5 декабря 2016, понедельник

Британский журналист сравнил майданы в Киеве и Гонконге

комментировать
В деловом центре Гонконга протестующие уже организовали палаточный лагерь

В деловом центре Гонконга протестующие уже организовали палаточный лагерь

Дэвид Блэр, международный корреспондент британской The DailyTelegraph, зимой работавший в Киеве, а сейчас вернувшийся домой из Гонконга, рассказал Новому Времени о сходствах и различиях между украинским Майданом и гонконгской Революцией зонтов.

- Дэвид, вы были и на киевском Майдане, и в центре Гонконга сейчас. Какие, на ваш взгляд, есть сходства и различия между двумя этими событиями?

- Во-первых, о сходствах. Очень много людей, стоят баррикады, центр города под контролем митингующих. Но на этом сходства, в общем, и заканчиваются. Атмосфера в Гонконге сильно отличается от той, что была на Майдане. Во-первых, как я помню, на Майдане стояли люди всех возрастов из самых разных слоев общества: много молодежи, но в то же время были и люди среднего возраста, и даже довольно пожилые. В Гонконге же подавляющее большинство протестующих – совсем молодые: 20 лет и немного больше. В основном, это студенты: в протестах активно участвует лишь довольно узкий слой общества. В отличие от Майдана, нельзя сказать, что митингующие в Гонконге представляют всю страну.  В этом – главное отличие.

- Выходит, что люди постарше не поддерживают устремления местной молодежи?

- Я бы сказал, что они относятся к происходящему с большим скептицизмом. Даже если они и поддерживают идеи протестующих, сами они выходить на улицы не готовы. Просто не хотят рисковать и тратить на это свое время. В этом еще одно существенное отличие от Майдана.

- То есть с симпатией относятся к целям студентов, но активно бороться за их реализацию пока не готовы?

- Да, в общем, именно так. На самом деле, у них нет устоявшейся традиции участия в политических акциях такого рода. Для Гонконга это нечто совершенно новое. В континентальном Китае подобного рода акции и вовсе находятся под запретом, а в Гонконге, где такие акции пока разрешены, для многих они все еще в диковинку. Например, когда две недели назад полиция использовала для разгона демонстрантов слезоточивый газ,  это был первый случай с 1967 года, когда в городе были серьезные беспорядки. Это было еще при британском управлении. После этого британцы в Гонконге ни разу его больше не использовали. В общем, традиций участия в политических акциях такого масштаба там не развиты.

- А какова, на ваш взгляд, динамика развития протестов сейчас? Они растут или идут на убыль?

- Когда я уезжал оттуда, людей становилось все меньше. Это, кстати, еще одно отличие от Майдана, число участников месяцами постоянно оставалось на уровне тысяч и тысяч человек. Помните, наверное, как каждые выходные туда приходили новые десятки тысяч. У протестов в Гонконге нет такого “драйва”.

- Они меньше настроены на победу, чем украинцы?

- Я думаю, что среди протестующих в Гонконге есть своего рода “ядро” активистов, у которых воли к победе не меньше, чем у активистов на Майдане. Но это лишь ядро, широкие массы протестующих такой волей не обладают.

- Протесты в Киеве получили серьезный импульс, когда 1 декабря на Майдане были избиты студенты. Если бы что-то подобное случилось в Гонконге, расширилось бы протестное движение, как это произошло в Киеве?

- Вполне возможно. Если бы власти города были достаточно глупы, чтобы ответить на манифестации со всей возможной силой – физической силой, – это наверняка сыграло бы против них и придало бы энергии протесту. Кстати, нечто подобное там уже произошло. Группа хулиганов, которые, возможно, были оплачены властями, напали на лагерь протестующих в районе Монкок. Оттуда были весьма неприятные кадры – митингующим угрожали, их били. Результатом этого стал выход на улицы тысяч людей, включая простых обывателей, которые решили продемонстрировать свою поддержку митингующим и защитить их от возможных нападений. Так что в принципе, насилие могло бы раскочегарить протест. И тут еще одно существенное отличие Гонконга от киевского Майдана – реакция властей совсем иная.

В Киеве против демонстрантов использовали все возможные методы, включая снайперов. В Гонконге полиция один раз применила слезоточивый газ, один раз – перечный газ, а недавно был избит один из демонстрантов. Но это, в общем, был единственный случай, когда они использовали физическое насилие. В основном, правоохранительные органы в Гонконге ведут себя очень сдержано. Уж во всяком случае, намного более сдержано, чем украинские силы безопасности во время Майдана.

- Можно ли сказать, что стратегия властей в Гонконге – это дать время протестам выдохнуться и завершиться естественным путем?

- Да, я думаю, они решили поступить именно так. Просто дождаться, пока активистам надоест, и они сами разойдутся. Видимо, силу применять никто не собирается. Но тут есть большая проблема для властей. Протестующие занимают самый центр Гонконга – финансовый центр, расположенный на одноименном острове. Под их контролем три километра двух центральных улиц города. И именно там расположены центральные офисы крупнейший компаний и банков Гонконга. Все они сейчас оказались в окружении баррикад. Кроме того, из-за важности этих дорог для города 45 процентов всех автобусных маршрутов сейчас не работают. В общем, значительная часть Гонконга полностью парализована. Можно лишь догадываться, как долго власти будут мириться с этим. Сейчас они думают, что время на их стороне, а протесты постепенно сойдут на нет. Возможно, в этом они и правы. Но в это же время о нормальной работе города не может быть и речи – нарушения и сбои чувствуются о почти во всем.

- То есть вы допускаете, что на каком-то этапе власти все же могут сорваться и применить силу для разгона лагеря демонстрантов?

- Я не знаю. До сих пор они вели себя очень аккуратно. Но на них постоянно оказывается давление с требованием очистить центр от митингующих. И это давление наверняка только возрастает. Я имею в виду, что ни одно правительство не может позволить, чтобы город был так вот парализован. И снова – отличие от Майдана. Если в Киеве остановилась существенна часть центра, далеко не настолько значительная, как в Гонконге. Там, например, случались ситуации, когда протестующие полностью окружали и отрезали от внешнего мира здание правительства Гонконга. Ни один госслужащий – от главы города до уборщиков – не мог пройти на работу. В Киеве было что-то подобное, несколько зданий были захвачены манифестантами, но парламент, президент и правительство все же сравнительно спокойно работали в своих офисах. То есть можно, наверное, сказать, что нормальная жизнь города в Гонконге нарушена в более значительной степени, чем это было в Киеве.

- То есть стратегия протестующих – это просто сидеть и ждать? Или они планируют какие-то дополнительные действия, чтобы добиться своих целей?

- Их главная цель – принудить правительство к серьезным переговорам. Для этого они хотят настолько сильно нарушить нормальную работу города, что у властей не останется альтернативы переговорам. Никакого особенного успеха пока они не добились. Да, велись какие-то предварительные консультации. Но правительство всякий раз выходило из диалога, поэтому никаких существенных результатов нет. Поэтому, думаю, ясно, что в политическом смысле гонконгские протесты пока никаких результатов не дают. И крайне сомнительно, что они сумеют чего-то добиться.

- А какие настроения среди демонстрантов? Они верят в собственный успех?

- Хороший вопрос. Я сам его задавал нескольким протестующим. Все они были очень честны со мной и все сказали: “Нет”. Они пояснили, что реально оценивают ситуацию и понимают, что в этот раз не добьются демократии для Гонконга, но надеются, что это получится в будущем. Мои собеседники говорили, что если ничего и не достигнут в этот раз, то как минимум заставят правительство Китая прислушаться к ним. И не просто прислушаться, но и заплатить определенную цену за нарушенное обещание предоставить Гонконгу демократию. Идея такая: если бы протестов не было, то у правительства в Пекине могло сложиться впечатление, что оно может безнаказанно нарушать свои обещания.

- Как вы думаете, готовы ли демонстранты для достижения своих целей прибегнуть к последнему аргументу – насилию?

- Думаю, нет. Протестующие в Гонконге очень дисциплинированы, ведут себя сдержанно, вежливо и дружелюбно. Насколько я видел, никто из них не вооружен, поэтому крайне маловероятно, что они пойдут на использование силы.

- Так что же, они даже не разозлены?

- Конечно, они испытывают гнев. Но совсем иного рода, не как на Майдане. В Киеве некоторые демонстранты были вооружены палками, дубинками, чем-то еще и нередко использовали эти предметы в драках с милицией. В Гонконге злость людей на власти намного более контролируема и сдержанна.

- Как вы думаете, если сейчас эти сдержанные демонстранты ничего не добьются, будет ли “Вторая серия” в обозримом будущем?

- Думаю, да. И это, возможно, самое важное во всей этой истории. Люди, принимающие участие в протестах сейчас, происходят из относительно узкого слоя общества – это молодежь. Но последующие 20-30 лет они будут активной частью общества. А полное отчуждение и неприязнь этих людей в отношении своего нынешнего руководства и правительства КНР совершенно очевидно уже сейчас. Поэтому даже если нынешние волнения быстро закончатся, в будущем они должны возобновиться.

- Если говорить прямо, они хотят добиться независимости от Китая?

- Нет, об независимости речи не идет. Но надо понимать, что у них очень сильно чувство именно гонконгской идентичности. Люди в Гонконге – не только демонстранты, а вообще все – привыкли говорить о материковом Китае как о другой стране. Китайцы для них – другой народ. В Гонконге очень сильно чувство своей особости и отличия от Китая. У него совсем другая история 156 лет Гонконг находился под властью британской короны. Лондон позволил стать им совершенно свободным обществом – со свободой прессы, выражения и прочего. Все жители города могли участвовать в выборах собственного парламента – Законодательного Совета. Привыкнув к такой жизни, Гонконг ничего не хочет менять. Они прекрасно знают, что правительство Китая управляет страной совсем иными способами. И уж точно они не хотят стать просто еще одним городом в составе КНР, поэтому для них важно сохранить свои уникальные для Китая свободы.

- Но при этом они совсем не против быть частью КНР?

- Да, они не хотят одностороннего объявления независимости или чего-то в этом роде. Они знают, что город тесно связан с Китаем, его благосостояние во многом зависит от  сотрудничества. Не вижу ситуации, в которой Гонконг пошел бы своей дорогой. Но внутри Китая они хотят сохранить свою отдельную, отличную от прочих систему управления и свою очень яркую идентичность.



 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: