10 декабря 2016, суббота

Бомбардир из Днепра. Как Игорь Коломойский довел Днепр до финала Лиги Европы

Ежегодные траты Коломойского на свой клуб вышли за пределы $50 млн

Ежегодные траты Коломойского на свой клуб вышли за пределы $50 млн

Годы ожидания и существенные вливания принесли международное признание днепропетровскому Днепру — команде, которой ее владелец миллиардер Игорь Коломойский занимается в свободное от работы время

Любимый город может спать спокойно. Футбольный клуб Днепр (Днепропетровск) совершил для него необыкновенное чудо. Поздно ночью 27 мая в изнурительном финале Лиги Европы украинская команда достойно билась с испанской Севильей за престижный футбольный трофей. Итоговый счет матча — 3:2 в пользу испанцев.

Впервые в истории Днепра и второй раз в новейшей истории страны украинцы бились в финале Лиги Европы. (В 2009 трофей выиграл донецкий Шахтер, тогда этот розыгрыш назывался  Кубок УЕФА).

Нынешний успех днепропетровской команды покоится на трех китах. 1. Более чем $300 млн, с помощью которых президент ФК Днепр Игорь Коломойский за десять лет преобразил клуб и всю его инфраструктуру. 2. Сохранение командного духа за счет высокой концентрации украинских футболистов, со значительным усилением легионерами. 3. Гений Хуанде Рамоса, бывшего тренера Днепра, а также Мирона Маркевича, сменившего испанца на его посту.

Рамос изменил философию тренировок, - Андрей Русол, топ-менеджер ФК Днепр

Чтобы закрепить полученный результат и стать заметным клубом на международной арене, от Коломойского теперь потребуется гораздо больше усилий. Грядет смена поколений. Днепр — команда возрастная. Почти все игроки основы подходят к критической для большого футбола отметке — 29–30 лет. Чтобы вырастить новых чемпионов, нужно время. Его мало. Нужны деньги. К счастью, они есть у владельца Днепра.

Дорога на Варшаву

На пути к Варшаве Днепр вывел из строя такие клубы, как Хайдук (Хорватия), Сент-Этьен (Франция), Олимпиакос (Греция), Аякс (Нидерланды), Брюгге (Бельгия) и Наполи (Италия). Последним препятствием к трофею на пути Днепра стала Севилья. К сожалению, украинцы споткнулись об этот барьер. Но выступили более чем достойно. Севилья — обладатель кубка Лиги Европы. Днепр — увозит из Варшавы серебряные медали и €2,5 млн призовых. Сказочный результат.

"Поверьте, мы хотели выиграть, хотя и играли с классной командой. Мы действительно играли для людей, старались и хотели добиться успеха. Надеюсь, у нас все еще впереди",— сказал после матча тренер Днепра Мирон Маркевич.


Украинские и испанские болельщики
Украинские и испанские болельщики


Чтобы сделать эту сказку былью, собственник Днепра Игорь Коломойский использовал три ключевых инструмента: 1. деньги; 2. большие деньги; 3. очень большие деньги.

Итак, по порядку. Игорь Цыганык, ведущий программы Про футбол (на телеканале 2+2, который также принадлежит Коломойскому), за точку роста клуба принимает 2002 год, когда команду возглавил Евгений Кучеревский. Он убедил Коломойского, что можно построить крепкий клуб, собрав в него исключительно украинских футболистов, которые не подошли другим клубам. Эта не очень затратная концепция понравилась Коломойскому, и самое главное — она сработала: Кучеренко в следующем сезоне вернул в Днепропетровск бронзовые медали, утраченные за два года до этого.

Исполнительный директор Днепра Андрей Русол — в прошлом футболист из того “украинского” призыва. Он вспоминает, что уже с 2004‑го чемпионат стал стремительно развиваться, и такие клубы, как Динамо и Шахтер, устроили большую гонку за высококлассными легионерами. “В определенный момент пришло осознание: чтобы сражаться с ними на равных, мы должны следовать этому же пути”,— рассказывает Русол.

Одним из первых европейских игроков в 2006 году в Днепр из хорватского Хайдука перешел Младен Бартулович. “Когда я пришел в Днепр, там был только [Сергей] Корниленко, белорус, если его можно считать легионером,— вспоминает Бартулович.— Потом через год начали приходить бразильцы, аргентинцы. Чемпионат становился сильнее”.


51962416
51962416



Финал принес незабываемые моменты не только зрителям на стадионе, но и поклонникам Днепра в Киеве
Финал принес незабываемые моменты не только зрителям на стадионе, но и поклонникам Днепра в Киеве


Приток первых иностранцев естественным образом повышал зарплатные планки. По тем временам среднегодовое жалование игроков Днепра в $40 тыс. уже считалось вполне приличным.

На этом первый этап, когда нужны были “просто деньги”, закончился. Наступил второй этап — “большие деньги”. С 2008 года Коломойский приступает к строительству стадиона Днепр-Арена. Заявленная смета — €40 млн. Это относительно невысокая цена для футбольного стадиона.

В это же время в Донецке Ринат Ахметов, президент местного ФК Шахтер, построил Донбасс-Арену, потратив на свое детище в десять раз больше. Тем не менее никто более в Украине в строительство новых арен не вкладывал.

Тогда же пришло время организовать детскую футбольную Академию Днепра. Ее первый спортивный директор Александр Брискин рассказывает, что в конце 1990‑х он занимался бизнесом, у него был свой мясоперерабатывающий завод. Из его доходов он построил небольшой стадион и открыл частную футбольную школу.

В 2010‑м Коломойский выкупил у него это поле и пригласил Брискина на должность спортивного директора. “Игорь Валерьевич дал мне деньги,— вспоминает Брискин.— Мы постелили искусственную траву последнего поколения. Реконструировали трибуны. Пригласили специалиста из Испании — Жорди Гратакоса, чтобы он отстроил учебный процесс”.

В этот же год основную команду возглавил Хуанде Рамос, бывший наставник звездных клубов Испании: Барселоны, Реала, Севильи, а также британского Тоттенхэма. И вот тогда наступил третий этап становления ФК Днепр — "очень большие деньги".

Эпоха романтизма

Чтобы понять значимость пришествия Рамоса в Украину, Цыганык предлагает вернуться в 2002 год, когда Коломойский избрал для себя философию абсолютной украинизации Днепра.

Весь украинский футбол находился под большим влиянием так называемой школы Валерия Лобановского. Цыганык передает ее суть: мы не сможем конкурировать в технике с бразильцами, но можем их перебегать. То есть силовой футбол, на контратаках, длинные передачи, забег по флангам, прострел, гол.


Многие украинские болельщики приехали на финал в Варшаву в вышиванках
Многие украинские болельщики приехали на финал в Варшаву в вышиванках


“Первым это решил поменять Шахтер. Они пригласили итальянца Невио Скала,— поясняет Цыганык.— Он всей стране показал, что можно играть в футбол не только по Лобановскому, что в Украине могут быть техничные футболисты, которые способны решить исход матча”.

Точно такую же революцию, но уже в Днепре решил провести и Рамос. Он круто изменил характер тренировок. Вместо сплошной легкой атлетики заставил каждого игрока больше работать с мячом. Думать. Брать на себя инициативу.

Теперь от игроков на флангах требовалось не только пронестись по кромке поля, навесить мяч в штрафную площадку соперника, но завершить атаку самому, сместиться в центр и пробить по воротам. Так в Украине взошла зоря Евгения Коноплянки.

“Он [Рамос] пытался нам привить классический испанский стиль ведения игры,— рассказывает Русол.— Короткий-средний пас, игра, основанная на владении мячом”. Однако вскоре выяснилось: чтобы играть по‑испански, нужно быть испанцем, ну или латиноамериканцем — техники не хватало и тактической подготовки.

Уже в 2011–2012 годах клуб приобрел трех бразильцев: Жулиано, Матеуса и Дугласа. Что обошлось Коломойскому примерно в $17 млн. За хорвата Николу Калинича, который прозябал на скамейке в английском Блекберне, по данным британской прессы, Днепр уплатил около $9 млн. Как для здешних широт — более чем щедрые траты.

“Они [днепропетровцы], наверное, больше всех заплатили за украинских футболистов,— говорит Цыгынык.— За Романа Зозулю, Евгения Селезнева — по $1 млн. За Руслана Ротаня, которого они возвращали из Динамо, около $2,5 млн”. Приток звезд в клуб поднял и зарплатную планку. Годовое жалование Коноплянки теперь — примерно $2 млн.

Таким образом, ежегодные траты Коломойского на свой клуб вышли за пределы $50 млн. А все траты, по самым скромным подсчетам, перевалили отметку в $300 млн.

При этом команда зарабатывает необычайно мало. Посещаемость домашних игр даже в мирные годы была на Днепр-Арене гораздо ниже, чем в Киеве, Донецке, Харькове и Одессе. Число проданных годовых абонементов мизерное — около 5 тыс. Для сравнения: Шахтер в мирное время довел продажу абонементов до 27 тыс.

С точки зрения заработка только нынешний год оказался для Днепра относительно удачным. За выход в групповой турнир Лиги Европы, а также за результативные игры всего розыгрыша Днепр заработал €4 млн. Еще €2,5 млн — премиальные УЕФА за выход в финал. Приличный заработок, но копейки на фоне ежегодных инвестиций в клуб.

С помощью больших финансовых вливаний от Коломойского Рамос пытался изменить лицо и характер Днепра. Тот период, когда тренер старался привить команде “испанский” стиль, Русол именует “романтическим”. Но он так и не прижился в Днепре. “Спустя какое‑то время он [Рамос] изменил философию тренировочного процесса и построение игры,— говорит Русол.— Возросли нагрузки. Мы стали комфортно чувствовать себя без мяча. Быстрые контратаки. Использование пространства, которое ты получаешь, когда играешь от обороны”.

Как считает Артем Франков, главный редактор еженедельника Футбол, именно возврат к чисто украинскому футболу вывел команду на вершину престижного европейского турнира.

“То, что во второй игре в полуфинале Лиги Европы против Наполи на поле было 8 украинцев, ну и [грузина Джабу] Канкаву мы можем считать наполовину украинцем, своим, который с ранних лет уже находится в Украине, очень радует”,— признался исполнительный директор клуба.

Возврат к “романтическому” периоду Рамоса отложен в долгий ящик в основном из‑за исхода легионеров. Не только из Днепра, но и со всей Украины. Политическая и экономическая нестабильность, а также затянувшаяся война распугивают “заробитчан” из Европы и Латинской Америки.

За последний год ФК Днепр покинули несколько игроков основного состава. За одного их них, бразильца Эжидио, всего год назад Днепр заплатил $2,5 млн. В одностороннем порядке он разорвал контракт и сбежал домой в бразильский Палмейрас. Покинул команду и другой бразилец, Жулиано — самый дорогой трансфер команды, в прошлом капитан молодежной сборной Бразилии. Сменился тренер. Вместо испанца пришел из харьковского Металлиста Мирон Маркевич.

Большими усилиями удается удерживать в команде и украинских звезд, например Ротаня. В июле 2014‑го он покинул Днепр, но затем все же вернулся. Не раз о своем желании уехать в Европу заявлял Коноплянка.

“Если бы мы продали Коноплянку раньше, я уверен, мы не достигли бы тех результатов, которые достигли за последние два сезона,— признается Русол.— И здесь уже решение президента — получить или экономическую выгоду, или спортивную”. В любой момент история с переходом полузащитника Днепра может завершиться в пользу мечты Коноплянки.

После нынешнего исторического взлета Днепр ожидают нелегкие испытания. В первую очередь потому, что нет достойной смены нынешним возрастным звездам. “У нас хоть какие‑то футбольные школы готовят ребят уровня латиноамериканских исполнителей, которые уходят? — вопрошает Франков.— У нас по‑прежнему в чести атлетизм, бег”.

Украинизация Днепра

В детской футбольной Академии Днепра, у которой есть свои многочисленные филиалы по всей области, тренируются около тысячи воспитанников. Для одной из самых густонаселенных областей страны это немного. “Президент [Коломойский] нацеливает нас на то, чтобы в составе Днепра было как можно больше украинцев,— говорит Русол.— А еще лучше, чтобы этими украинцами были выпускники нашей академии”.

Совсем недавно из детской академии уволился каталонский специалист Жорди Гратакоса. На его место пришел экс-игрок Днепра Олег Шелаев. Он на пару с Русолом будет менять устаревшую модель подготовки малышей и юниоров для основы Днепра.

Совсем недавно Русол окончил девятимесячные онлайн-курсы барселонского института Йохана Кройфа, факультет футбольного менеджмента. Сейчас получает степень магистра по специальности спортивного менеджмента в Институте мадридского Реала. Международный опыт дает ему понимание того, что в Украине еще на раннем этапе подготовки юных футболистов тренеры совершают ошибки, которые гробят таланты.

“Основная проблема детского футбола в нашей стране — мы слишком нацелены на результат,— говорит Русол.— Все хотят побеждать, и это плохо, это создает плохую атмосферу для воспитания индивидуально сильных футболистов, это создает атмосферу, где тренеры пытаются достичь результата методами жульничества”.


В последней игре турнира класс соперника Днепра оказался несколько выше
В последней игре турнира класс соперника Днепра оказался несколько выше


Речь идет о победах любой ценой, на жилах. Наверх пробиваются преимущественно не талантливые и перспективные, а физически крепкие, атлеты.

“Мы никогда не брали мелких, потому что они не выдерживали физических нагрузок,— приводит в пример Цыганык.— [Лионель] Месси и ему подобные у нас практически не имели бы шансов. Их бы еще в детстве поломали, перебили. У них уже бы было по шесть-десять операций”.

Бартулович также говорит о еще одной особенности подготовки в украинских футбольных школах: детский тренер мало обращает внимание на то, в какой футбол играет основная команда. В Хорватии, например, если основной состав играет в футбол от обороны, в расчете на контратаки, все возрастные группы играют и тренируются по той же системе, так как их готовят под потребности первой команды. Если, например, приходит новый главный тренер и меняет тактику на атакующую, вся школа перестраивается под эти новые требования.

Вся вертикаль работает, как единый организм. Днепр хочет построить свою вертикаль. И она, по словам Русола, будет подчинена новой философии клуба, которую безуспешно пытался привить команде Рамос. Для этого потребуется и время, и деньги.

У Русола есть время, у Коломойского — деньги.

В нынешнем сезоне киевское Динамо показало, что и в Украине можно воспитать конкурентоспособную молодежь, которая может составить основу клуба, без которой была бы невозможна победа в нынешнем чемпионате Украины. “Давайте не забывать, что у нас еще один финалист еврокубковый есть, причем в Лиге чемпионов,— отмечает Франков.— Речь о команде 19‑летних футболистов Шахтера. Они лишь проиграли в финале Челси (Лондон). А Челси крушил всех на своем пути”. Такие же звезды понемногу появляются и в Днепре — например, Валерий Лучкевич, Андрей Близниченко и др.

Появление новых имен важно не только с чисто спортивной точки зрения, но и коммерческой. Многие другие клубы Украины тратят значительные средства на трансферном рынке, покупая там футболистов. При этом они почти ничего на рынке не зарабатывают, так как не воспитывают игроков, которых могли бы продать.

То, что украинские клубы способны не только тратить сотни миллионов, но и зарабатывать, неплохо иллюстрирует новейшая история ФК Шахтер. “Кто еще мог продать за год футболистов на $100 млн?” — задает спрашивает и отвечает Франков. До этой вершины Днепру еще далеко. Но команда уже на пути к ней.

Материал опубликован в №19 журнала Новое Время от 29 мая 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: