года, он в тот же день отправился на восток. Там присоединился к Международному миротворческому батальону имени Джохара Дудаева. На тот момент им командовал генерал Иса Мунаев. Адам быстро завоевал расположение командира. Вплоть до его гибели был правой рукой Исы. После его гибели 1 февраля 2015 года Адам стал командиром этого батальона.

Мы работали в разных секторах, везде, где была потребность в нашей помощи и куда нас приглашали. Чаще всего работали в секторах А и С. Это такие населённые пункты как Счастье, окраины Горловки, Докучаевска. Помогали при выходе из Дебальцево, когда и погиб генерал Иса. В разных других точках бывали. Сейчас тоже чаще всего бываем в секторе А и С.

Мы пытаемся, чем можем, помочь Украине, потому что Россия – наш общий враг, а украинцы – замечательный народ, заслуживающий нормальной жизни, к которой и стремится. Для нас не важны награды, регалии и зарплата. Главное, что мы знаем: мы делаем правильное и справедливое дело, и очень приятно, что простые украинцы это ценят и уважают нас.


Амина Окуева и погибший в феврале прошлого года командир батальона им. Джохара Дудаева, Иса Мунаев. Фото: Amina Okueva via Facebook
Амина Окуева и погибший в феврале прошлого года командир батальона им. Джохара Дудаева, Иса Мунаев. Фото: Amina Okueva via Facebook


Борьба с российской империей – государством-террористом номер один в мире, является для нас делом всей жизни. За эти более чем двадцать лет перманентной войны с тем же врагом, который сейчас напал на Украину, мы потеряли много близких. Но то, что мы ощущаем по отношению к нашим палачам – это не чувство ненависти и не жажда мести. Скорее, это презрение и желание того, чтобы справедливость восторжествовала.

Как-то нам прислали для расшифровки – радиоперехват якобы на чеченском языке. На поверку оказалось, что это даже близко не чеченский, а то ли курдский, то ли фарси

На сегодняшний день украинцы, после двухлетнего противостояния с Россией, уже тоже немного понимают её сущность. Но, всё же, до полного осознания большинству ещё далеко. У нас знание этого врага фактически на генетическом уровне: мы интуитивно чувствуем его коварные намерения и подлые планы. Как на стратегическом уровне, так и на тактическом. Это сразу поняли опытные кадровые украинские военные, которые с радостью привлекают нас для различных военных мероприятий. Многие наши братья приехали помочь Украине из разных благополучных стран.

Наш первый комбат – генерал Иса Мунаев, оставил благополучную жизнь в Дании и приехал сюда, чтобы помочь Украине в борьбе с оккупантами. Он действительно очень сильно помог. Он продолжает помогать до сих пор, даже после своей героической гибели. Вдохновляет всех нас своим примером, доблестью и непоколебимым мужеством.


Штаб блокады Крыма, Адам Осмаев. Фото: Adam Osmaev via Facebook
, Адам Осмаев в штабе блокады Крыма в Чонгаре. Фото: Adam Osmaev via Facebook


Касательно позиции государства по отношению к нам: мы не чувствуем негатива, так как стараемся ни в чём не нарушать законы и ведём себя взвешенно. Но мы не чувствуем и хоть сколько-нибудь заметной отдачи за наши старания. Минимальное и при этом самое основное для нас, что могло бы сделать государство – это легализация наших бойцов, являющихся гражданами других стран.

С момента формирования нашего батальона – Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева – мы постоянно стремимся узаконить положение наших бойцов, легализовавшись или в рядах ВСУ, или МВД. Не принципиально, где именно. Не так давно был принят закон, дающий возможность иностранным гражданам служить в силовых структурах Украины и находиться в АТО на легальной основе. Однако, до сих пор дальше дело не пошло.


Фото:
Батальон имени Джохара Дудаева – самый известный отряд чеченских добровольцев, воюющих на украинской стороне на Донбассе. Фото: Amina Okueva via Facebook 


Военкомы и командиры частей, со многими из которых у нас сложились товарищеские отношения, разводят руками. Мол, закон есть, а механизма – нет. Но мы не теряем надежды на легализацию, потому что знаем: война ещё далеко не закончена, возможно, предстоят даже более сложные времена, чем были до сих пор. А мы намерены оставаться на защите Украины столько, сколько это понадобится. Мы или победим и выгоним оккупантов отсюда, или погибнем здесь.

Помимо нашего батальона, есть чеченское подразделение Шалена Зграя в составе 57 бригады ВСУ. Мы сейчас часто работаем вместе с ними. Есть батальон им. Шейха Мансура, состоящий из чеченцев, которые изначально приехали из Европы вместе с Исой, а потом переместились в другой сектор, организовав отдельное подразделение. Они находятся в секторе М. Мы же там редко бываем. Так что совместных операций не проводим, хотя и поддерживаем товарищеские отношения. А в целом в разных военных частях довольно часто встречаются чеченцы, являющиеся гражданами Украины, которые пошли по призыву или добровольцами. Они, как правило, не афишируют свою национальную принадлежность, чтобы у близких, которые остались в Чечении, не возникло проблем. Часто приходилось слышать о таких бойцах. Поэтому точное количество чеченцев, воюющих на стороне Украины, назвать представляется затруднительным.

Количество кадыровских боевиков на этой войне очень сильно преувеличено. В определённый период они, конечно, были. Но явно не в таком большом количестве, как это преподносилось российской пропагандой, а затем подхватывалось и некоторыми нашими СМИ.

Очевидно, что российская империя является историческим врагом мусульман, а Путин, Кадыров и прочие современные тираны, правящие там, уничтожают мусульман только лишь за соблюдение религии

Очень часто за чеченцев принимают вообще другие национальности, например, осетин. Как-то нам прислали для расшифровки – радиоперехват якобы на чеченском языке. На поверку оказалось, что это даже близко не чеченский, а то ли курдский, то ли фарси какой-то. Мы даже не поняли.

Задача пропагандистов, в данном случае, предельно ясна: во всём мире чеченцы заслуженно снискали славу отчаянных и дерзких бойцов, встретиться с которыми в бою опасно. Не учли только того, что чеченцы действительно отличные и храбрые воины, когда сражаются за справедливость. За то, во что верят. А от тех, кто воюет за подачку с кремлёвского стола, героизма ожидать уж точно не стоит. По большому счёту, мы и чеченцами этих бандитов не считаем. Дело в том, что у чеченцев существует веками выработанный кодекс чести. Продавшиеся нашим вековым врагам – русским оккупантам, утратили все признаки, относящие их к чеченским законам. Следовательно, чеченцами они считаться не могут. Мы называем их чечено-говорящие, потому что язык – это единственное, что в них осталось чеченского.

С религиозной точки зрения у нас всё тоже строго. Ислам отличается от бытового христианства, где человек может говорить и делать всё, что угодно (приходилось слышать даже такое от некоторых людей: "Я – христианин, но в Бога не особо верю"). В Исламе человек может совершить действия, или сказать слова, которые выводят его из Ислама. Допустим, если человек произнёс слова, являющиеся богохульными.

Если человек, который называет себя мусульманином и даже совершает мусульманские обряды, при этом воюет на стороне врагов этой религии, то мусульманином он считаться не может. Очевидно, что российская империя является историческим врагом мусульман, а Путин, Кадыров и прочие современные тираны, правящие там, уничтожают мусульман только лишь за соблюдение религии. Поэтому людей, которые сражаются на стороне этих нечестивцев, единоверцами мы не считаем. Напротив, презираем их ещё больше, чем остальных террористов за то, что они предали и продали свой народ и свою религию.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: