1 октября 2016, суббота

Специальное исследование НВ: насколько на самом деле подорожала жизнь в Украине за год

После мартовского ценового обострения покупатели стали более сдержанны в своих тратах
Фото: Александр Медведев, НВ

После мартовского ценового обострения покупатели стали более сдержанны в своих тратах

Рост потребительских цен более чем на 74 % — так украинцы заплатили за войну, кредиты команды Виктора Януковича и экономическую политику новых властей

Но это еще не окончательный ценник: если реформ не будет, цены на полках могут снова взлететь

В конце февраля 2015 года тысячи киевских мужчин получили от своих жен наставление: прикупить побольше гречки. В итоге весну столица вместе с остальной страной встретила продуктовой паникой. Гречневая крупа, сахар, макароны, мука и некоторые другие товары — все моментально пропало с прилавков крупнейших сетей супермаркетов, став предметом ажиотажного спроса. Столкнувшись с резким ростом курса доллара, опытные украинские домохозяйки решили, что дальше начнется повышение розничных цен на потребительские товары, и потому надо брать, пока дешево.

Домохозяйки не ошиблись. Цены действительно выросли — и сильно. За последний год потребительская корзина украинцев, по данным консалтинговой компании Hay Group, подорожала на 74,12 %. Главной причиной стало беспрецедентное обесценение национальной валюты, а также паника населения, которая дала торговцам и производителям повод резко повысить стоимость товаров и услуг. У этой ценовой волны есть и глубинные причины: в Украине сформировалась крайне неэффективная сырьевая модель экономики, при которой подобные ценовые всплески — не случайность, а неизбежная закономерность.

Рецепт один — тотальные реформы, меняющие саму структуру экономики. “Если делать правильные шаги, за пять лет можно будет увидеть позитивные результаты. И страна сможет забыть о подобных курсовых и ценовых обвалах”,— уверена Елена Белан, главный экономист инвесткомпании Dragon Capital.

Экономика падения

Cредняя зарплата, по данным Госстата, в апреле составила всего 4 тыс. грн, что лишь на 15 % больше, чем год назад. И эту прибавку полностью поглотила инфляция. По официальным подсчетам, только с начала года реальная зарплата в стране сократилась на 22,5 %.

Специалисты же Hay Group, проведя масштабное исследование потребительской корзины так называемого среднестатистического украинца, подсчитали, насколько сильным оказался удар по кошелькам населения в действительности. Учли расходы на продукты питания, товары по уходу за домом, средства личной гигиены, медикаменты и транспортные услуги. При этом маркерами стали отечественные товары и услуги — то есть то, что меньше всего подвержено курсовым колебаниям.

Итог неутешителен: в среднем по всем категориям цена потребительской корзины выросла на 74,12 %.


 Гендиректор Метро Кеш енд Керри Украина Мартин Шумахер знает, как заработать на желании украинцев сэкономить / Фото: Александр Медведев
Гендиректор Метро Кеш енд Керри Украина Мартин Шумахер знает, как заработать на желании украинцев сэкономить / Фото: Александр Медведев


Больше всего — на 97,1 % — подорожали товары по уходу за домом: средства для мытья посуды, стиральный порошок и прочее. Чуть меньше — на 82,9 % — взлетели цены на медикаменты. Далее — средства гигиены с ростом в 80,2 %, транспортные услуги — 59,9 % и, наконец, продукты питания — 50,21 %.

В итоге, по оценкам Hay Group, стоимость минимальной потребительской корзины в стране составляет 1,18 тыс. грн на одного человека. Или €51.

Снижение покупательной способности привело к тому, что основной расходной статьей бюджета жителей Украины, по примеру других стран с низкими доходами населения, становятся продукты питания. На них теперь в потребительской корзине среднего украинца приходится 53,5 %. Еще 11,2 % уходит в качестве платы за коммунальные услуги. На все остальное — не более трети расходов.

Подобные пропорции разительно отличаются от того, как и на что тратят свои бюджеты европейцы. К примеру, в потребительской корзине среднего немца расходы на продукты питания занимают немногим более 10 %, поляка — 22 %. При этом стоимость потребительской корзины в Германии составляет €1,45 тыс., а в Польше — €400.

Свое растет лучше

Среди продуктов питания, ставших благодаря своей высокой доле в общей структуре расходов локомотивом роста потребительских цен, больше всего подорожали отечественные: гречка (+109 %), мука (+124 %), морковь (+118 %) и яблоки (+163 %). При этом импортируемые, а потому наиболее зависимые от курсовых колебаний апельсины прибавили в цене лишь 16 %, а бананы — 57%.

Такую парадоксальную ситуацию представители розничных сетей объясняют, как будто речь идет об импорте,— девальвацией гривны.

По словам Игоря Ланды, генерального директора сети Novus, в любом отечественном товаре есть несколько составляющих: коммунальные, транспортные расходы и валютная составляющая. “Я уверен, что хорошие семена моркови наши производители закупают за валюту где‑нибудь в Голландии или Испании”,— говорит он.

А итоговое подорожание этого корнеплода, по словам Ланды, объясняется тем, что он хранится в холодильниках, работающих на подорожавшей электроэнергии. Кроме того, гендиректор Novus отмечает, что многие участники рынка — как сети, так и сельхозпроизводители — взяли кредиты в валюте.

“Мы брали кредит ЕБРР на сумму $50 млн при курсе 8 грн / $, в этом году пришло время погашать не только проценты, но и тело кредита. А курс уже 21–22 грн / $",— сетует он.

Цены повышает производитель на входе. Розница сохраняет свой процент, - Игорь Ланда, гендиректор сети Novus

Мартин Шумахер, генеральный директор украинской дочки международной сети Metro, называет еще одну причину роста цен на отечественные продукты — открытость украинской экономики. Даже если какой‑то продукт, например кукуруза, производится внутри страны, его цена все равно привязана к мировой.

“Если я предложу поставщику слишком низкую цену, он предпочтет поставить ее за рубеж по более выгодной ставке”,— говорит Шумахер. А удорожание импортных товаров, по его словам, приводит к подорожанию своих продуктов: украинцы ищут дешевые отечественные аналоги, спрос на них растет, толкая цены вверх.

Немалую роль в подорожании сыграли и панические настроения потребителей. По наблюдениям Белан, волну роста цен породил ажиотажных спрос конца зимы 2015‑го. Тогда люди, напуганные прыжком доллара до отметки 30 грн / $1, ринулись скупать все по “старым” ценам. “До паники многие [торговцы и производители] цены поднимали постепенно. Но в этот момент они воспользовались случаем для того, чтобы компенсировать рост затрат”,— поясняет старший экономист Dragon Capital.

Впрочем, Ланда уверяет, что розничные торговцы просто следовали повышению цен поставщиков. “Вина розницы здесь — ноль. Цены повышает производитель на входе. Розница сохраняет свой процент, который съедается повышением расходов на коммунальные затраты, повышение зарплат и валютную составляющую”,— говорит он. При этом Ланда уточняет, что потребители пострадали еще не так сильно, как могли бы: ведь государство ограничивает торговую наценку на 2,5 тыс. так называемых социальных товаров — хлеб, макароны, крупы, вареная колбаса — на уровне 10–15 %. В обычных же случаях наценка составляет 25–30 %.

Разобраться в том, кто виноват в мартовском ценовом обострении, взялся Антимонопольный комитет. В начале апреля он обвинил 12 крупнейших розничных сетей и исследовательскую компанию Nielsen в антиконкурентных действиях, которые повлекли рост цен. Комитет выписал нарушителям штраф на общую сумму 203,6 млн грн.

Сети категорически не согласны с этим решением. И намерены добиваться отмены штрафа через суд.

Остановить цены

Пока вопросом “Кто виноват?” занимаются органы государственной власти и участники рынка, экономисты уже нашли свой ответ на него. И даже определили, что нужно делать, чтобы и без того небогатое население Украины в дальнейшем не страдало от таких ценовых обострений.

Прежде всего стоит изменить структуру украинской экономики, говорит Белан. Поскольку она открытая — Украина является членом Всемирной торговой организации и подписала Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом,— стоимость многих отечественных товаров и материалов не может не зависеть от мировых цен. Сама же страна производит много продуктов с низкой добавочной стоимостью, иными словами — сырье: пшеницу, кукурузу, руду. Или продукцию с низкой степенью обработки: черный металл, подсолнечное масло. “Нам нужны производства, при которых в себестоимости будет более значительная доля заработной платы, то есть большая добавочная стоимость”,— поясняет Белан. Отраслями, которые способны обеспечить это, могут стать машиностроение, высокотехнологичное производство или сфера услуг.

Если делать правильные шаги, через  пять лет страна сможет забыть о подобных курсовых и ценовых обвалах, -  Елена Белан, главный экономист Dragon Capital

Но для начала неплохо было бы обеспечить стабильный курс национальной валюты. А для этого нужно сделать так, чтобы валютные поступления в страну не были завязаны исключительно на металлургию и растениеводство — отрасли, крайне зависимые от мировых ценовых колебаний.

Еще экономике, а значит, и ценовой стабильности, помогло бы развитие малого и среднего бизнеса. Украина сегодня в целом производит слишком мало — ее номинальный ВВП на душу населения составляет порядка $3 тыс. Это более чем в 5 раз меньше, чем в Литве, и в 15 — чем в Германии, европейском экономическом лидере. Фактически страна производит слишком мало и вынуждена восполнять недостаток за счет импорта. А это создает дополнительное давление на национальную валюту.

Айварас Абромавичус, министр экономического развития, советует обратиться к опыту государств, недавно вступивших в ЕС. Например, родной ему Литвы. Эта страна после развала Советского Союза зависела от экспорта в Россию и, как и Украина, имела много старых, неэффективных производств. Рецепт — продавать эти устаревшие госпредприятия, а не поддерживать за счет казны, как долгое время делали украинские власти.

В Литве так и сделали, не побоявшись разорвать прежние связи и продать производства эффективным собственникам. В итоге экономика страны уже несколько лет растет самыми быстрыми темпами в Европейском союзе. В отсутствие госмонополий расцвел малый и средний бизнес.

И так происходит повсеместно в успешных экономиках — основной внутренний продукт производят именно эти две категории предпринимателей. В США их доля в ВВП составляет 50 %, в ЕС — порядка 70 %, а в России и Украине — лишь 11 % и 12 % соответственно.

Еще выше

Но пока украинские власти запустят — если сумеют — механизм глобальных экономических перемен, Украина еще столкнется с ценовыми кризисами.

Правда, Ланда ожидает маленького украинского счастья — сезонного удешевления овощей и фруктов. Если финансовая ситуация в стране стабилизируется и курс доллара будет колебаться в пределах 20–22 грн / $1, он прогнозирует снижение цен на эти категории на 10 %. “А дальше все будет зависеть от урожая”,— добавляет гендиректор Novus.

Но рост цен, пусть и не столь масштабный, как в начале весны, в краткосрочной перспективе продолжится. Его, правда, сдержит снижение инфляции и то, что в страну зайдет больше денег по линии МВФ. Да и Нацбанк печатает деньги не так быстро, как раньше. Все это поможет, считает Шумахер из Metro.

Но прибавки на ценниках не избежать. Как объясняет Белан, производители еще не полностью переложили свои затраты на конечного потребителя.

В самом Национальном банке настроены схожим образом: значительного роста цен до конца года там не ожидают. Так, 5–7 % — не больше, заявляют в пресс-службе НБУ.

Материал опубликован в №21 журнала Новое Время от 12 июня 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: