26 июля 2016, вторник

Чего не хватает для счастья мэру Днепропетровска Борису Филатову, рассказывает он сам

Чего не хватает для счастья мэру Днепропетровска Борису Филатову, рассказывает он сам
Мэр Днепропетровска ест суп и признается, что был несчастлив в качестве депутата Верховной рады, и тут же говорит о том, чего ему теперь не хватает для счастья

Культовое днепропетровское кафе Мыши Бляхера находится в подвале обычной сталинки. Неместному найти заведение непросто: вывески не видно, вход — обычные ступеньки вниз. За дверью настоящее подземелье: полумрак, темные стены и трубы вентиляции на потолке. В таком неожиданном месте назначил встречу НВ городской голова Днепропетровска Борис Филатов.

Он свой человек для группы Приват, одной из крупнейших финансово-промышленных в Украине, собственниками которой являются Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов и Алексей Мартынов. В 90‑х Филатов как юрист защищал интересы компаний группы в судах. Сейчас вместе с Геннадием Корбаном, также близким к Привату лидером партии УКРОП, он владеет несколькими торговыми центрами. А в прошлом году Филатов выиграл выборы мэра Днепропетровска, во втором туре победив экс-регионала Александра Вилкула, с которым до последнего шел “ноздря к ноздре”.

В зале Верховной рады психологически очень тяжело

Мэр задерживается — как нам потом сказали, это для него обычное дело. А мы ждем и осматриваемся. Подвальная атмосфера — только часть интерьера. Все остальные элементы выглядят стильно: полосатые диваны, ажурные торшеры, стопки старых книг вместо перегородок, ламповый телевизор в углу. Вероятно, это место Филатов выбрал, чтобы показать читателям НВ, большая часть которых живет в столице, необычный и креативный Днепропетровск.

Спрашиваю Филатова об этом, как только он приходит и садится за столик.

— Здесь демократичная атмосфера, нет пафоса и очень вкусная кухня,— объясняет он.— А вообще, в Днепропетровске с общепитом не очень, это не Киев и не Одесса.

— Возможно, в Днепре такой культуры нет? Это же Восточная Украина, здесь не очень принято ходить в кафе и рестораны.

— Знаете, в Израиле есть такая поговорка: Иерусалим молится, Тель-Авив — гуляет, а Хайфа работает. Тут тоже похожая логика,— размышляет Филатов, рассматривая меню. В Мышах Бляхера оно каждый день разное. Это фишка заведения.

 

Пять вопросов  Борису Филатову:

— Что вы считаете своим наибольшим достижением?
— То, что я стал городским головой. К этому непросто привыкнуть. Ведь я представляю миллионный город.
— Ваш наибольший провал?
— Надеюсь, что наибольшего провала у меня еще не было. И не будет.
— Кому бы вы не подали руки?
— Сейчас уже такого человека нет. Надо здороваться со всеми.
— На чем вы передвигаетесь по городу?
— На личном автомобиле Mersedes S500. В служебном я не нуждаюсь.
— Какая из последних прочитанных книг произвела на вас наибольшее впечатление?
— Я читаю книги, которые посвящены урбанистике. Проектирование городских улиц. Город глазами экономистов. Смерть и жизнь больших американских городов, Джейн Джейкобс.

Я этим сейчас сильно увлекся, потому что, знаете, все уже придумано до нас. И глаза нам нужны, по большому счету, для плагиата.

Скажу вам, урбанистика читается как детектив. Например, я никогда не думал, что толпа, которая идет мимо центрального универмага, идет не просто так, а по своим законам. Или парадокс Льюиса-Могриджа, который доказал, что в борьбе с пробками не стоит расширять дороги. Потому что как только ты начинаешь расширять дороги, люди начинают покупать машины. Нужно развивать общественный транспорт.

   

43‑летний городской голова отлично знает особенности Днепропетровска. Он родился в этом городе, жил, строил бизнес и даже разговаривает по‑днепропетровски — с очень мягким фрикативным “г” в словах.

Как и другие приватовцы, до 2014 года Филатов обходил стороной публичную политику, предпочитая договариваться, а не конкурировать с власть имущими. “Мы были бизнесменами, нормально себя чувствовали”,— говорит он.

Все поменялось во время Майдана и после того, как над Днепропетровском нависла опасность “русской весны”. “Мы ринулись в политику”,— называет это Филатов. Поработав заместителем главы облгосадминистрации, он прошел в парламент, а затем стал мэром.

Заказываем еду. Я — утиную грудку. Мэр, долго не выбирая,— острый суп с гедзе и говяжьи щечки.

Мы беседуем, но какую бы тему ни обсуждали, разговор переключается на то, как поменялись взгляды Филатова за время его недолгой работы городским головой. Главное изменение, о котором постоянно говорит мэр,— готовность протянуть руку всем, даже вчерашним врагам. Уверяет, что это все ради блага города. Об этом он часто пишет и в Фейсбуке.

“Точка сидения определяет точку зрения”,— объясняет он свою позицию. Видно, что это привычная для него фраза.

— Одно дело, когда ты депутат, можешь выйти на трибуну и сказать: я против всего, и это твоя политическая позиция. Другое дело, когда попадаешь в кресло мэра и должен крутиться между всеми, чтобы не сталкивать лбами горожан”.

 


ЧЕРНЫМ ПО БЕЛОМУ: В первый день работы Днепропетровскую патрульную полицию от имени власти поздравил только местный мэр Борис Филатов, остальные не смогли приехать из-за сильного снегопада
ЧЕРНЫМ ПО БЕЛОМУ: В первый день работы Днепропетровскую патрульную полицию от имени власти поздравил только местный мэр Борис Филатов, остальные не смогли приехать из-за сильного снегопада


 

“Между всеми” — это, например, между своими проукраинскими соратниками и теми, кто гласно или негласно поддерживал “русскую весну”. Пока и тем и другим Филатову удается угодить.

Он назначил в свою команду Светлану Епифанцеву, заместителя главы местного Оппозиционного блока. Во время революции Епифанцева называла протестующих “майдаунами”, а на выборах активно поддерживала Александра Вилкула, который, когда на Майдане уже стреляли, продолжал демонстрировать свою приверженность Виктору Януковичу. Что касается самого Филатова, он тогда публично называл противников Майдана “недобитками”.

“Это моя протянутая оппонентам рука,— поясняет Филатов назначение Епифанцевой.— А все это начали истолковывать, будто я породнился с Вилкулом”.

Когда же в конце января днепропетровские активисты взялись сносить памятник Григорию Петровскому, советскому политику, которого называют среди инициаторов голодомора в Украине, и мускул не дрогнул на лице мэра. Причем ни полиция, ни патрульные не вмешивались в процесс порчи госимущества, а местный метрополитен даже выделил им в помощь кран.

Спрашиваю Филатова о том, как реагирует на происходящее в городе Коломойский, какие советы дает?

— Только житейские, никаких рекомендаций по работе,— настораживается Филатов.— Вот последний его совет был такой: “Не жмись с назначением замов. Назначай всех, кто просится, пусть проворуются, всех уволишь”.

Словно оправдываясь, он говорит, что никаких указаний по поводу назначений ни от Коломойского, ни от кого бы то ни было не получает. И тут же лестно отзывается о губернаторе области Валентине Резниченко и о центральной власти в целом, которая в городские дела, по словам Филатова, не вмешивается и назначений не лоббирует.

Приносят еду. Филатов, осторожно пробуя суп, говорит о том, что сейчас почти счастлив, потому что работает на самой лучшей работе в мире, которая предоставляет колоссальные возможности для самореализации.

Вообще, в Днепропетровске с общепитом не очень, это не Киев и не Одесса

Ну да, поле для реализации обширное. Город-миллионник, построенный вокруг предприятий, ориентированных на Россию, проблемы с транспортом, ЖКХ и безработица острее, чем в других областных центрах.

Филатов говорит, что собирается недостатки города использовать во благо. Интересуюсь, каким образом.

— Например, за 150 км отсюда идет война. С одной стороны, это плохо,— рассуждает Филатов.— С другой — Донецкий аэропорт еще не скоро откроют, и аэропорт в Днепропетровске может быть основным в этой части Украины.

А то, что сравнительно недалеко находится линия фронта и подразделения Вооруженных сил, дает большие возможности днепропетровским предприятиям поставлять продукцию в армию, продолжает мэр.

Подают эспрессо. Мне кажется, что в Мышах Бляхера он лучший в стране. “Кофе собственной обжарки”,— сообщает подошедший к столику официант.

А мы с Филатовым говорим о его коллекции нэцке. Он рассказывает, что увлечение началось с авантюрного четырехсерийного фильма Каникулы Кроша, который Филатов посмотрел в детстве. В основе сюжета фильма приключения двух друзей, которые побеждают злого “черного торговца нэцке”. Филатов уверяет, что практически все знакомые ему коллекционеры заболели японскими фигурками именно после просмотра этого фильма.

Свою первую фигурку мэр помнит хорошо. Она оказалась фальшивой. Зато теперь Филатов признается, что интуитивно чувствует, настоящая фигурка или нет.

Сейчас у него в коллекции порядка 500 нэцке XVII–XIX веков. Самая дорогая — единственная фигурка в мире, редкого мастера и с особенной надписью — обошлась Филатову в $180 тыс.

Сколько стоит вся его коллекция, он признаваться не хочет, хотя и говорит, что, конечно же, оценивал ее.

Мы готовы распрощаться, и я задаю последний вопрос: не жалеет ли Филатов, что ушел из парламента?

— Знаете, есть хорошая поговорка: лучше быть первым на деревне, чем вторым в Риме,— говорит он.— Вы думаете, я от депутатства испытывал большую радость?

— А что вы испытывали?

— В этом зале психологически очень тяжело. Представьте себе большую перемену в школе: дети бегают, кричат и бьют друг друга портфелями по спине. И там это гул, крики, тебя все время кто‑то дергает — с утра до вечера. Это невозможно. Я был несчастлив, находясь в Раде. А вот сейчас, если бы закончились эти проблемы с Корбаном, я был бы самым счастливым человеком,— заключает Филатов, вспоминая о том, что дело его друга и бизнес-партнера по обвинению в организации преступной группировки слушается в суде.

 

Материал опубликован в НВ №5 от 12 февраля 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: