4 декабря 2016, воскресенье

Преступники в России и бомжи в Украине. Воевавшие за Донбасс россияне рассказали, почему теперь никому не нужны

Стать гражданами Украины добровольцам не дает президент Украины - именно он сильнее всех тормозит процесс и находит новые причины для отказов
Artem Esenin via Facebook

Стать гражданами Украины добровольцам не дает президент Украины - именно он сильнее всех тормозит процесс и находит новые причины для отказов

Добровольцы из России, воевавшие за украинский Донбасс, обивают пороги в Киеве, чтобы получить гражданство. НВ побеседовало с тремя бойцами из Мурманска, Самары и Приморья о том, зачем они воевали против собственной страны

По данным Генштаба ВСУ, по состоянию на декабрь прошлого года плечом к плечу с украинцами на Донбассе воевало не меньше тысячи иностранных добровольцев. Многие из них из России. В украинских событиях они увидели возможность побороть путинский режим и построить новую страну у себя.

Добровольцы Александр Валов из Мурманска и Артем Широбоков из Самары рассказали НВ о том, как попали на войну, за что воевали и как теперь не нужны ни России, ни Украине, а бывший офицер ФСБ Илья Богданов – о том, как ему удалось стать одним из немногих россиян, все-таки получивших украинский паспорт.

Александр Валов, доброволец полка Азов из Мурманска, российское Заполярье

Я попал на войну не случайно, скорее это закономерный процесс, сформированный всей моей сознательной жизнью. Живя в РФ, никогда не признавал действующей власти по многим причинам.


Фото: Aleksandr Valov via Facebook
У Валова в России осталась семья, которую сюда забрать нельзя Фото: Aleksandr Valov via Facebook


До отъезда занимался общественно-политической деятельностью в этом городе и регионе, до того – в разных городах. Руководил несколькими собственными региональными общественными организациями, организовал множество публичных мероприятий. К примеру, Русский Марш в Мурманске в 2010-2013 годах. Мои проекты носили антисоветский и антипутинский характер. С момента начала Революции Достоинства я поддержал Украину, что дало толчок развитию бурных событий.

Мы вели множество работы, всегда в рамках правового поля и под контролем юристов. Но в ГУЛАГе, если ты недоволен баландой и стучишь ложкой по клетке, спасти тебя может только смерть или побег. Это привело к ожидаемому результату – в мае 2013 на мою жизнь совершили покушение. К счастью, остался жив. Через пару дней меня арестовали, вскоре я стал фигурантом ряда сфабрикованных уголовных дел от "создания экстремистского сообщества" до "возбуждения ненависти и вражды к социальной группе "политическая партия Единая Россия".

Сотрудники ФСБ предложили мне избежать преследований и тюрьмы – начать отправлять на Донбасс террористов-"добровольцев", благодаря моему авторитету среди местного населения. Обещали закрыть все дела, "выбрать" депутатом областной думы, выделить офис и неплохую зарплату. Конечно же, отказался и вскоре покинул наш заснеженный тюремный край.

Сотрудники ФСБ предложили мне избежать преследований и тюрьмы – начать отправлять на Донбасс террористов-"добровольцев", благодаря моему авторитету среди местного населения. Обещали закрыть все дела

В октябре 2014 не с первой попытки оказался в Украине. Первому же пограничнику заявил о просьбе политического убежища. Воевать решил не сразу. Несмотря на то, что срочную службу в РФ я закончил сержантом разведки и командиром БМП, я не был военным в привычном понимании этого слова. Всё, что у людей ассоциируется с армией в мирное время – командиры, построения, ограничение свободы, меня не устраивает. Я предприниматель и сам себе руководитель в гражданской жизни. Но, пожив немного в Киеве, узнал изнутри украинское общество и решил, что готов сражаться на фронте с оружием в руках в составе добровольческих подразделений. К тому же, враг у меня и у Украины – общий. Безнациональная путинская сволочь.

Они практически уничтожили идентичность поморов, а я – этнический помор. Когда-то поморы были этносом со свей культурой, традицией, диалектом. Дали миру Ломоносова и других великих людей. По итогам оккупации наших территорий СССР и позже в РФ, поморов, согласно переписи, осталось лишь 3112 человек. Этнос практически уничтожен, раскулачен и расстрелян, остатки "советизированы". То же самое они делают уже почти век с русским народом. Их лживый "русский мир" в виде колорадских ленточек, водки-путинки и жигулей вместо автомобилей – это отрыжка цивилизации. Там нет ничего, кроме тоталитарной криворукости и дебилизма, выбитых полицейскими дубинками.

Гражданам РФ необходим пример. Позитивная альтернатива. Они не видят, что таким примером может стать Украина. Есть альтернатива из прошлого с пионерами, талонами, краковской колбасой и дешёвой водкой. Основная причина войны – власти РФ хотят очернить постреволюционную Украину, чтобы не случилось русской революции. Чтобы общество думало, что лучше жить плохо, но стабильно, чем революция, распятые мальчики, фашисты и война.

Люди, которые спрашивают меня, мол, как так, воевать против своих, не понимают, о чём говорят. Путин и его войска для меня настолько же "свои", насколько индейцам своими были англичане. Потому я здесь – отмываю перед украинцами и всем миром нашу русскую национальную честь. Видя сотни таких, как я, и сражаясь с нами плечом к плечу, люди учатся отличать конфету от фантика.

Пожив в Украине пару месяцев, ближе к Новому Году познакомился с другим политэмигрантом, оказавшимся в похожей ситуации – Антоном "Варягом" Королёвым с острова Сахалин. С тех пор мы в одних подразделениях. В январе пытались организовать с ним русскую роту в составе одного из батальонов при МВД. Мы тогда не имели выходов в верха власти. Но на уровне комбатов нам отвечали, что они всецело поддерживают нашу инициативу, но осуществить её им не дают сверху. Ничего и не вышло.

За пару недель с момента объявления набора к нам обратились десятки граждан РФ, желающих воевать против путинского режима. Мы почти три месяца обивали все возможные пороги. Когда пришлось признать, что подобное формирование здесь никому не нужно, мы ушли в полк Азов.

Туда было непросто попасть. В полку я быстро определился, чем буду заниматься. Пошёл почти по специальности – в бронетанковый батальон Холодный Яр. Был как пехотинцем, так и зенитчиком. Буквально через пару дней после того, как попал в зону АТО, отправился воевать в Широкино. До того никогда не видел населённых пунктов, практически снесённых артиллерией с лица земли. Там, в боях, меня ранили выстрелом из гранатомёта. Я получил осколочное ранение глаза и контузию средней степени. Был случай, когда меня объявили "двухсотым" и внесли в списки грузов-200 полка Азов. А недавно представили к медали За оборону Мариуполя за те времена. Чем это закончится – не знаю, ведь нас, иностранцев, официально не существует, и вручают ли нам награды – большой вопрос.

В батальоне мы были одними из первых русских. Поначалу нам многие не доверяли – мало, кто понимал мотивацию. Позже, после совместных боевых операций, к таким как я здесь относятся лучше, чем ко многим украинцам. Нас часто ставят в пример. Бойцы-украинцы понимают, что для многих из них эта война – за освобождение оккупированной части их земли.

Для нас это война против путинского режима, который терзает наши народы. Для путинских оккупационных властей мы – главные враги. Они нас боятся, и правильно делают. Мы положим свои жизни, чтобы наши народы освободились от тоталитаризма. Я хочу скорейшей победы Украины. Не просто мира, а именно победы.

Легальность же нашего пребывания мы никак обеспечить не можем – у многих нет загранпаспортов. Въезжали мы в страну ещё до того, как они стали нужны

Когда я принимал решение воевать, то и не думал о том, что у добровольцев возникнут проблемы с легализацией в будущем. Ни я, ни другие попросту о ней не думали, также как о зарплатах или других неурядицах. Это было время, когда ценились молниеносные решения. Сейчас они серьёзно сказываются на нашей судьбе.

По данным Генерального Штаба, иностранных бойцов на стороне Украины не менее тысячи. Думаю, цифра занижена. В реальности, по нашим подсчётам, таких не менее трёх тысяч. Сейчас добровольцев вывели с первой линии обороны в третью, и мы попросту сидим на своих базах, ходим в караулы, занимаемся обучением. Домой нам путь заказан – не доедем живыми даже до тюрьмы. Большинство добровольцев давно в розыске в РФ и фигурируют в делах о "наемничестве" (притом, что даже грузчик в РФ зарабатывает больше, иногда в разы, чем здесь оформленный солдат-украинец на передовой). От скуки некоторые пытаются вернуться к гражданской жизни и интегрироваться в общество.

Пан Порошенко ещё более года назад с трибуны назвал нас своими "боевыми побратимами" и обещал подписать указ, который даст нам гражданство Украины. Он не сдержал своего обещания.

Мы подали петицию с просьбой выполнить нашу просьбу, быстро собрали необходимые 25 тыс. подписей. Позже Азов добился от министра МВД [Арсена] Авакова ходатайств для первого экспериментального списка из 22 азовцев, включая меня. В полном соответствии с законом наши документы были поданы в АП. Несколько раз бумаги возвращали на доработку.

В последний, четвёртый раз, в АП мотивировали отказ тем, что многие из нас на территории Украины находятся неофициально, никто не имеет справок об отсутствии "преступлений против человечности". Такие справки отказываются выдавать посольства представителю по доверенности. Только при личном визите. А личный визит равносилен сдаче в плен РФ. Легальность же нашего пребывания мы никак обеспечить не можем – у многих нет загранпаспортов. Въезжали мы в страну ещё до того, как они стали нужны. Без загранки невозможно оформить вид на жительство. Мы фактические и юридические бомжи, которые здесь не нужны ни чиновникам, ни паркетным шаркунам-генералам. По закону нас обязаны депортировать. Те, кто вернулся к гражданской жизни, не имеют права официально работать, вести бизнес, привезти семью или завести её здесь.

АП, требуя эти справки, не только издевается, отправляя нас в отделения полиции по месту прописки по родине, но и фактически тем самым признаёт российское "правосудие", которое гнобит в тюрьме Надежду Савченко. На все вопросы, которые сейчас возникают, может ответить только президент.

Недавно понял, что просить что-либо при таких условиях – унизительно. Больше этого делать не собираюсь и другим бойцам не советую. Если нам дадут гражданство – буду рад, нет – не удивлюсь и буду продолжать своё дело. Сейчас мы пытаемся найти юристов-волонтёров из Киева, которые помогли бы нам собрать необходимые документы. Хотя, думаю, потом в АП придумают новые основания для отказа. Например, попросят справки, что мы не крокодилы.

Артем Широбоков, доброволец из Самары

Я приехал в Украину на Майдан, еще на в феврале 2014, поддержать братский народ в свержении нелегитимной власти. С начала АТО твердо решил участвовать в действиях на востоке Украины. Тогда уже состоял в организации Патриот Украины, вступил в (тогда еще) батальон Азов.


Фото: Артем Широбоков via Facebook
Широбоков не видит вариантов, кроме попросить убежища в другой стране или пытаться оформить вид на жительство в Украине Фото: Artem Esenin via Facebook


Отправился в зону боевых действий в начале мая 2014 – в Мариуполь. Участвовал практически во всех операциях Азова: Мариуполь, Марьинка, Иловайск, Широкино. Зимой 2015 года, в Широкино, в перестрелке с сепаратистами, получил пулевое ранение.

Прошел месяц, как я приехал с востока в Киев, чтобы заниматься лично документами. До этого моим гражданством занималась юридическая служба Азова. Документы два раза подавали по разным инстанциям в сторону президента, они терялись где-то в кулуарах бюрократической системы. В третий раз документы: заявления о предоставлении гражданства более двадцати иностранцам полка Азов, бумага-рекомендация на каждого бойца от министра внутренних дел Авакова, о том, что мы имеем заслуги перед Украиной и представляем государственный интерес – все это пинали из одной конторы в другую.

Навстречу в этом вопросе не идет только Порошенко. При проверке СБУ не обнаружило ничего подозрительного в наших анкетах, а значит все в порядке

После последней подачи документов точно стало ясно, что очередные обещания Порошенко о предоставлении легального статуса иностранным бойцам АТО останутся лишь словами, что власти целенаправленно отказывают нам в гражданстве. Навстречу в этом вопросе не идет только Порошенко. При проверке СБУ не обнаружило ничего подозрительного в наших анкетах, а значит, все в порядке.

Причиной последнего отказа стало "отсутствие справки о несудимости", которую мы не можем получить, и они это прекрасно понимают. Многие из нас находятся в международном розыске из-за своей активной проукраинской позиции. Соответственно данную справку получить нам невозможно. Через доверенное лицо ее наверняка не дадут – залупятся. При личной явке – задержат.

Что делать – не знаю, попробую сделать вид на жительство, может, женюсь. Может быть, придется уехать заграницу – просить убежища в другой стране. Но я в международном розыске с просроченным сроком пребывания здесь.

Илья Богданов, бывший сотрудник Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю

Я воевал по донецкому направлению: месяц был в батальоне Донбасс под Иловайском, потом в Правом Секторе – Пески, Торез, все Донецкое направление. Приехал сюда, когда увидел, что на Майдане движение, что здесь Киевская Русь возрождается.


Бывший ФСБ-шник Илья Богданов - один из немногих российских добровольцев, кто получил гражданство Украины. Фото: Илья Богданов via Facebook
Бывший ФСБ-шник Богданов - один из немногих российских добровольцев, кто получил гражданство Украины. Фото: Илья Богданов via Facebook


Получал гражданство где-то почти полгода. Я проходил все процедуры, все как положено, и наступил момент, когда мне сказали: "В Администрации Президента тебе отказали, и вообще – тебе не дадут, потому что не дадут". Вот так. В тот момент я сильно психанул и начал обращаться к украинскому обществу, есть посты в интернете. Пошла волна, начались флешмобы, подключились депутаты, [помощник министра обороны Юрий] Бирюков, и чисто общественным давлением этот вопрос решился [в марте этого года].

Сейчас отказали официально по причине, что они все уголовники – на них завели уголовные дела. Я, когда сидел там и ждал, мне сказали, мол, как же тебе справку дадут, что на тебя дела нет, когда на тебя заведено дело? Говорю, вообще-то, это не мои проблемы. Мне: "Да ладно, мы глаза закроем".

Мой друг, с которым я сейчас живу, получил гражданство потому, что у него родители из Украины. А такие, как я – всего два человека, я и еще один – Боцман [боец Азова, белорус Сергей Коротких].

Ребятам я перед выборами советовал начать какую-то активность: шуметь, списки подавать. А они думали, что им все дадут. Сейчас, думаю, только ждать смены власти, или никто ничего не даст. Или ехать в другие цивилизованные страны. Смогут ли они уехать, если у многих нет загранпаспорта? [когда эти люди въезжали в Украину, россиянам можно было пересекать границу без паспорта].

Украина похожа на Россию. Все больше и больше. После Майдана, конечно, было все по-другому. Я помню прошлогодние настроения

Если нет, ну тогда только бомжевать здесь остается. Или, может, новая тема появится какая-то. Тут грузин обижать актуально стало. Или быть гастарбайтерами, пока тут не поменяется режим. Можно пойти в [батальон] Азов. За него цепляются, потому что там более-менее есть крыша над головой, поесть есть где и денег дают немножко. Все, кто не в Азове, вообще труба, бомжи в натуральном смысле этого слова. 

Здесь заниматься нечем.  У меня есть друзья, которые живут в будке сторожа в питомнике для собак, в Черниговской области, в деревне. Приехали сюда из России воевать. Обращались ко всем, волонтеры не помогают – кризис в стране, все надоело. Представляете, что им теперь отвечать, когда россияне у них спросят: "Ну че, вы там повоевали за хохлов? Как вы себя чувствуете?". А они такие: "Мы бомжи, тут дно". Даже признаться стыдно, что зря приехали. Ехали новую страну строить, созидать, а не поубивать-повоевать. А им тут таких возможностей не дают. Даже семью не дают возможности завести.

Украина похожа на Россию. Все больше и больше. После Майдана, конечно, было все по-другому. Я помню прошлогодние настроения. А сейчас вообще становится калькой России какой-то. Движение в обратную строну, по кругу.

С теми, кто остался в России, общаюсь мало. В основном, они все воевали за Лугандонию, сейчас собираются в Сирию. Кто не в Сирии, тех ФСБ-шники морщат. На днях вызывали моего друга и сказали ему прямым текстом, что меня хотят ликвидировать. Хлопнут прямо здесь, и дело в шляпе.

У меня есть друг, который месяц воевал за "ДНР", потом вернулся [в Россию], условный срок получил, и сейчас вообще в нейтралитете. Привез туда гранату.

Таких, которые бы изменили идеологические взгляды, среди моих знакомых нету. Они там нашли себе тысячу оправданий. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: