30 марта 2017, четверг

Андрей Садовый: Господи, я президент Львова

Садовый: Если у премьера и президента амбиции просто увеличить свои капиталы — они закончат, как Виктор Федорович
Фото: Александр Медведев

Садовый: Если у премьера и президента амбиции просто увеличить свои капиталы — они закончат, как Виктор Федорович

Самый демократичный чиновник страны — о том, чем закончат премьер и президент, если провалят реформы, об уголовных делах по факту строительства стадиона к Евро-2012 и о своем будущем президентстве

Мэр Львова Андрей Садовый — один из самых легкодоступных украинских чиновников. В хорошем смысле этого слова. Ему всегда можно позвонить прямо на мобильный — и он всегда ответит.

На интервью с НВ мэр по собственной инициативе добирается своим ходом прямо в редакцию. На микроавтобусе и без всякой охраны. И с личного мобильного звонит, чтобы за ним спустились на проходную.

В качестве презента приносит желто-голубые вязанные браслеты пластунов — рассказывает, что если, например, заблудиться в лесу, то такую игрушку можно расплести, и получишь несколько метров прочной веревки. "Чтобы повеситься?" — спрашиваем его. Он смеется и отвечает, что точно такой же подарил Ангеле Меркель, когда та приезжала в августе в Киев.

Недоброжелатели утверждают, что с Садовым работают профессиональные консультанты. Он же убеждает НВ — что сам себе политтехнолог и консультант.

Очевидно, что креслом мэра этот человек не будет довольствоваться вечно. Весной его команда Самопоміч прошла в Киевсовет, а теперь — объявила об участии в парламентских выборах. Сам Садовый в списке — №50, и вопреки данным соцопросов, непроходным себя не считает.

Еще весной многие ожидали, что он выдвинет свою кандидатуру на пост президента. Не выдвинул. А на вопрос НВ о наличии таких амбиций тогда не ответил ни да, ни нет.

Садовый и сейчас категорически отказывает признавать наличие претензий на главное кресло страны или хотя бы столицы — возможно, боится сглазить. И во время интервью неожиданно провозглашает себя президентом Львова.         

— Почему вы 50-й в вашем списке в Раду? Это восприняли так, мол, если партия не пройдет, то вы как бы к этому не причастны, потому что с 50-м номером и так не прошли бы.

— У меня во Львове действует принцип: если какая-то проблема — Садовый виноват. И так очень просто жить. Искать крайних — дорога никуда.

— Есть ощущение, что Самопоміч — это проект под выборы. Как общественная организация она появилась в 2004 году, как партия — в 2012-м. А в промежутке себя никак не проявляла.

— Ну так не было партии. Была общественная организация, и она работает. Я делаю все четко и правильно. Мы подали документы в Минюст, в начале прошлого года начали формировать партийные ячейки и подходим к этому осторожно. В политику идут люди с разными намерениями. Но мы не спешим. Это работа на 20-30 лет. Главное не ошибиться. Мы берем в списки людей, которые не являются членами партии, но исповедуют наши принципы — самоорганизация, самодисцисплина, самоуправление.

— Вы считаете свою партию идеологической?

— Конечно. Христианская идеология. Если брать центр, то мы в правой стороне.

— Вы предлагали Павлу Шеремете место в списке. Почему он отказался?

— У нас был разговор с Павлом. Мы давно знакомы, и говоря с ним про парламент, я не был уверен, что ему сегодня это нужно. Он истощил себя работой в правительстве. Это очень открытый человек, он очень полезен как советчик, как "просувач" определенных ценностей. А его бросили в атмосферу двойных стандартов, заставляли давать согласие на назначения. Я вообще удивлен, что он так долго выдержал. Я не уверен и сейчас, что ему нужно идти сейчас в парламент. Но из него получится мощный политик. Ему нужно время отойти. Когда он увидел все это изнутри, у него произошел эмоциональный взрыв. У меня такое было, когда я начал работать мэром.

— Вам с властью стало сейчас легче общаться?

— Я работал с разными правительствами. Общаясь с министром, можно какие-то вопросы решить в интересах своего города. Но должны быть прозрачные правила для всех. Последние два года — критичная ситуация с казначейством, когда ты имеешь деньги на счету, но не можешь проплатить, потому они заблокированы. Если есть амбиции у лидеров быть успешными — они пойдут на реформы. Если амбиции просто увеличить свои капиталы — они закончат, как Виктор Федорович.

— К вам лично по Львову есть некоторые претензии — что участки раздаются непрозрачно, отель в центре продали ниже рыночной стоимости, стадион построили в три раза дороже, чем можно было реконструировать старый, уголовные дела уже есть по нему.

— Во Львове в принципе много говорят обо всем. За это я и люблю львовян, что они всегда на все смотрят подозрительно. Их нужно уважать и понимать. Стадион строило государство. Мы просто побуждали его. С самого начала была неправильная формула, когда определили шесть городов, которые могут бороться за право принять Евро-2012. И началось великое соревнование. Нужно было два города выкинуть.

И вот есть Донецк — там есть Ринат Леонидович [Ахметов], есть Днепропетровск — там есть Коломойский. Есть Харьков — там есть Ярославский.            

— Был.

— Да, был. На самом деле Ярославскому памятник нужно поставить. Дальше есть Одесса с ее огромными еврейскими возможностями. И есть Садовый. В этом террариуме единомышленников очень непросто было выживать. Но слава Богу — у нас лучший стадион эконом-класса в Украине, лучший аэропорт мирового уровня. Когда-то об этом книгу напишу.

Все это финансировало государство. Если там были нарушения, пусть проводят следствие. Но был временной цейтнот. Время до прихода [Бориса] Колесникова было потрачено на балаболство.

Касательно участков — у меня сегодня около 60 судов с депутатами. Они могут с голоса внести на сессии любой вопрос, если он не отвечает закону, я налагаю вето, депутаты преодолевают вето, и я обращаюсь в суд.

Вся моя работа — максимально открыта, и это мое единственное спасение. Поэтому если у кого-то есть замечания, он имеем право обратиться в правоохранительные органы, прокуратуру. Такие обращения есть и будут. Там, где живут люди, всегда есть проблемы.

— Вы уже признали однажды, что не будете вечным мэром, что у вас есть другие планы. Какие — мэром Киева? Президентом? Когда?

— Хочешь насмешить Бога, расскажи про свои планы. Когда я шел на должность городского головы, у меня была четкая цель — построить город, в котором хочется жить. Со временем я понял, что это возможно, только построив страну, в которой хочется жить. Вот я ее и строю, как умею.

— Сидя во Львове, вам не удастся построить страну.

— Ну подождите. Есть депутаты по списку Сампопомочи в Киевсовете. Вот 61 человек по списку Самопомочи будут мощной фракцией в Верховной Раде (улыбается). Потом местные выборы. Общаюсь с классными людьми в других городах, убеждаю их не бояться идти во власть. Таким образом и строю.

— То есть, когда вы станете президентом, у вас уже везде будут свои люди...

— Стоп-стоп. Есть тысячи людей, которые хотят быть на тех высоких постах. Я хочу работать.

— Хорошо — не про планы, про амбиции: у вас есть амбиции стать президентом?

— Моя амбиция — просто гордиться своей страной и смотреть детям в глаза с высоко поднятой головой. У меня дети, на которых я трачу совсем не столько времени, сколько хочу. Я на книжном форуме накупил кучу книг — мне некогда их читать. Я хочу нормально жить. Если вам не хватает места под солнцем, сделайте себе солнце.

Какая у меня может быть большая в жизни должность, чем я, львовянин, который родился во Львове, имею честь работать мэром Львова? Что может быть выше?

— Президент.

— Господи. Я президент Львова. Это для меня большая честь.

— Ладно, как президент Львова, как вы думаете — у страны есть будущее в ее прежних границах — с Крымом и Донбассом? Или мы проиграли эту войну, хотя об этом боятся говорить?

— Бендукидзе красиво сказал: в Библии не записано, что Украина должна быть независимым государством, за свою независимость нужно бороться каждый день. В мире конкуренция. Конкурируют города, страны. Нам нужно быть постоянно в форме, завтра — лучше, чем сегодня. Ваши вчерашние заслуги уже никого не интересуют.

Дай Бог нашей стране, чтобы во власти было критическое количество мудрых людей, которые смогут пойти на политическое самоубийство ради реформ, и экономика начнет дышать. Тогда есть громадный шанс получить отличную динамику.

А Россия себя на самом деле запрограммировала на самоуничтожение. Мне жаль, но это так.

— Вы общались на Львовском книжном форуме с россиянами — они это понимают?

— Они понимают, и им очень больно и страшно за будущее своей страны. Они понимают, что "их cтрана сошла с ума".  

Полный текст интервью читайте в НВ №19 18-19 сентября.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: