6 декабря 2016, вторник

Американская революция в украинских клиниках – новоназначенная глава Минздрава рассказывает, как и когда это произойдет

Новая и.о. министра собирается перевести украинскую медицину на американские стандарты
Фото: Александр Медведев

Новая и.о. министра собирается перевести украинскую медицину на американские стандарты

Каждому украинцу – личного врача, работу больниц – на американские стандарты. Новый и.о. министра и известный волонтер Ульяна Супрун объясняет, как приблизить “советские” больницы к мировым стандартам и кто за это заплатит

Отныне глава украинской системы здравоохранения, Ульяна Супрун родилась в американском Детройте. Ходила в украинскую церковь, в детстве была активисткой Пласта. Освоила профессию врача-радиолога, жила и работала в США до осени 2013 года.

После переезда в Украину в самый разгар Революции достоинства занималась с мужем общественной деятельностью, входила в Медицинскую сотню Майдана. Впоследствии создала организацию Захист патріотів, которая помогает бойцам в зоне АТО и обучает украинских врачей западным практикам.

Год назад Супрун и ее муж получили украинское гражданство. С сегодняшнего дня, 1 августа, американская украинка начинает исполнять обязанности министра здравоохранения и обещает через месяц представить план изменений одной из наименее эффективных сфер украинской жизни - медицины.

В первый раз мы встречаемся с Супрун еще в середине июля в офисе Захисту патріотів, где все время таскают коробки со снаряжением, а на стенах развешаны патриотические плакаты. Тогда еще кандидат в заместители министра здравоохранения встречает нас пиццей из коробки, а ее муж Марко предлагает воду.

Через несколько недель нам пришлось встретиться с Супрун во второй раз: после новости о ее внезапном назначении и.о. министра интервью надо было «апдейтить».

«Отчего же не сразу в министры?» - спрашиваем мы в шутку с порога. «Да министров может назначать только Верховная рада, а времени ждать их из отпуска нет, работать надо уже с понедельника», - отвечает Супрун, приглашая в крохотную комнату рядом с рабочим кабинетом.

В интервью НВ новый руководитель Минздрава рассказывает, как будет менять ведомство, которое «прославилось» громкими коррупционными скандалами, как перекроет коррупционные потоки, как изменится система работы больниц и почему Украине крайне нужны медицинские профессии, которых здесь еще не существует.

- Новость о вашем назначении появилась почти сразу после скандала с задержанием на взятке заместителя министра здравоохранения Василишина. Почему согласились на эту должность и уверены, что вам удастся разрубить коррупционный клубок, в который превратилось Министерство здравоохранения Украины?

- Во-первых, со мной начали говорить о возможном назначении еще до его задержания. Было несколько встреч с премьер-министром, потом президентом, и они заверили меня, что я могу зайти в министерство исключительно при условии назначения моими заместителями тех, кого я посчитаю необходимым. Фамилии или другие подробности о них не буду разглашать, потому что все еще в процессе.

Во-вторых, бороться с коррупцией должны НАБУ, Генпрокуратура и полиция. Это они должны заходить в министерство, отслеживать коррупционные потоки, арестовывать причастных к этому и добиваться их осуждения. И осуществлять все процедуры так, чтобы эти люди потом через суд не избегали наказания или даже восстанавливались на работе.

Я лично в этих схемах не задействована, участия в них принимать не собираюсь и категорически против того, чтобы работать с теми, кто в них вовлечен. Моя задача – налаживание работы министерства и реформирование системы здравоохранения. Борьбой с коррупцией должны заниматься соответствующие органы, я буду всячески им содействовать.

- С чего планируете начать работу?

- За очень короткое время, примерно до конца августа, мы должны выработать стратегию развития и план действий: что будем делать через месяц, через три, через полгода-год, через 5 и 10 лет. У нас уже есть Стратегия 2020 - неплохая, осталось прописать план действий и двигаться.

Самое важное – это начать процесс изменения финансирования системы. Это очень важная вещь и это не только один законопроект. Мы начнем с первичного звена врачей, дадим каждому гражданину возможность иметь фактически собственного врача.

Каждый человек должен иметь своего семейного врача, вместо того чтобы быть прикрепленным географически к поликлинике. Это можно сделать достаточно быстро. В Украине в прошлом году 63% выпускников медицинских вузов пошли работать в больницы первичного звена. Их достаточно много в стране, мы просто не используем их эффективно.

Вторая вещь – это экстренная медицинская помощь, которую можно реформировать достаточно быстро. Это законопроект, над которым я работала в составе рабочей группы. Суть реформы заключается в том, что и полицейские, и пожарные больше будут знать об оказании первой медицинской помощи, ибо они преимущественно первыми прибывают туда, куда нужно. В экипажах  скорых должны появиться экстренные медицинские техники, которые одновременно будут служить водителями и оказывать минимальную необходимую медицинскую помощь на месте. В скорой также будут работать парамедики, которые будут отвечать за то, чтобы присматривать за человеком по дороге в больницу.

- Какой будет функция парамедиков?

- Парамедики – это не врачи, а медицинские работники с очень специфическими навыками. В их обязанности будет входить поддержание жизни пациента по дороге в больницу. Фактически это как нынешние фельдшеры в машинах скорой помощи, но более образованные и способные оказывать помощь в экстремальных условиях.

Итак, после оказания первичной помощи парамедик с экстренным медицинским техником везут пациента в больницу. Там должна быть комната или отделение неотложных состояний. На Западе это называется emergency room. Там дежурит команда врачей, которых уведомляют, что везут такого-то пациента, которому нужна такая-то помощь. И только из этого отделения человека можно везти в операционную или реанимацию.

Сейчас в Украине на одной руке можно посчитать, в скольких больницах есть такие отделения. Они называются “приемными”, но там ничего нет, а каждый врач работает только по своему участку. Хирург смотрит на грудь, травматолог смотрит, не сломано ли что-то, но никто не занимается пациентом в целом.


Офіс організації Захисту патріотів виглядає як представництво ООН: скрізь прапори різних держав, водночас чутно декілька мов, робота не зупиняється навіть у вихідні. Фото: Олександр Медвєдєв
Офис организации Захист патріотів выглядит как неофициальное представительство ООН в Украине: везде флаги разных государств, одновременно слышатся несколько языков, работа не останавливается даже в выходные. Фото: Александр Медведев


Читайте также: Когда медицина станет платной и сколько это будет стоить рядовому украинцу, рассказывает заместитель министра

- Удастся ли, как вы сказали, «достаточно быстро» сделать подобное, если в Украине по факту просто нет такой медицинской специальности, как парамедик?

- Через организацию Захист патріотів мы два года привозим в Украину американских инструкторов, которые уже обучили почти 260 военных фактически до уровня парамедиков. Также мы уже научили первых респондентов в полиции.

Сейчас готовим программу для обучения экстренных медицинских техников. Двое наших инструкторов сейчас проходят экспертное обучение в Штатах, после чего они смогут вернуться и начать такую учебную программу, например, в Одессе.

Там мы начинаем пилотную программу по переходу Одесской области на эту западную систему экстренной медицинской помощи.

Возвращаясь к приоритетам моей работы, третья вещь – это повышение качества оказания медицинской помощи.

- Кажется, это настолько большая проблема, что непонятно, с чего начать ее решение.

- Вполне понятно. Первое – это изменение системы медицинского образования, доведение ее до западных стандартов. Это позволит научить новых врачей и усовершенствовать тех, кто уже работает.

В прошлом году, кстати, в сентябре мы начали академическую программу обучения в Украинском католическом университете для физических терапевтов и эрготерапевтов. Это люди, которые работают в сфере реабилитации. Таких профессий официально не существовало в Украине, в этом году мы провели их через классификаторы и начнем обучать первых специалистов.

Мы все понимаем, что сейчас в Украине очень нужна реабилитация бойцов АТО. Мы также потеряли много реабилитационных центров, которые были в Крыму. Теперь мы должны перестроить всю систему реабилитации. Разработать учебные программы, обучить специалистов, переобучить тех врачей, которые уже работают, внедрить западные стандарты.

- Получается, что украинское медицинское образование вообще не соответствует современности, если придется всех учить и переучивать?

- Систему нужно улучшить. Она не на том уровне, как в Европе или США. Лучший вариант – это привести все без исключения учебные программы к европейским стандартам. И сама программа, которую мы начали в УКУ, была создана по протоколам World Federation of Occupational Therapists и World Confederation of Physical Therapists. Она изначально была написана таким образом, чтобы быть признанной Европейской сетью высших учебных заведений по эрготерапии.

На самом деле очень многое надо изменить, но мы начнем с двух направлений: коротких программ обучения или переквалификации по конкретным специальностям согласно европейским и американским стандартам и приведения уже существующих университетских программ к западным стандартам. Несколько дней назад я встречалась со студентами Национального медуниверситета имени Богомольца. Они говорили о том, что хотят больше практики, особенно на старших курсах, а не сидеть в кабинетах; хотят свободный выбор медицинской специальности, а не ее навязывание; хотят качественных врачей, у которых они проходят практику.

Мы же не говорим, что нужно взять и закрыть все учебные заведения, которые работают сейчас. Будем постепенно, специальность за специальностью, приводить их в соответствие с международными стандартами.


Новий в.о. міністра охорони здоров'я впевнена, українську медицину врятують міжнародні стандарти в усьому: освіті, роботі лікарень, співпраці з поліцією. Фото: Олександр Медвєдєв
Новая и.о. министра здравоохранения уверена, украинскую медицину спасут международные стандарты во всем: образовании, работе больниц, сотрудничестве с полицией. Фото: Александр Медведев


Читайте по теме: Украинский пациент. Что успел за 10 месяцев министр Сандро, которому не дают ни уйти, ни остаться

- В последнее время продолжается дискуссия относительно разрешения больницам легально брать деньги с пациентов. Но депутаты этот законопроект или не пропускают на голосование, или пытаются внести правки, которые реформу просто опустошают. Действительно ли нужно начинать реформирование с того, чтобы легализовать теневые деньги, которые уже есть в учреждениях здравоохранения?

- Я думаю, что это правильный и необходимый шаг. Идея заключается в том, чтобы изменить финансирование системы: деньги должны идти не на медицинские учреждения, а на оплату услуг пациентам. А для того чтобы деньги шли за пациентами, необходимо сделать медицинские учреждения более независимыми.

Часть депутатов говорит, что этот закон означает приватизацию или коммерциализацию больниц. Но это не будет приватизация! Медицинские учреждения и в дальнейшем будут относиться к городским и областным советам. Только у них будет другая система управления внутри, но они не будут приватизированы или проданы.

В мире есть много стран, у которых нормальные системы здравоохранения. Украина как космическая держава, которая может полететь в космос, также может иметь нормальную систему здравоохранения. У нас есть очень много талантливых людей, есть колоссальный потенциал, теперь надо поработать и получить результат.

Читайте также: Нужна ли нам страховая медицина

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: