24 октября 2017, вторник

Аварийное закрытие. Наталья Заболотная рассказала о причинах отмены второй Киевской биеннале

Аварийное закрытие. Наталья Заболотная рассказала о причинах отмены второй Киевской биеннале
Директор Мыстецького арсенала объясняет, почему она решилась на отчаянный шаг — отменила центральное событие в области культуры этого года

В конце марта вокруг киевского Мыстецького арсенала, самой масштабной выставочной площадки страны, разгорелся грандиозный скандал. Его директор Наталья Заболотная отменила Arsenale — вторую Киевскую биеннале современного искусства, которая обещала стать значимым для Украины событием и была запланирована на осень.

Тут же последовала реакция кураторов биеннале, австрийцев Георга Шоллхаммера и Хедвиг Саксенхьюбер: они заявили, что решение Заболотной стало для них неожиданностью. Причем выразили готовность провести биеннале в Украине самостоятельно.

Свое решение отменить грандиозное мероприятие руководство Арсенала объяснило нависшей над страной угрозой войны и полным отсутствием государственного финансирования.

Кураторы нас спрашивали: мол, ваши мужчины ходят на войну после работы?

Смета первой Arsenale, проведенной в 2012 году с успехом и превратившейся в крупнейшее событие в области культуры в современной Украине, составила 38 млн грн. Половину этих денег предоставило государство.

Сегодня на подобную сумму из госбюджета биеннале рассчитывать не может. К тому же стоимость страхования работ иностранных художников, которых в обязательном порядке приглашают на Arsenale, выросла в разы в связи с военными действиями в Донбассе.

Впрочем, австрийских кураторов эти трудности, похоже, не смутили. Свой проект под названием Киевская школа они намерены реализовать при поддержке грантов, а главный акцент сделать на политическом искусстве и дискуссионной программе. Об этом они сообщили в своем заявлении, которое распространили в СМИ.

НВ встретилось с Заболотной, чтобы выяснить, что на самом деле случилось с имиджевым проектом, а также каким теперь она видит будущее своего Арсенала.

— Подготовка биеннале до последнего шла полным ходом — кураторы знакомились с местной арт-сценой, а состав международной программы проекта был сформирован на 70 %. Почему Мыстецький арсенал отменил биеннале?

— Когда летом прошлого года стало понятно, что войной нас не просто пугают, а она идет и гибнут тысячи людей, мы провели переговоры с кураторами, чтобы отменить биеннале.

Мы уже понимали, что государственного финансирования нам никто не даст — а во всем мире 50–70 % бюджета таких проектов обеспечивает государство. Было также очевидно, что у нас возникнут колоссальные проблемы со спонсорами, потому что люди спасали свой бизнес и занимались другими вопросами — вся страна стала сплошным волонтером.

Кураторы живут немного в других реалиях. Наверно, непонимание нашей ситуации с их стороны — следствие информационной пассивности нашей страны за рубежом. Мы всячески пытались их отрезвить, рассказать о наших реалиях и о том, что сейчас нам не до финансирования биеннале. Но они настаивали на том, что найдут деньги. Уверяли, что первый грант будет получен в конце 2014‑го, второй — в первые дни весны 2015-го.

Они знали, что дедлайн по наступлению обязательств Арсенала приходился на март-апрель. Именно тогда я должна была подписать первые контракты с зарубежными художниками и страховыми компаниями. Никакой информации касательно финансирования с их стороны [к этому времени] мы не получили.

Я не имела права делать этого [подписывать] без необходимых сумм на счету.

— Были другие разногласия, кроме финансовых?

— Мы много раз предлагали упрощаться, но подобные разговоры всегда заканчивались возвратом к идее проекта-блокбастера. К тому же гонорары кураторов также были достаточно велики, никаких скидок на колебания курса и войну они не сделали.


0963
0963


Контракт с кураторами был заключен накануне революции, начавшейся в ноябре 2013‑го. Мы водили их на Майдан, провели там вместе много времени, но у них это вызывало скорее декоративно-экзотический интерес. Мы всячески пытались их погрузить в нашу атмосферу, много рассказывали о происходящем на востоке. Хотелось, чтобы это был не рафинированный взгляд, почерпнутый со страниц австрийских газет.

Я много работаю с иностранцами и понимаю, что есть определенное снобистское отношение к Украине. Но проведя много часов в беседах с нами, они все равно спрашивали: мол, ваши мужчины ходят на войну после работы?

В целом Арсенал уже сделал свой вклад в биеннале — тема Киевской школы была предложена нами. Мы вынашивали ее еще со времен сотрудничества с [куратором первой Arsenale британцем] Дэвидом Эллиотом.

Речь шла о нашей выдающейся школе киевского авангарда. И я рада, что благодаря работе с Арсеналом известные австрийские кураторы много узнали об украинском искусстве и пришли от него в восторг. Ведь мы провели им серьезные туры по Львову, Ивано-Франковску, Харькову, не успели доехать лишь до Одессы.

— По словам кураторов, вы отменили биеннале в одностороннем порядке, без предупреждения.

- Это не соответствует действительности. Все, что мы сделали, предусмотрено контрактом. Мы предупредили кураторов о том, что не видим финансовых перспектив и никакой возможности проводить биеннале в том формате и на ту сумму, как они задумали. Мы разорвали отношения не только в точности с буквой договора, но и соблюли этический момент – не публиковали информацию об отмене биеннале до тех пор, пока не получили ответ от кураторов.

Сегодня идет речь о том, что Киевская школа все-таки состоится. Но я хочу подчеркнуть, что произошла очевидная подмена понятий. Наши кураторы сейчас говорят о скромном низкобюджетном проекте в формате дискуссионной платформы, а для Арсенала у них был запланирован совершенно другой формат – огромная выставка с колоссальным бюджетом на производство и транспортировку работ.

Поэтому я охотно верю, что в нынешней ситуации можно провести дискуссию и даже не одну, но сделать проект такого масштаба, как был запланирован в Арсенале, нереально.

— Изменятся ли еще как‑то планы Арсенала в связи с сокращением финансирования?

— Все события, которые мы проводили за последние месяцы и будем проводить в будущем, за исключением Книжного арсенала, имеют местный характер и задействуют лишь участников украинской арт-сцены.

— Я слышала, вы участвуете в разработке концепции социокультурного развития страны. В чем ее суть?

— В ее основу положен британский опыт. 20 лет назад парламент этой страны принял закон о создании фонда Добрые дела, который финансировал бы социальные и культурные программы на грантовой основе, получая отчисления от взноса социальной ответственности с азартного, то есть социально вредного бизнеса.

На протяжении 19 лет вся гуманитарная сфера Британии существует за счет отчислений от национальной лотереи. За это время 40 млрд фунтов стерлингов было инвестировано в проекты вроде реставрации памятников архитектуры, съемки фильмов, проведение арт-событий, пополнение коллекций музеев.

Мы сотрудничаем с Министерством финансов. Сейчас [министр финансов] Наталья Яресько включила нас в межведомственную рабочую группу, которая занимается разработкой законов в сфере азартного бизнеса. Там мы присутствуем как адвокаты культуры.

Наше главное достижение пока заключается в том, что в будущих законах впервые появится понятие социально вредного бизнеса, который обязан будет платить взнос социальной ответственности. Этот термин будет применим к лотереям, а также производству табачной и алкогольной продукции.

— С Минфином сотрудничаете, а что скажете о Минкульте?

— Не разочаровывается тот, кто не возлагал высоких надежд. Хотя меня, конечно, возмущает брутальное отношение к директорам музеев и игнорирование мнения профессионального сообщества.

Культура — это не то, чем можно управлять. Задача Министерства культуры заключается в том, чтобы содействовать развитию, но никоим образом не навязывать что‑то авторитарным и методами. Даже в нынешних условиях нужно заниматься культурой, нельзя говорить, что весь ресурс должен быть направленна цели АТО. Это ужасный, непродуманный популизм.

Я не знаю, почему [министр культуры Вячеслав] Кириленко ведет себя, словно слон в посудной лавке. Люди должны отвечать за последствия своих бравад. К сожалению, у него карт-бланш, ведь вопросы культуры игнорируются на всех уровнях.

Материал опубликован в №13 журнала Новое Время от 10 апреля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: