28 июня 2017, среда

Это уже было. 60 лет назад после тайных переговоров СССР начал поставлять миллиардные потоки оружия в Сирию

комментировать
Ответил министр обороны СССР Дмитрий Устинов сирийцам, которые сетовали на низкое качество полученного от Москвы оружия.  На фото — советские танки Т-55 и Т-54, подбитые израильтянами во время войны Судного дня, 1973 год

Ответил министр обороны СССР Дмитрий Устинов сирийцам, которые сетовали на низкое качество полученного от Москвы оружия.  На фото — советские танки Т-55 и Т-54, подбитые израильтянами во время войны Судного дня, 1973 год

Кроме оружия, Советский Союз поставлял Сирии, а также Египту сырье. С сирийцами Союз поддерживал военное сотрудничество дольше всех из представителей арабского мира

После Второй мировой войны Советский Союз, выстраивая союзнический блок, не брал в расчет арабские страны. Они долгое время были сателлитами Великобритании и Франции, а получив независимость, выглядели сомнительными партнерами для Москвы. В Кремле их новые правительства воспринимали как националистические и даже фашистские. Тем более что многие военные из Египта и Сирии проходили обучение в нацистской Германии, а Ливия и вовсе была под властью Италии. Поэтому Иосиф Сталин не видел в арабских странах потенциальных союзников.

Все изменилось с его смертью. Никита Хрущев, пришедший к власти в 1956 году, с энтузиазмом принял вызов Запада, который объявил холодную войну коммунистической части мира. К тому времени в ряде арабских стран прошли военные перевороты под лозунгами о мусульманских ценностях и тлетворном влиянии Европы. Поэтому исламский мир был просто обречен на союзничество с СССР.

Москва с распростертыми объятиями приняла новых друзей. Кремль направлял на Восток миллиардные потоки оружия и сырья, посылал на подмогу молодым арабским государствам первоклассных инженеров и военных. Это была цена за престиж мировой державы, который, в конечном счете, оказался слишком дорогим. Ради него Советский Союз не жалел ни денег, ни людей и для “дружественной” Сирии.

Идем на Восток

В 1955 году президент Египта Гамаль Абдель Насер обратился к советскому послу в Каире Даниилу Солоду с предложением купить у СССР оружие.

Хрущеву нужно было понять, как относиться к египетскому полковнику, свергшему короля, и что от этого может получить Кремль. Поскольку действующий министр иностранных дел Вячеслав Молотов был из близкого окружения Сталина, Хрущев ему не доверял и вообще собирался сместить.

Полномочия главы внешнеполитического ведомства “кукурузный секретарь” отдал главному редактору газеты Правда Дмитрию Шепилову. Для пущей важности его определили на пост председателя комиссии по иностранным делам Верховного Совета СССР и отправили в турне по Ближнему Востоку.


Сирийский президент Хафез Асад (справа), военный министр Мустафа Тлас (в центре) слушают рекомендации военспеца из СССР, 1973 год
Сирийский президент Хафез Асад (справа), военный министр Мустафа Тлас (в центре) слушают рекомендации военспеца из СССР, 1973 год


В Каире Шепилов послушал выступление Насера на митинге и захотел с ним поговорить. Советское посольство держалось в стороне от египетского лидера, пришедшего к власти сомнительным путем. Пришлось привлечь агентуру НКВД, которая только начинала свою деятельность на берегах Нила.

Насер встретил Шепилова словами: “Брат мой, я так долго ждал этой встречи!” Он устроил гостю из Москвы роскошный прием, чем окончательно убедил его в серьезности своих дружеских намерений.

Эта встреча была важна еще и тем, что Шепилов донес до Кремля главный посыл Насера: “Египетское правительство уверено, что арабские страны всегда будут идти за Египтом”.

Советский ученый и диссидент Андрей Сахаров вспоминал о том, как физиков-атомщиков пригласили на заседание президиума ЦК. Их долго не пускали в зал — там никак не могли закончить предыдущее собрание. Наконец задержку объяснили: “Заканчивается обсуждение сообщения Шепилова, который только что вернулся из поездки в Египет. Обсуждается решительное изменение принципов нашей политики на Ближнем Востоке. Отныне мы будем поддерживать арабских националистов. Цель — разрушить сложившиеся отношения арабов с Европой и Соединенными Штатами, создать нефтяной кризис — все это поставит Европу в зависимость от нас”.

Когда Кремль решился дружить с Египтом, он тут же приступил к продаже новому союзнику оружия — но не напрямую, а через Чехословакию, чтобы не выглядеть откровенным разжигателем ближневосточных конфликтов.

В конце лета 1955 года египетская делегация тайно прибыла в Прагу. После трехнедельных переговоров, на которых присутствовали советские дипломаты, решили, что СССР в кратчайшие сроки отправит в Египет танки, самолеты, стрелковое оружие. За это Союз хотел получать половину их стоимости сразу, в британских фунтах, на остальное Насеру готовы были предоставить рассрочку. Египетский лидер предложил платить не валютой, а рисом и хлопком. Хрущев согласился.

Но Насеру было мало обычных вооружений. И уже 18 сентября МИД Египта передал советскому послу Солоду дополнительный список приборов, материалов и оборудования — для организации ядерной лаборатории. Просили уступить по сходным ценам: Насер хотел создать собственную атомную бомбу. Однако с этим в Кремле решили повременить.


Офицеры советского 231-го полка выслеживают в небе противника во время очередной сирийско-израильской войны, 1982 год
Офицеры советского 231-го полка выслеживают в небе противника во время очередной сирийско-израильской войны, 1982 год


Тем более что через несколько дней после подписания торгового соглашения в Праге Насер объявил на весь мир о покупке оружия. Израильский посол в Москве тут же передал ноту протеста советскому МИДу. В 1949 году молодое еврейское государство выиграло войну с арабскими соседями, а решение Союза о продаже оружия мало способствовало спокойствию на его границах. Но заместитель главы МИДа Владимир Семенов парировал: “Общеизвестно, что Советский Союз не поставляет оружия Египту или какой‑либо другой стране на Ближнем Востоке. Что же касается поставок оружия Египту Чехословакией, то мы считаем, что это дело рук двух указанных суверенных государств. Египет может закупать оружие для своей армии там, где считает нужным”.

Красный Египет

Новую политику Кремля в отношении арабских стран во многом определил Шепилов. “Он был первым незападником на посту министра иностранных дел,— пишет российский историк Леонид Млечин.— Считал, что Советскому Союзу надо подружиться с азиатскими странами, на которые в Москве прежде не обращали внимания. Сталин и Молотов только Америку и Западную Европу считали партнерами, достойными внимания”.

Первый зарубежный визит на посту министра Шепилов совершил в Сирию. Эта страна и территориально, и идеологически была ближе всего к Египту. Ее президент Шукри аль-Куатли в 1945 году через ООН добился вывода французских и британских войск.

После поражения в войне с Израилем аль-Куатли жил в эмиграции в Египте, а в 1955‑м его повторно избрали главой Сирии. Он поддержал Насера в панисламистских стремлениях уже потому, что у обоих были общие враги — бывшие европейские колонизаторы и Израиль.

В 1956 году аль-Куатли приехал в СССР с ответным визитом и окончательно оформил сотрудничество с Москвой. В 1957‑м Сирия получила оружие — от автоматов до самолетов — на $70 млн. Поставлялось оно Союзом по ценам ниже его себестоимости, а комплектующие и боеприпасы вообще доставались сирийцам даром. Кроме того, вслед за первым тайным конвоем с военной техникой в Сирию прибыли 160 советских специалистов для обучения союзников военному делу и обращению с оружием.

К тому времени в стране стали популярными социалистические идеи, которые объединяли весьма пестрое в религиозном плане местное общество. Главные сирийские идеологи-социалисты и сами являли собой отражение этой пестроты: Мишель Афляк был православным христианином, а Салах ад-Дин Битар — мусульманином-суннитом. В 1947 году они создали партию Баас, которая, помимо социализма, станет бороться и за арабское единство. Отделения этой политсилы действовали и действуют в разных странах, лидером иракских баасистов являлся в свое время Саддам Хусейн.

Вплотную приступить к реализации задуманного Баас проекта Мы арабы — единый народ на время удастся Насеру. В 1958 году Египет и Сирия создадут Объединенную арабскую республику с центром в Каире и проживут в ней три с лишним года.

В Москве, не до конца понимая специфику арабского социализма, все же поддерживали его: Кремлю нужен был в надежный плацдарм на Ближнем Востоке в разгоравшейся холодной войне.

Сотрудничая с арабами, Москва делала порой оригинальные ходы. Например, в Сирию и Египет, имеющие собственные месторождения, из СССР, кроме оружия, по низким ценам поступали нефтепродукты. Тормозя таким образом развитие ближневосточного нефтепрома, Союз играл на повышение мировых цен на черное золото.

Денег не жалеть

СССР вооружил армии Сирии и Египта на 75 %. Но к победам их это привело лишь однажды — во время кризиса 1956 года, когда правительство Насера национализировало Суэцкий канал, которым владели британские и французские концессионеры. Хотя во многом успеху египтян в борьбе с колонизаторами способствовала неадекватность британского командования, которое получало приказы от премьер-министра Энтони Идена, увлекавшегося в те годы приемом амфетаминов.

Все остальные конфликты в регионе выигрывал Израиль. В 1967 году в результате Шестидневной войны он даже стал контролировать Синайский полуостров, отодвинув границу с Египтом. На сирийском фронте израильтяне заняли Голанские высоты, с которых простреливалась половина их территории.

Сирийские военные все время жаловались Москве на плохое качество поставленного оружия — американскому, которое было у Израиля, оно явно уступало. В ответ Москва без устали обновляла боевую технику арабских союзников. В ходе той же Шестидневной войны израильтяне уничтожили почти все танки, авиацию и артиллерию Сирии. В кратчайшие сроки после этого Дамаск получил новую советскую технику.

В 1970 году внезапно умер от инфаркта Насер. Президентом страны стал Анвар Садат. Он открыто заявил, что СССР предоставляет недостаточно помощи, и вскоре выслал советских военных из страны. Проиграв очередную войну с Израилем в 1973 году, Садат взял курс на сотрудничество с США.

В итоге Кремль ухватился за Сирию, как утопающий за соломинку, не оставляя надежды вернуть Каир в свое лоно. И если в 1974 году Египет и Сирия получили от СССР военного имущества на сумму $4 млрд, то в следующие четыре года Москва поставила одному лишь Дамаску вооружений на сумму $3,6 млрд. А страны Организации Варшавского договора добавили сирийцам военной техники еще на $420 млн.

Не дрогнула рука

Сирию в феврале 1971‑го возглавил Хафез Асад, отец нынешнего формального главы страны Башара Асада. Этот политик, понимая свою важность для Москвы, вел себя с соседями откровенно по‑хулигански. Даже с арабами. Асад считал и Ливан, который довольно успешно развивался, и Палестину сирийскими землями. Оба эти государства, по его мнению, были недоразумением, поскольку возникли как территориальные единицы, определенные французской администрацией в начале ХХ века. А то, что эти земли оказались вне юрисдикции Дамаска, Асад считал результатом плохого правления своих предшественников. “Вы представляете Палестину не больше, чем мы,— говорил он палестинскому лидеру Ясиру Арафату.— Нет никакого палестинского народа. Вы — часть сирийского народа, а Палестина — часть Сирии”.

Асад пользовался дружбой с СССР весьма бесцеремонно. “Из Москвы меньше миллиарда я не привожу”,— любил хвастаться он. Когда Сирия попыталась вернуть себе Голанские высоты в 1973 году, ее войска понесли тяжелые потери. Кремль срочно отправил на передовую новую технику и военных инженеров. Пришлось даже обмануть иранского шаха, который не разрешил перелеты над своей территорией военной авиации СССР. Советский посол в Тегеране выпросил коридор для гражданских самолетов. В них Москва и подвозила все необходимое Асаду. Но тот свою войну все равно проиграл. Всего за 18 дней.

В 1976‑м в Дамаск прибыл глава правительства СССР Алексей Косыгин. И как раз во время его визита сирийские войска на советских танках вошли в Ливан. Там шла гражданская война, и Асад решил в нее вмешаться. Но выглядело это так, как будто сирийцами двигала рука Москвы.

1980 год стал пиком дружбы с Сирией. Москва и Дамаск заключили договор, один из пунктов которого гласил: “Если третья сторона произведет вторжение на территорию Сирии, то Советский Союз будет вовлечен в события”. Тогда же в Сирии участились теракты против советских военспецов.

Причина была в религиозных особенностях страны: Асад и верхушка его управленческой команды были алавитами — это течение в исламе считается наиболее светским и пренебрегает многими консервативными правилами шариата. На фоне постоянных неудач Асада, спонсируемых Москвой, в стране активизировались исламисты, якобы боровшиеся за традиционные ценности. В русских они видели только врагов.

Полковник Владимир Дудченко, служивший в Дамаске военным советником, вспоминал: “Не проходило недели, чтобы советское посольство не было озадачено отправкой в Союз погибших специалистов”.

В 1981‑м в сирийском городе Латакия прошли масштабные советско-сирийские учения. А когда еще через год грянула Шестая (Ливанская) война с Израилем, в Сирии уже находился восьмитысячный советский контингент, которому пришлось принять участие в боях.

Дипломат Олег Гриневский вспоминал, что, когда в Кремле обсуждалось решение об отправке двух советских полков в Сирию, министр обороны Дмитрий Устинов грубо выругался: “Он что там, ох..л совсем?! За что воевать‑то? Было бы за что — рука не дрогнет”. Он — это советский посол в Дамаске Владимир Юхин, который передал в Москву требования Асада выполнить условия договора. Позже министр добавил: “Асад — сложная фигура, и неорганизованность сирийских войск идет сверху. А единство арабов — вещь иллюзорная”.

Рассказывали, что Юрий Андропов, руководивший тогда Союзом, часто шутил в сторону сирийского руководителя о его неуемных финансовых аппетитах и полководческих способностях. Но в этот раз, соглашаясь на отправку советских войск на Ливанскую войну, сказал: “Надо иметь перспективу политики на Ближнем Востоке. Умыть руки, уйти оттуда мы не сможем — слишком многим мы там завязли. Надо найти проблему, которая бы объединила все арабские страны без исключения. Например, опреснение воды, как у нас на Каспии”.

Пока Кремль искал экологическую проблему для арабов, в Ливане вовсю шла война. В Сирию, не зная цели и места операции, отправились 8 тыс. советских солдат. Боевое задание они получали уже на месте с приказом в плен не сдаваться, так как нельзя было обнаруживать военное присутствие СССР на сирийском фронте. В цинковых гробах, по официальным данным, домой вернулись 13 советских солдат. А с 1956 года в Сирии погибли 44 военных, в том числе три генерала. Даже родные не знали, где и как это случилось. И мертвые, и живые — все они, по документам, служили в Московском военном округе.

Материал опубликован в НВ №38 от 16 октября 2015 года 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: