8 декабря 2016, четверг

Боевики не имеют общей цели и часто действуют разрозненно - интервью с Александром Хугом, замглавы СММ ОБСЕ

Гарантия безопасности нашего персонала – для нас приоритет
Фото: Александр Медведев

Гарантия безопасности нашего персонала – для нас приоритет

Замглавы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг прокомментировал НВ работу наблюдателей на востоке Украины, контакты с боевиками ДНР и ЛНР и обвинения с украинской стороны

 - Сейчас обсуждается внесение ЛНР и ДНР в список террористических организаций - ваши отчеты влияют на это решение, и если их признают, какие изменения будут в работе миссии?

- Во-первых, это вне нашей компетенции признавать организации ЛНР и ДНР террористическими. Во-вторых, наши отчеты отражают ситуацию на месте - они объективные, основанные на том, что мы видим и можем проверить. Непроверенную нами информацию мы не публикуем. Хочу отметить, что, если мы не видели определенные факты – это не означает, что они не имели место быть, просто наши наблюдатели не присутствовали при этом. Мы сообщаем обо всем увиденном.

Мы помогаем составить объективное мнение о том, что происходит на востоке Украины. 

Если эти группы [ЛНР и ДНР] будут признаны террористическими - миссия и организация рассмотрит, как это повлияет на работу. Но еще рано говорить об этом.



- Вы видели российские войска в Донбассе?

- Как я уже говорил, если мы увидим подлинные российские войска - именно такие, что принадлежат РФ и были отправлены из РФ, мы об этом сообщим.

Что мы видели – это вооружение, которое также используется в РФ. Мы видели различные униформы с российским флагом на шевронах - мы об этом также сообщали - это есть в наших отчетах.

Наша работа состоит в том, чтобы сообщать об увиденном, каждый может сделать свои выводы из наших отчетов. Мы не в праве заниматься домыслами или выражать свои предположения.  Мы наблюдаем, проверяем, а потом сообщаем эти факты в наших отчетах.

- Стало сложнее общаться со сторонами конфликта?

- СММ ОБСЕ имеет мандат на общение со всеми сторонами, и не только на востоке Украины, но и по всей стране.

Мы общаемся с различными этническими группами, гражданским обществом, правительством на всех его уровнях. У нас хорошие контакты как на министерском уровне, так и в полях, с командными центрами АТО. Например, у нас прямая связь с одним из таких центров в Краматорске.

Конечно же мы общаемся с теми, кто сейчас контролирует территории, не контролируемые украинской стороной - так называемые ДНР и ЛНР. Для нас крайне важно наладить рабочие отношения, чтобы не подвергать риску наших наблюдателей.

Вы знаете, что в прошлом году восемь наших коллег были захвачены в плен – больше чем на месяц. Это послужило причиной наращивания контактов с теми, кто контролирует часть Донбасса.

Ситуация меняется все время, она очень нестабильна

Нельзя сказать, что у нас одинаково хорошо налажены контакты со всеми вооруженными формированиями на востоке – мы в хороших отношениях с руководством в Луганске и Донецке, но с отдельными группировками, отдельными батальонами боевиков такие контакты намного сложнее установить.

В этом и есть большая разница - со стороны украинского правительства мы видим более надежный контроль и управление. Мы можем говорить с кем-то из министерства тут, и решения будут влиять на операционный уровень на местах. В то время как на территориях, контролируемых террористами, довольно сложное управление. 

- Оно стало сложным или всегда таким было?

- Координация всегда была сложной. Так как силы боевиков поделены на различные группы, они не находятся под единой командной структурой. 

Ситуация меняется все время, она очень нестабильна. Это делает нашу работу еще более рискованной, чем мы бы ожидали в нормальных условиях, при которых соблюдаются договоренности на всех уровнях. Это позволило бы нам работать эффективнее на местах. Главным образом, это относится к вопросам безопасности.

К примеру, если мы передвигаемся из Донецка через Дебальцево в Луганск, то чем дальше мы отдаляемся от Донецка, тем сложнее проходить через блокпосты на территории, контролируемой боевиками. Нас задерживают на блокпосте, даже если нас сопровождают боевики – даже это не всегда помогает. Тогда нам приходится звонить в Донецк или Луганск, откуда высылают патруль, который может убедить боевиков на блокпосте, что нас надо пропустить.

- Почему так происходит - они меняются все время?

- Они меняются, у них разные интересы - я могу только предполагать, почему. Но для нас это еще одно препятствие в работе. Мы действуем менее уверенно, и ситуация становится менее предсказуемой.

Гарантия безопасности нашего персонала – для нас приоритет, так как мы представляем невооруженную гражданскую наблюдательную миссию. Поэтому мы не подвергаем себя высоким рискам. Конечно же, это ограничивает наши возможности выполнять работу. Мы постоянно вынуждены балансировать между риском и безопасностью и должны применять дополнительные меры - использовать бронированные машины, средства персональной защиты - шлемы, бронежилеты, медицинскую поддержку, рации. 

С другой стороны, наш мандат был дан нам 57 странами-участницами ОБСЕ, включая РФ и Украину - 21 марта прошлого года. Наша задача - мониторить ситуацию на территории, устанавливать факты и сообщать о них, а также способствовать диалогу.

Нужно балансировать между этими двумя моментами – безопасностью и выполнением мандата Миссии. Это очень сложный и тонкий момент.



- Вы сказали, что у боевиков разные интересы – какие именно?

- Нерегулярные вооруженные группы на территории, неподконтрольной Украине, не имеют единой цепи командования и часто действуют независимо друг от друга. Поэтому мы делаем вывод, что у этих групп нет единой цели.

- Осталась ли прежней цель Миссии?

- Мандат миссии тот же самый. Он заканчивается в марте, но может быть продлен при согласии всех 57 стан-участниц. 

- Есть необходимость продлевать его?

- Решение зависит не от меня. Если страны-участницы, включая Россию и Украину, увидят необходимость в присутствии ОБСЕ в Украине, достигнут консенсуса в этом вопросе, миссия продолжит свое пребывание.

Мы постоянно вынуждены балансировать между риском и безопасностью

- Сколько россиян у вас в миссии - из 500 человек?

- 500 наблюдателей - это максимальное количество, предусмотренное текущим мандатом. Насколько я припоминаю, количество россиян в миссии не превышает 10% общего числа представителей стран-участниц ОБСЕ. Мы не скрываем эту информацию - она доступна на нашем сайте. 

- Ситуация на Донбассе все ухудшается, вы уменьшаете свое присутствие там?

- Наоборот, мы продолжаем увеличивать присутствие на востоке. У нас сейчас около 250 наблюдателей на востоке - они работают в Луганской и Донецкой областях. Мы продолжаем увеличивать их количество до 350 человек, это планируется сделать до конца февраля. И это в дополнение к другим 150 наблюдателям, которые работают по всей Украине на остальных восьми локациях Миссии, что в целом составит 500 человек. Таков план. 

Конечно же, мы слегка изменили требования к персоналу - мы ищем людей, которые имеют опыт работы в зонах конфликта, с вооруженными конфликтами.

В марте прошлого года, когда мы начали работать в Украину, уровень конфликта был совершенно иным. Мы не могли предвидеть такого. Поэтому мы постоянно адаптируемся к новым условиям. Это сложно, потому что требует постоянного изменения процедур, чтобы не подвергать участников миссии ненужной опасности.

- Каких людей отбирают в наблюдатели ОБСЕ для миссии в Украину – какой у них должен быть опыт работы – бывшие военные, какие звания?

- Кандидатов для миссии номинирует страна-участница ОБСЕ. У кандидатов должен быть опыт работы на международных миссиях - в сфере прав человека, безопасности и в установлении диалога. 

При выборе кандидата для работы на востоке Украины опыт работы в сфере безопасности считается плюсом, однако, военные или милицейские звания не влияют на процесс отбора.

- Было много информации о том, что представителей ОБСЕ используют боевики в своих целях.

- Я не комментирую информацию СМИ.

Мы прекрасно осознаем тот факт, что Украина имеет право на всю свою территорию, и мы очень тесно контактируем с украинским правительством. И если мы увидим любой риск, что наше присутствие будет неправильно расцениваться, мы изменим наши оперативные процедуры. Но у нас нет свидетельств того, что это происходит на регулярной основе. 

- Заместитель главы МВД Тигран Авакян обвинил миссию в дистанцировании от ситуации. В чем там было дело?

- Мы очень тесно сотрудничаем с МВД. Глава миссии [посол Эртуруль Апакан] разговаривал по телефону с заместителем министра в воскресенье. Это не было встречей - это дезинформация. Я лично не говорил с ним.

Заместитель запросил нашей помощи, потому что в это время происходил интенсивный обстрел на определенных территориях на востоке, и он просил нас передать сообщение так называемой ДНР прекратить обстрелы районов с мирными жителями.

Именно с этой целью мы и работаем в Украине – чтобы устанавливать диалог. И мы выполнили его просьбу. Если он критикует нас - это его право, но я не комментирую это. 

Как я уже сказал, мы держимся на расстоянии от зоны боевых действий на востоке исключительно из соображений безопасности. Это главный фактор, который влияет на то, куда мы идем, а куда нет. 

- Была информация, что 382 российских военных погибло в Донбассе за последних три дня. Это возможно?

- Я не могу комментировать и подтверждать количества. Если мы видим убитых или раненых - мы сообщаем об этом.

- Есть ли конфликт между российскими и украинскими представителями миссии?



- Нет. РФ и Украина консенсусно согласились на эту миссию, обе стороны поддерживают ее. Также не возникает никаких конфликтов между представителями других стран-участниц.

- То есть Россия не продвигает свои интересы внутри миссии?

- Все 57 стран-участниц, включая также и РФ, делают свой вклад в работу Миссии, путем ее финансирования, а также, присылая сюда своих наблюдателей – это их прямая обязанность. Но все же, направление деятельности Миссии определяет сама Миссия, ее глава – под руководством правящей страны ОБСЕ.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: