5 декабря 2016, понедельник

Американский куратор о современном искусстве: Важно ценить то, что не можешь объяснить

Куратор Клеменс Пул уверен, что необходимо менять представление о том, чем является современное искусство
Фото: Михаил Глубокий, предоставлено фондом ИЗОЛЯЦИЯ

Куратор Клеменс Пул уверен, что необходимо менять представление о том, чем является современное искусство

Нью-йоркский куратор, работающий в Киеве над серией арт-проектов, рассказал о том, для чего нужно искусство в спальных районах города

В темное время суток в парке Сырецкий гай близ одноименной станции киевского метро малолюдно. Редкие пешеходы здесь – жители расположенного неподалеку жилого массива. Вооружившись фонариками, они срезают дорогу от метро до дома по тропинкам и оврагам неосвещенного парка.

Прохладным вечером в конце сентября привычные тишина и мрачность этого места были нарушены. На высоте 3-4 метров между деревьями, образующими небольшую поляну, здесь подвешены металлические планки, к которым прикреплены прожекторы. Неподалеку шумит энергогенератор и стоят два десятка человек. Со стороны происходящее напоминает не то съемочную площадку триллера, не то эксцентричную вечеринку.

Это проект группы львовских художников Open Group под названием Освещенная территория. На протяжении последних нескольких лет львовяне один за другим реализуют проекты, в которых напоминают об условности любых границ, в том числе и стен, ограничивающих галерейные пространства.

Новая акция была устроена в рамках проекта Захват, который в течение нескольких недель сентября и октября реализовывал в Киеве донецкий центр культурных инициатив Изоляция.

В начале лета территорию бывшего завода на окраине Донецка, где несколько лет работала арт-институция, захватили ополченцы ДНР. Большая часть произведений, созданных зарубежными и украинскими художниками за время работы здесь, оказалась в руках вооруженных сепаратистов. Команда Изоляции переехала в Киев, где продолжила работу.

Захват – это девять акций, придуманных отечественными и зарубежными и художниками и отобранных куратором проекта, ньюйоркцем Клеменсом Пулом. Каждая из акций проводилась на улицах города, часто в спальных районах, анонсировалась за день-два до проведения и была ориентирована на взаимодействие со случайными зрителями и окружающей средой.

НВ встретилось с Пулом при свете прожекторов в Сырецком гае, чтобы узнать о целях проекта и о том, как меняется искусство в современном мире. Разговор начался с замечания НВ о том, что темный лес в спальном районе трудно назвать тем местом, куда зритель добровольно отправится за арт-впечатлениями. Как оказалось, именно этот аспект проекта является для нью-йоркского куратора одним из наиболее завораживающих.


clemence_opengroup
Проект Освещенная территория львовян Open Group в парке Сырецкий гай. Фото: Изоляция


О магии места

Когда я рос, у меня был приятель моего возраста, Чарли. Сейчас он живет с мамой, рыбачит, собирает грибы и всякую ерунду. Так вот этот парень – единственный человек, с которым я обязательно вижусь, когда приезжаю в свой родной город.

Причина, по которой я всегда вижусь с Чарли, заключается в том, что каждый раз он говорит мне: «Слушай, ты знаешь об этом месте? Ты обязательно должен его увидеть!». В городе, где я вырос, он ведет меня куда-то, где я никогда прежде не бывал и где у меня не было никаких причин оказаться. Так это место становится особенным.

Чарли никогда бы не назвал себя художником, но он кое-что понимает об этом мире. И пускай он живет с мамой и у него нет работы. Я бы не хотел жить в мире, где только подобные вещи имеют значение. Точно так же я не хотел бы жить в мире, где единственное, что ценится в искусстве, это развешанные на стенах галерей картины. 

О восприятии искусства зрителем

Если бы я мог ответить на вопрос о том, что значит искусство для обычного зрителя, я был бы одним из тех, кто понятия не имеет, что такое искусство.

Никто из тех, кто видит эту работу OpenGroup, не видит имен ее создателей. Возникает вопрос – можем ли мы оценивать искусство лишь в том случае, если имя автора нам известно и узнаваемо? Или, может, только тогда, когда предполагаем, что имя автора будет значимо в будущем? Но ведь тогда мы превращаемся в людей, спекулирующих финансовой стороной искусства и занимающихся всем этим исходя из тех причин, которые никогда не служили для меня мотивацией.

О непредсказуемости искусства

Когда я планирую свои проекты, мой интерес заключается в том, что я, скорее всего, не знаю ответов на все возникающие вопросы. Меня мотивирует не то, что существует какой-то гарантированный результат, а как раз наоборот то, что здесь нет никаких гарантий. 

Есть действительно нечто особенное в том, чтобы «убрать» стены из галереи. А именно это мы с вами сейчас видим – галерею без стен. Потому что тогда вдруг становится ясно, что если можно лишить стен галерею, без стен можно оставить вообще что угодно. И хоть я не могу предсказать, что люди будут говорить, стоя у такой инсталляции, но именно в этом и заключается красота. Непредсказуемость делает все это таким невероятно захватывающим.


clemence_1
Куратор Клеменс Пул из Нью-Йорка в течение нескольких недель работает в Киеве над проектом для арт-фонда Изоляция. Фото: Дима Сергеев, предоставлено фондом ИЗОЛЯЦИЯ


Об Изоляции и проекте Захват

Изоляция в Донецке играла очень интересную роль в социальном и культурном плане. У нее был доступ к ресурсам, и она использовала их так, как вряд ли использовал бы кто-то другой. Изоляция работала над тем, чтобы люди по-новому взглянули на искусство. 

Перед проектом Захват стоят немного другие цели. С одной стороны, у нас за спиной есть уже сложившаяся традиция проектов Изоляции. А это, как мне кажется, неизбежно влечет за собой необходимость инновационного мышления и определенное мужество. С другой стороны, пространство, где работала команда Изоляции, было захвачено, и фонд переехал в Киев. Отсюда возникает новая задача – стать более заметными. Плюс ко всему, мне хотелось бы бросить вызов той традиции преподносить искусство, которая сложилась в Украине.

Поэтому проекты в рамках Захвата о том, как найти баланс между созданием динамичной и креативной работы, провоцирующей зрителя, и при этом созданием чего-то, что не останется незамеченным, подобно дереву, беззвучно упавшему в лесу.

О трудностях работы во время войны

Один художник, которого я хотел пригласить из Нью-Йорка для работы над проектом, в конце концов, отказался, сказав, что не приедет из-за нестабильности ситуации. Думаю, он не столько беспокоился о собственной безопасности, сколько переживал, что вложит много сил и энергии в проект, но так и не увидит его реализованным. Такой риск здесь, пожалуй, берет на себя каждый.

У меня не было сомнений, приезжать сюда или нет. Я путешествовал по довольно странным местам, работал над разными проектами, и мне кажется, способен различить, насколько опасным является то место, куда я еду. Кроме того, я доверяю людям из команды Изоляции. Они были довольно честны со мной на счет той опасности, которая здесь существует. Мы постоянно были на связи. 

Впервые я приехал в Киев в июне. Я приехал 8-го числа, а 9-го помещение Изоляции в Донецке было захвачено. Было вполне очевидно, что Киев находится вдалеке от реальной опасности, хоть эта опасность и вполне ощутима эмоционально и политически. В общем, у меня была возможность изучить ситуацию.

Одна из тем, с которыми работает проект Захват, это противопоставление дистанции и реальности.

Я вижу свою роль здесь в том, чтобы создать платформу для обсуждения и изучения подобных вопросов. Но для меня важно не погружаться слишком глубоко в чей-либо опыт. Чтобы заниматься этим проектом, мне нужно воздерживаться от высказывания собственной точки зрения и эмоциональной вовлеченности.


clemence_opengroup_1
Проект Освещенная территория, как и все остальные акции в рамках проекта Захват, просуществовал всего несколько часов. ФОто: Изоляция


О тенденциях в современном искусстве

Не так давно я пришел к мысли, что многое из того, что связанно с современным искусством, подмяла под себя философия. Среди тех, кто создает современное искусство, есть немало людей, изучающих философию, и это прекрасно. Они изучают эту гиперлогичную систему, и логическое мышление действительно продуктивно.

Кто-то сказал мне, мол, все художники мечтают быть философами, а все философы мечтали бы стать учеными. Такая постоянная погоня за логикой. Ведь художественная логика свободна от навязанных научными правилами ограничений. А философия – своего рода мостик между этими двумя мирами, применение логики к абсолютно творческому мышлению.

Все это хорошо, я сам интересуюсь наукой. Но дело в том, что если вы являетесь художником сегодня, вы должны уметь обосновать свое произведение. Вы должны уметь объяснить, почему вы здесь и что делаете. Что-то вроде: «Я художник, потому что меня интересует вот такая-то тема, я провожу научно-исследовательскую работу, а значит читаю много книг и общаюсь с большим количеством людей. И в свое практике я использую научные методы».

Нет, это не плохой метод работы, но когда он превращается в статус кво, то в конце концов оказывается, что каждый должен уметь подобрать правильные слова, чтобы обосновать свою работу и получить доступ к ресурсам для ее создания. В общем вы либо должны быть мастером логических умозаключений, либо же просто очень хороши собой. 

Попытка создать нечто, что нельзя объяснить, является сейчас особенно значимой. Очень важно ценить то, что ты не можешь объяснить и за что ты готов горячо бороться.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: