4 декабря 2016, воскресенье

Быть Владимиром Путиным: что сказал и о чем промолчал хозяин Кремля в Нью-Йорке

комментировать
Путин рассказал миру о том, что у него в голове

Путин рассказал миру о том, что у него в голове

Российский президент провел экскурсию по иллюзорному миру своих устремлений, надежд и страхов. Получилось интересно, но бессмысленно

Выступление Владимира Путина в ООН 28 сентября стало одним из наиболее ожидаемых событий последнего времени. Люди выясняли друг у друга, во сколько и на каком телеканале его можно посмотреть, некоторые даже собирались делать это в баре за бокалом пива. Эксперты, дипломаты, журналисты и политики надеялись, что российский президент объяснит, наконец, чего же он хочет от внешнего мира, для чего устроил войну на востоке Украины и теперь отправляет войска на запад Сирии.

Ожидания были удовлетворены лишь отчасти. Путин не порадовал собравшихся громогласным разоблачением или саморазоблачением, не ударил ботинком по столу, однако в несколько завуалированной форме ответил на два довольно важных вопроса: «Что творится в его голове?» и «Зачем он все это вытворяет?».

По всем законам риторики Путин начал и закончил свою речь темой, которая была для него важнее всего – ООН. Если быть совсем точным, его интересует не сама организация, а послевоенное время, когда она создавалась – упомянутый им ялтинский «раздел мира», момент создания мировой архитектуры безопасности.

Суть путинского миропонимания, изложенная им же, примерно такова:

Для противостояния Великому злу (нацизму) во время Великой войны была создана Великая коалиция, которая победила это Зло, поделив мир и создав Великий механизм поддержания мира – ООН. Однако после завершения Холодной войны система пошла в разнос из-за тотального доминирования одной (всем понятно, какой) страны, которая, игнорируя ООН, стала лезть в чужие дела, менять режимы и государственные системы. Это вызвало в мире множество дисбалансов и кризисов, породивших новое Великое зло – терроризм. Для борьбы с ним нужна новая Великая коалиция, после которой (судя по логике) произойдет очередной раздел мира, реформа ООН, после чего мир и благополучие воссияют над планетой снова.

Проще говоря, во-первых, президент РФ намерен убедить всех, что система мироустройства, в которой полностью доминируют США, не работает. Во-вторых, он хочет сесть с лидерами планеты за один стол и договориться о новой системе, в которой он, Путин, будет как минимум защищен от смены режима, а как максимум – получит решающее слово в глобальной политике.

В общем, ради этого он и делает то, что делает. Войны в Грузии и Украине – демонстрация Западу опасности игнорирования ООН. Он хочет показать, что не только США с союзниками могут влезать в другие страны и навязывать им свою волю. Логика тут такая: смотрите, если каждый без одобрения ООН начнет менять режимы и вторгаться туда, куда захочет, то вам самим (вашим союзникам) же хуже будет!

Отправка войск в Сирию – это второй этап материального выражения логики Путина. Он полагает, что в результате ряда ошибок США, вызванных игнорированием ООН, по всему миру раскинуло свои сети Исламское государство. Раз зло это глобальное, то и коалиция против него должна быть соответствующая. Тут-то Путин и собирается примерить на себя сталинский френч, отправив войска в Сирию и победив в войне, которую он считает мировой. Завершением его плана должна стать новая конференция о мироустройстве, в рамках которой будут проведены новые границы влияния стран-победительниц, а также будут сформулированы и гарантированы новые международные законы, исключающие внешнюю поддержку оппозиции.

Несмотря на то, что в его речи есть некоторые здравые зерна, в целом его логика исходит из ряда ложных постулатов, а некоторые современные реалии – и вовсе игнорирует.

Первое и главное – ценностный провал в его логике. Для Путина власть свята. По его мнению, единственным законным представителем той или иной страны в тяжелой ситуации может являться только «легитимное, международно признанное правительство». Спору нет, в большинстве случаев именно так дело и обстоит. Но в ситуации, когда это правительство начинает вырезать собственных граждан (как, например, было в нацистской Германии или Кампучии под руководством Красных кхмеров), ситуация коренным образом меняется. В ценностной шкале цивилизованных стран предотвращение геноцида стоит выше легитимности правителя, порождая необходимость вмешательства. У Путина этот момент вообще не рассматривается. По его логике, если бы нацисты проводили истребление евреев и других меньшинств, не нападая на другие страны, то попытка остановить их была бы категорически неправомерна.

Второе, перекликающееся с первым, – это полное отрицание субъектности народов стран мира. Президент РФ категорически не верит, что люди могут самостоятельно, без руководства извне, собираться вместе и требовать смены своего правительства, которое так или иначе перестало выражать их волю. Любое подобное движение незнакомый с интернетом Путин искренне считает «инспирированным и проплаченным врагами». (Недавнее его высказывание о том, что украинской революцией руководили США, из этой серии.) Тут, вероятно, сказывается не только отсутствие понимания работы соцсетей, но и повседневный опыт жизни в стране, где оппозиция раздавлена, а любая акция протеста воспринимается как зародыш бунта, и потому подлежит моментальной ликвидации.

Третий ложный постулат, на котором президент РФ отстраивает свою логику, – это сведенная до примитивизма анатомия конфликтов в разных странах. Например, он несколько раз жестко подчеркнул, что единственная сила, сейчас сражающаяся против боевиков Исламского государства – это сирийская правительственная армия, поэтому ради победы над террористами надо помогать именно ей. Любой человек, мало-мальски знакомый с ситуацией в Сирией, знает, что единственная сила, эффективно сражающейся против ИГ – это местные курды, не имеющие никакой связи с Дамаском. Правительственная же армия под напором ИГ держится из последних сил. Курдов, которые не помещаются в рамки жестко структурированной путинской логики, он просто исключает из уравнения.

Четвертое – это непонимание глубинного отношения Запада к его претензиям на участие в переустройстве мира. Путин исходит из того, что страна, обладающая мощной армией, большим населением и крупной экономикой, имеет полное право проецировать свое влияние на соседей из более легкой весовой категории. Его логика ясна, но сильно устарела. В современном мире вес страны на мировой арене определяется не количеством ядерных боеголовок или даже объемами добытой нефти, а технологическим превосходством. Простой пример: в Евросоюзе тон сейчас задает технологически передовая Германия, а не ядерные державы – Франция и Великобритания, отстающие от немцев. Влияние на мир демилитаризованной Японии больше, чем ядерных Индии и Пакистана вместе взятых. Вашингтон доминирует в мире благодаря айфону, а не Шестому флоту. Более того, даже если бы в ЕС и США сказали: «ОК, это ваша, российская, сфера интересов, мы туда не лезем!», с нынешним уровнем технологий у Москвы не было бы никакой возможности сделать ее таковой. Разве что поставить огромный забор по периметру, как это в свое время сделал СССР. Чем он закончил, всем известно. Проще говоря, главное требование Путина к Западу невыполнимо чисто технически, исполнить его могла бы лишь сама Россия, но при одном важном условии – устранении от власти действующего, тормозящего ее развитие руководства во главе с Владимиром Путиным.  

Ну и пятое, вероятно, самое важное для Украины. Постулат, Путиным не озвученный, но подразумеваемый. Он действительно надеется, что появление «широкой антитеррористической коалиции» приведет к «переформатированию повестки дня» в его отношениях с Западом. Проще говоря, он надеется, что ему простят Донбасс и забудут про Крым. Может быть, так бы и произошло, если бы все прочие пункты его выступления основывались на близких Западу подходах. Но учитывая фактическое содержание речи российского президента, это крайне маловероятно. Западу нет никакого смысла поддерживать Путина в его заблуждениях, поощряя действия, действительно угрожающие всему цивилизованному миру.

Выступление российского президента в ООН, равно как и расширенная версия его речи – интервью телеканалам CBS и PBS – оказалось интересным, поучительным, но совершенно бесполезным и оторванным от реальности путешествием по внутреннему миру Владимира Путина, его устремлениям, надеждам и страхам. Впрочем, людям, принимающим решения, будет интересно ознакомиться и с этим.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: