28 июля 2017, пятница

Бацькины пасынки. Белорусский оппозиционный Свободный театр стал сенсацией на Западе

Свободный театр объездил полмира, показывая свои постановки в США, Австралии и Европе

Свободный театр объездил полмира, показывая свои постановки в США, Австралии и Европе

Минский Свободный театр, который ставит спектакли о политзаключенных в Беларуси и заставляет нервничать местные спецорганы, становится сенсацией на Западе
Маленькие группы людей собираются в Минске в условленном месте. В оговоренное время к каждой группке подходит девушка и тихо спрашивает: “Ждете?” Люди согласно кивают, и девушка, актриса белорусского Свободного театра, который сегодня считается самым смелым оппозиционным белорусским проектом в области культуры, ведет их на спектакль. Обычно его показывают в неказистом гараже в жилом квартале.

Свободный театр существует уже десять лет без афиш и собственной сцены — его часто называют подпольным, а его актеров навещает КГБ. О постановках этого театра белорусская пресса не пишет, а о месте спектакля зрители узнают через знакомых. Тем не менее в репертуаре театра 20 спектаклей — от шекспировского Короля Лира до современных, в которых фигурируют белорусские политзаключенные. И на Западе он известен больше, чем у себя на родине.

Американский режиссер-документалист Мэделин Секлер, которая сняла о Свободном театре фильм, призналась журналистам: когда узнала о том, как этот театр работает, сначала не могла поверить, что такое происходит сегодня в Европе. “Главная необычность [театра] в том, что они со сцены рассказывают реальные истории, которые происходят с людьми при власти Лукашенко, последнего диктатора Европы”,— констатирует Секлер.

Впрочем, по мнению критиков, спектакли, которые создает небольшой коллектив единомышленников, имеют не только политическую, но и культурную ценность: Свободный театр объездил полмира, показывая свои постановки в США, Австралии и Европе.

Режиссер театра Владимир Щербань подчеркивает, что ставит перед своим коллективом задачу быть интересным зрителю не только политикой. “Мы не можем просто выйти и сказать: в Беларуси — диктатура! И что? На это никто билет не купит”,— улыбается Щербань.

18 октября в Лондоне состоялся несколькочасовой концерт в поддержку театра под названием I’m with the Banned (Я вместе с запрещенными), в котором приняли участие фронтмен группы Pink Floyd британец Дэвид Гилмор, российская группа Pussy Riot, украинская Бумбокс, белорусская Brutto и некоторые другие известные исполнители. Концерт транслировал BBC. И это лишь начало празднования десятилетия Свободного театра: со 2 по 14 ноября в Лондоне пройдут десять его спектаклей.

Театр в гараже

В маленьком минском гараже теснятся полсотни зрителей, почти все — молодежь. Актеры играют на расстоянии метра от них, и от этого страсти, которые кипят на импровизированной сцене, становятся еще ближе зрителям.

Идет спектакль Время женщин, основанный на реальных событиях. В постановке всего четыре персонажа — мужчина-следователь и три женщины, мужья которых арестованы за организацию массовых акций 2010 года. Тогда Лукашенко победил в четвертый раз, и против сфальсифицированных результатов президентских выборов на улицы белорусской столицы вышли более 50 тыс. человек. Активистов жестоко разогнали силовики: они арестовали более тысячи участников протестов.

Работая над спектаклем, актеры подолгу разговаривали с женами настоящих политзаключенных. На основе их воспоминаний режиссер и создатель Свободного театра Николай Халезин и написал пьесу Время женщин. Однако увидеть ее в Минске сам уже не смог: чтобы не угодить за решетку, вместе со своим коллегой Владимиром Щербанем он остался во время гастролей на Западе.

Теперь режиссеры ведут репетиции в театре по скайпу, а с труппой встречаются только на гастролях. В то время как актерами, которые живут и работают в Минске, часто интересуется белорусское КГБ: уже несколько лет к членам труппы “захаживают в гости” представители органов.

Однажды весь театр был арестован вместе со зрителями

“Однажды весь театр был арестован вместе со зрителями,— вспоминает актер Павел Городницкий.— У нас была премьера спектакля. Пришел ОМОН, сказал, что постановки не будет, мол, грузитесь в автобус”.

Тех, у кого с собой были паспорта, быстро отпустили. Всех остальных на несколько часов забрали в отделение для выяснения личности. С тех пор к актерам нередко приходят из органов просто так, несколько раз спектакли срывали.

“Они это делают, чтобы наши зрители были напуганы и не приходили в театр,— объясняет актриса Виктория Биран.— Но наша публика очень смелая”.

Без табу

Однажды, десять лет назад, Щербань попытался поставить спектакль в Государственном академическом театре имени Янки Купалы в Минске — откровенную психологическую пьесу британской писательницы Сары Кейн Психоз 4,48. Однако после первого же прогона режиссера практически выгнали с государственной сцены.

“Я понимал, что ни в одном белорусском театре ставить мне это не позволят,— Щербань проводит черту между своим театром и тем, который существует сегодня в Беларуси.— Ненормативная лексика, ненормативная сексуальность, гендерная неопределенность, сомнения, богохульство, суицид — это ночной кошмар для пугливых театральных функционеров”.

Однако режиссеру удалось собрать группу единомышленников и все‑таки подготовить спектакль. А когда он уже был готов, оказалось, что найти помещение для такой постановки — тоже проблема. Им отказали все — и только пивной бар Граффити в белорусской столице ответил актерам утвердительно. Так состоялся первый спектакль Свободного театра.

Сегодня его постановки критики называют не только политическими или острыми, но и вызывающими, безжалостно оголяющими те проблемы, которые в обществе принято умалчивать.

“Государственный театр цензурированный, там многие темы — табу”,— констатирует Щербань.

Во время митинга 2010 года режиссеры Свободного театра были среди активистов. Тогда Щербаню и Халезину удалось сбежать от правоохранителей, а Наталью Коляду, жену Халезина, задержали.

“После этого приняли закон, который запрещал собрания больше трех человек даже в частной квартире,— вспоминает Щербань.— Мы прекратили спектакли на несколько месяцев, чтобы не подставлять зрителей”.

Режиссеров ждало открытие уголовных дел, но тут как раз театр уехал на гастроли в Европу, а назад вернулись только актеры: режиссеры получили политическое убежище в Лондоне, и теперь Свободный театр зарегистрировали именно там.

“У нас был очень сложный период, но зато сейчас мы работаем со многими международными компаниями,— признается Щербань.— Мы стали еще громче”.

По его мнению, будущее театра напрямую зависит от политической ситуации в Беларуси. Причем режиссер убежден, что президент Лукашенко смотрел недавний концерт в поддержку театра в Лондоне. “Я говорил: ребята, играйте на полную мощь, потому что нас будет смотреть сам Лукашенко! — смеется Щербань — Давайте покажем ему все, что о нем думают”.

Материал опубликован в НВ №39 от 23 октября 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: