3 декабря 2016, суббота

Сотник Майдана: Идти воевать под командование дебилов мы не собираемся

Сотник 4-й сотни Самообороны Майдана Микола Бондар говорит, что активистам предлагают по $10 тыс., чтобы разъехались по домам
Виктор Огиенко / НВ

Сотник 4-й сотни Самообороны Майдана Микола Бондар говорит, что активистам предлагают по $10 тыс., чтобы разъехались по домам

Заявление ГПУ о возможности силового разгона Майдана не испугало публику, обитающую в палатках на Крещатике. Сотник Майдана рассказал НВ, сколько денег предлагают активистам за отъезд домой и почему те – не уезжают

Вопрос оправданности пребывания в центре Киева активистов Майдана снова встал ребром. Скандалы, нападения на журналистов, конфликты внутри периметра баррикад – о необходимости разгона активистов на днях прямым текстом заявил Генпрокурор Виталий Ярема.

У майдановцев – своя правда: конфликты вокруг них провоцирует сама власть и приближенные к ней заинтересованные лица, и они же распространяют негативную информацию о Майдане. Там признают, что некоторые проблемы внутри периметра баррикад действительно существуют, но их пытаются решить.

НВ попросило одного из сотников Майдана, Миколу Бондара, главу Украинского казачьего войска и начальника 4-й сотни Самообороны, объяснить, почему самообороновцы воюют в центре столицы вместо того, чтобы отправиться на настоящий фронт, и как долго еще намерен стоять Майдан.

- Почему Майдан до сих пор стоит – за что стоит, чего требует?

- Майдан не стоит, он борется. Борется потому что так и не произошло ни одного изменения, которого мы требовали, когда собирали Майдан. Разве что кроме членства в Европейском союзе. И то, оно еще не легитимизировано.

Мы будем оставаться здесь, будем продолжать бороться, потому что не видим от власти попытки изменить систему, измениться самим. Те, кто зашел на наших плечах, они остаются в системе и думают, что все будет также, только персоналии поменяются.

Пробовали с нами говорить представители от Кличко и Порошенко. Приходят и говорят: "Ребята, нате вам 10 тысяч долларов, снимите палатку и уйдите отсюда"

- А как на них может повлиять то, что Майдан не расходится?

- Очень просто. Мы обращаемся к ним письменно. Мы собираем Виче каждую неделю. Мы поднимаем вопросы, которые волнуют всех. Мы вскрываем коррупционные схемы, которые есть.

У нас есть связь со всеми областями. И на сегодняшний день мы такими действиями контролируем, помогаем и принимаем участие в законодательной деятельности тоже. Потому что то, что делают депутаты, а теперь уже и президент, назвать по-другому, чем Конституционный переворот, нельзя. потому что они, не согласовав с гражданами Украины, пробуют изменить конституцию.

- Но все же какие-то четкие цели у вас есть? Когда стоял Майдан зимой было понятно, что он стоит чтобы ушел Виктор Янукович...

- Нет, Майдан стоял не только для того, чтобы ушел Янукович. Для меня без разницы, что Янукович, что Порошенко. Большой разницы нет. Мы искали не лидера, не Мессию, мы искали наемного работника, который должен выполнять то, что всем нам надо. Не надо нам игр. У него есть обязанности – пусть их выполняет. Он должен просто нормально исполнять Конституцию и законы. Вот если бы это произошло, мы отсюда не то что разошлись – мы бы разбежались.


Власть прямым текстом заявила о возможном разгоне
Власть прямым текстом заявила о возможном разгоне Майдана


- Это все общие фразы. Конкретно – кто что должен сделать, чтобы вы ушли по домам?

-У нас есть ряд требований, которые не изменились со времен, когда был создан Майдан. Они очень простые. Это: наказать тех, кто отдавал преступные приказы и тех, кто их выполнял. Людей, которые занимались коррупцией, открыто, откровенно. Ничего из этого не выполнено.

Следующее. Мы выступаем за перевыборы Верховной Рады, за новый Закон о выборах, который бы давал возможность зайти в Раду новым людям, которые действительно хотят видеть новую Украину.

Есть и намного глубже требования, которые касаются и областных и районных проблем в разных регионах.

Сейчас назначают людей, которые не имеют ни морального права, ни профессиональных навыков и не хотят общаться с теми людьми, которыми им надо руководить.

Не проблема, кого назначили – мы их будем контролировать, но должен же быть диалог. А когда люди приходят и говорят "А мне по квоте досталось это место и пошли вы лесом" и продолжают творить все тоже самое...

Прокурор [Ярема] нам рассказывает, что Майдан должен разойтись, а в том же Хмельницком сейчас проходит фактически восстание недовольных [действиями новой власти] людей. В Ивано-Франковске, в Черновцах такая же ситуация. А прокуратура не занимается этими вопросами, они бездействуют. Все, кто разворовывал бюджет, продолжают это делать и сейчас.

Нам рассказывают, что мы преступная организация, но, никто из всех этих воров, этих преступных организаций не наказан. Тот же Ярема – преступник одной из таких политических организаций, которая совершала преступные действия в отношении Украины.

- Давайте к ситуации на самом Майдане. Сейчас много нареканий на то, что здесь происходит: нападения на журналистов, обычным людям страшно ходить, перестрелки и так далее. Почему это происходит?

- Точно тоже самое мы слышали шесть месяцев назад. Посмотрите, что писали тогда, что говорили тогда каналы. Технология не изменилась - эти люди [которые ругают нас] не меняются, не меняют свой почерк.

Да у нас тут срез общества! Вы тоже живете, например, в большом доме, у вас есть разные там жильцы и даже алкоголики и наркоманы.

На сегодняшний день есть свод правил поведения на Майдане, и кто их нарушает, мы их изгоняем, без права возвращаться сюда.

Если же вы говорите, например, по ситуации со Слоном [один из лидеров Майдана], так никто не отрицает, что этот человек четырежды судим, этот человек неоднократно наказывался нами. Он с таким обостренным чувством справедливости. Чтобы не сказать хуже.

Для меня без разницы, что Янукович, что Порошенко. Большой разницы нет. Мы искали не лидера, не Мессию, мы искали наемного работника

Когда произошла известная ситуация с журналистами, я позвонил Слону, и он мне сказал что у него есть в цифровом формате полностью эта вся встреча, без нарезки. И с этой записи можно понять, что его провоцировали. Саму запись я не видел, потому что, когда я вернулся его уже арестовали.

Кстати, расскажу, как был этот арест. Слон пришел в суд в очередной раз. Судья открыл заседание, а потом вышел резко, якобы для принятия решения. Когда он вышел из зала заседания, туда ворвались четыре человека в масках, без опознавательных знаков, схватили Слона, одели наручники и потянули куда то. На вопрос адвокатов: "Кто вы? Представьтесь?" никто не стал представляться. Когда спросили у судьи, кто эти люди, он ответил: "Не знаю".

Потом его привезли совершенно в другое здание и делали с ним уже определенные действия.

Я встречаю тут на Майдане сепаратистов – например депутаты с Луганска, которых якобы ищут, но они спокойно перемещаются по Киеву. Но вот арестовывают – майдановцев. Как бороться с сепаратистами – так нет возможности.  Аваков и Ярема жалуются, что у них нет возможности. А тут они, оказывается, многое могут сделать.

Я не собираюсь тут никого защищать, но действия власти вызывают очень много вопросов. Обидно, что власти пытаются подыграть журналисты. Есть "заказухи" против нас. Если вы в моем подразделении найдет хоть одного пьяного, балдеющего...

- Ну это ваше подразделение, но есть же и другие...

-Да, есть нюансы. Мы регулярно пытаемся на это влиять. У нас уже более 400 человек, которые выдворены за пределы Майдана без права возвращаться. Были люди, которые не могли себе найти занятия, и они отправлены на Восток...

- К вопросу о Востоке – почему майдановцы все не поехали на Восток? Вы же там нужнее, чем здесь.

- А я вам задам вопрос: а почему наша страна не выполняет своих обязательств перед гражданами? Почему наших побратимов отправили голыми и босыми? Почему мы собираем здесь деньги и гуманитарную помощь, чтобы одеть в бронежилеты и каски побратимов?

В моем подразделении нет людей, которые не были на Востоке. У нас идет ротация. Идти в батальоны, которые полулегальны? Так мы еле-еле своим присутствием на Майдане добились, что хоть какой-то легальный статус получили люди, которые там находятся.

У нас есть побратимы, которые остались инвалидами, а у них в медицинских документах написано, что это бытовые травмы. Это нормально?

Есть люди, которые погибли, застрелены, а им написали – автокатастрофа.

Тоже самое – мы добивались, чтобы была отменена ввозная пошлина на средства защиты – бронежилеты и каски.

И пока мы не едем, потому что у нас еще есть требования. Например, согласно законодательству, ни министерство обороны, ни министерство внутренних дел ни имеют права создавать при себе новые подразделения. И это еще одна серьезная проблема, о которой никто не хочет говорить. Мы говорим об угрозах какие сейчас есть. И нам предъявлять, что мы нигде не были, и ничего не делаем? Ну, извините. А идти под командование дебилов откровенных, либо людей, которые продались, которые занимаются изменой систематически – извините, мы не собираемся.

- У вас сейчас с властью публичное противостояние. Но пытались ли люди от власти как-то решить вопрос, не доводя его до конфликта?

- Пытались. Нам предлагали. Тот же Ярема. Я был у него в кабинете, когда он был первым вице-премьером. Он говорил: "Что хотите? Мы вам это дадим". Мы хотели, чтобы были приняты радикальные решения по Крыму, потому что мы понимали, что его теряем. Так мы этого и не получили. Так что пану Яреме передаю еще один привет. Возможно, если бы были выполнены хоть часть тех требований, мы бы и ушли. Но не сделано ничего.

Пробовали с нами говорить еще представители от Кличко и Порошенко.

- А как это происходило?

- Как это происходило? Приходят и говорят: "Ребята, нате вам 10 тысяч долларов, снимите палатку и уйдите отсюда".

- А почему вы уверены, что это представители именно Порошенко?

- Потому что некоторых из этих людей, например, тот же Кличко, называет своими неофициальными представителями. Как Медведя – сотника 11-й сотни. И таких приколов куча. Говорят: "Надо вам здание? Берите здание, давайте договоримся". Ищут как купить. Ищут как напугать. Кому-то что-то обещают.


Активисты утверждают, что им предлагали переселиться из палаток в заброшенное здание и дать денег на ремонт
Активисты утверждают, что им предлагали переселиться из палаток в заброшенное здание и дать денег на ремонт


- А вы не считаете, что переход в здания был бы альтернативой палаткам на Майдане?

- Ну давайте я вам расскажу о зданиях. Например, предлагают Косой капонир – это то здание, что за ЦВК находится. Это является частью исторического наследия. И что мы там с ними делать будем? Обещают денег дать на ремонт. Некоторым обещают в аренду на 10 лет эти здания – зачем? На сегодняшний день есть здания, которые хотят передать 3-ей сотне и Парубию. У них технология такая: передают "самобороне", которую уже нельзя и самообороной не назовешь. А что с ними потом будет? Кому они потом достанутся? Какие-то попытки отхватить что-то. Территориальная громада не знает об этом, никто у киевлян ничего не спрашивает.

А тут все говорят – нам не нравится Майдан. Так зайдите покажите – где тут, например, грязь?

В двух местах еще осталось, мы не успели доубирать, но мы в процессе. Дело в том, что есть места, которые мы не будем убирать специально, пока не будет экспертов. Потому что там есть пули, которые мы находим, там есть доказательства [расстрела на майдане], которые никак типа не может найти прокуратура. И это тоже еще одна из причин, почему мы не собираемся уходить.

Понятно, они хотят, чтобы мы ушли и люди все забыли. И будет все также, как и было. Не будет все так, как и было!

Если есть проблема с проездом, то мы знаем, как ее решить. Улица Банковая, которая может разгрузить верхнее направление. Недавно еще она была проездной. Там надо лишь убрать забор, заасфальтировать одну клумбу, которая стоит посредине. Это займет одни сутки, поверьте. И там часть направления будет разгружена. И еще один нюанс. Пробки появляются после того, как выходят милиционеры и пробуют регулировать, когда работают светофоры – пробок нет.

- Еще вопрос: на Майдане много людей с оружием, причем они открыто с ним ходят. Кто эти люди, зачем они ходят с оружием?

- В моем подразделении таких нет. Но вообще да, ходят. Это афганцы, например. Тот же Медведь ходит с оружием. Многие из тех, кто ходит с оружием – провокаторы. Они давно замечены в системных действиях, которые дискредитируют Майдан. Это люди, которые на крючке. Одни отрабатывают свои новые назначения на определенные места. Другие во время революции банально занимались преступлениями, на них есть картотека и они теперь отрабатывают.

- А как вы с ними тогда сосуществуете, они постоянно на Майдане?

-Они ситуативно на Майдане. Им нечего делать тут. Их даже не было, когда тут была война и опасность.

Тот же недавний конфликт, когда побит был человек одной национальности, - там участвовало подразделение, которое подчиняется Медведю, и все вопросы к нему. У нас есть доказательство этого.

Но в тот день была не только эта история. Была попытка еще серьезной провокации против Майдана. Был разгромлен гей-клуб. Были попытки отжать несколько палаток на Майдане у людей, которые отказались брать деньги, которые не захотели уйти. На них пробовали напасть.

- Последний вопрос. Ярема говорил о каких-то захваченных Майданом зданиях – это о чем он?

- Есть такие здания, мы знаем о них. Одно такое здание, где находится Черная сотня. Ярема не так давно хвалился, что захватил это здание. Наверное, у него проснулась совесть, и он хочет вернуть это здание. Либо хочет сам на себя заявление написать. Если он считает, что кто-то что-то захватил, то сначала надо было бы обратится к этим людям с претензией, а потом делать голословные заявления.

К нам ни разу никто ни с какой претензией не обращался. Часть зданий, которые называет Ярема, они уже давно освобождены. Он просто давно не был на Майдане.

 

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: