22 октября 2017, воскресенье

Будущий президент Еврокомиссии рассорил британцев с партнерами по ЕС

Британский премьер Дэвид Кэмерон (справа) смотрит на будущего главу Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера (слева) как на препятствие в развитии Евросоюза

Британский премьер Дэвид Кэмерон (справа) смотрит на будущего главу Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера (слева) как на препятствие в развитии Евросоюза

Пока украинцы радуются подписанию Соглашения об ассоциации, в Великобритании всерьез заговорили о возможном выходе из состава Евросоюза

Почти одновременно с подписанием Соглашения об ассоциации Украины и ЕС, в бельгийском городе Ипр, давшем название иприту –  боевому отравляющему газу, – произошло событие, способное привести к выходу Великобритании из Евросоюза. 26 из 28 глав государств и правительств ЕС одобрили выдвижение бывшего премьер-министра Люксембурга Жан-Клода Юнкера единственным кандидатом на должность главы Еврокомиссии (ЕК) – главного исполнительного органа власти в ЕС. 

Впервые в истории Евросоюза было нарушено правило, согласно которому глава ЕК на основе всеобщего согласия выдвигался и согласовывался Советом Европы, то есть руководителями входящих в ЕС государств. В данном случае к мнению Великобритании и Венгрии, выступавших категорически против Юнкера, их партнеры по ЕС не прислушались. В каком-то смысле появился прецедент. 

Дело в том, что с 2014 года в ЕС действует новое правило назначение главы ЕК. Сначала проводятся выборы в Европарламент, победители этих выборов предлагают своего кандидата на согласование Совету Европы, который должен одобрить его (или ее) большинством голосов. После этого кандидатуру окончательно утверждает Европарламент, ее же и предложивший. 

Раньше же действовал порядок, в котором роль Европарламента была не столь значительной: Совет Европы консенсусом утверждал кандидата, а парламентарии лишь утверждали его. 

“Я сказал лидерам ЕС, что они могут еще пожалеть о новом порядке избрания главы Еврокомиссии. Я всегда буду стоять на страже интересов Великобритании”, – написал британский премьер-министр Дэвид Кэмерон в своем твиттере. 

Как следует из довольно резкого заявления премьера, его недовольство вызвано не столько выдвижением именно Юнкера, сколько изменением процедуры этого выдвижения. Суть британских претензий состоит в том, что все больше влияния уходит от национальных правительств стран ЕС в Брюссель. На фоне быстрого роста антиевропейских настроений в Великобритании подобные изменения многими там воспринимаются как сдача национального суверенитета страны евробюрократии. Кэмерону совсем не хотелось бы, чтобы дома именно его персону ассоциировали с этим явлением. 

В своей редакционной статье The New York Times отмечает, что мотивы господина Кэмерона имеют под собой реальное основание. Выборы в Европейский парламент – довольно унылое мероприятие, на участки приходит куда меньше избирателей, чем на выборы в национальные органы власти, поэтому легитимность Европарламента вовсе не обязательно выше, чем у лидеров входящих в ЕС стран, выдвигавших кандидата в главы ЕК ранее. 

Тем не менее, открыто на сторону британского премьера в Ипре встал только Виктор Орбан – венгерский премьер, обладающий в Европе сомнительной славой радикального националиста и душителя демократии. Однако кошки на душе скребли и у многих других лидеров, проголосовавших “за”. Шведский и датский премьеры тоже сначала пытались возражать, но в конце концов сдались. Немецкий журнал Der Spiegel написал, что даже старая добрая подруга Юнкера – Ангела Меркель – была не вполне довольна методом его выдвижения. 

Впрочем, в британском случае ситуация особенно серьезна. Под давлением правого крыла собственной Консервативной партии и быстро набирающих популярность радикальных евроскептиков, Кэмерон заявил, что в случае победы на всеобщих выборах 2015 года, в 2017 году он проведет референдум по вопросу о выходе из ЕС. 

Пока этого не произошло, он обещал сделать все возможное, чтобы не допустить роста влияния Брюсселя. Но не преуспел: новый кандидат на пост главы ЕК ассоциируется именно с дальнейшей интеграцией стран ЕС и даже созданием некоей федерации. Британский премьер отзывался о нем так: “Жан-Клод Юнкер в течение всей своей карьеры находился и находится в самом центре проекта по укреплению власти Брюсселя и снижению полномочий национальных правительств. Это совсем плохая кандидатура для развития Евросоюза”. 

Поставив весь свой политический капитал против люксембуржца, Кэмерон потерпел унизительное поражение. В Великобритании только ленивый не пнул его по этому поводу. Лейбористы указывают на категорическую неспособность премьера договариваться с партнерами по ЕС, евроскептики из Партии независимости Великобритании критикуют Кэмерона за то, что он все-таки допустил Юнкера во власть. 

Сам британский премьер, явно обиженный на нежелание партнеров по ЕС прислушаться к его возражениям, объявил, что ему будет “совсем непросто” бороться за сохранение его страны в составе Евросоюза. В этом смысле он совершенно прав: выдвижение Юнкера на пост главы ЕК вопреки возражениям Лондона воспринято многими британцами однозначно: Брюссель становится всесильным, их страна попала под пяту ужасной евробюрократии, а знаменитой британской независимости и самобытности – конец. 

Вне всяких сомнений, вся эта история существенно усилит позиции британских евроскептиков, не видящих ни малейшего смысла в дальнейшем пребывании в составе ЕС. В минувшем мае уверенную победу на выборах в Европарламент одержала поминавшаяся выше Партия независимости Великобритании, выступающая за выход королевства из Евросоюза. В Лондоне эту победу многие восприняли как очень опасный сигнал. Дело даже не в евроскептицизме этой партии, а в ее откровенно ультраправой направленности, граничащей с шовинизмом и даже расизмом (как утверждают некоторые). 

Потенциальный выход Великобритании из состава ЕС может привести к эффекту цепной реакции. Как показали последние выборы в Европарламент, недовольство Брюсселем и ассоциирующейся с ним бюрократией стремительно растет во Франции, Дании, Италии и многих других странах Союза. Сама концепция единой Европы сейчас переживает серьезный кризис. Происходящая на этом фоне передача полномочий от правительств стран-участниц ЕС наднациональным структурам парадоксальным образом может лишь усилить влияние евроскептиков. 

Дело в том, что партии, выступающие за ликвидацию Евросоюза в его нынешнем виде, получили наибольшее представительство именно в набирающем влияние Европарламенте. Помимо всего прочего, это обстоятельство может существенно повлиять на процесс европейской интеграции Украины. Учитывая динамику развивающихся процессов, Киев рискует получить приглашение на вступление в ЕС к тому моменту, когда эта организация окажется на грани распада.

Юнкер, голосование по кандидатуре которого в Европарламенте состоится 16 июля, исправить ситуацию едва ли сумеет. 

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: