22 июня 2017, четверг

Яшин, Бабченко и Азар - о том, почему Марш мира не станет российским Майданом

Бабченко об эмоциях на Марше: Там я знаю, что мы не ватники. Я знаю, что нас никаких не 84%. Я знаю, что не поддерживает Москва эту проклятую войну
Фото: © Владимир Преслицкий

Бабченко об эмоциях на Марше: Там я знаю, что мы не ватники. Я знаю, что нас никаких не 84%. Я знаю, что не поддерживает Москва эту проклятую войну

Двое журналистов и оппозиционер, участвовавшие в Марше, - о том, ради чего россияне вышли на улицы, и мог ли митинг иметь продолжение

АРКАДИЙ БАБЧЕНКО, военный корреспондент


Российский телеканала НТВ назвал на днях Бабченко
Российский телеканала НТВ назвал на днях Бабченко "другом хунты" Фото: Аркадий Бабченко / Facebook


У меня в ленте на ФБ очень много украинских друзей, и среди них достаточно часто проскальзывает комментарий вроде "чего ж вы, москвичи, нам Путина вчера не скинули".

Что я хочу сказать. Это далеко не первый марш в Москве, и все они ни к чему не приводят. Не надо ждать, что они к чему-то могут привести. Потому что Киев и Москва - две совершенно разные ситуации.

Если в Киеве на Майдане все-таки власти разрешили поставить палатки, то здесь, в Москве, жестко пресекается любой чих со словом "палатка". А мы пытались выходить, и неоднократно. И при малейшей попытке тебя сразу забирают, загребает в кольцо оцепления милиции, и ты не пройдешь вообще никуда.

Все будет. Но все будет потом. Сейчас просто еще не время. Вот и все

Если в Киеве было 3 тысячи беркута и применялось только стрелковое оружие, то здесь, в Москве, и гадать не надо. Тут уже было такое в 1993 году [расстрел Белого дома]. Здесь была танковая Кантемировская дивизия, здесь была Таманская дивизия, здесь были десантники, здесь был Витязь, здесь стреляли по безоружным людям из БТРов, а потом парламент смешали с землей танками. То есть здесь применяются сразу танки.

Здесь совершенно разные весовые категории. Пусть даже 100 тысяч человек вчера пришло на Марш. Говорить, что 100 тысяч мирных безоружных людей способны противостоять танковым дивизиям, конечно, невозможно. Поэтому Марш ни во что не выльется.

Марши проводятся не для этого. Я вот туда хожу, чтобы оказаться среди своих людей. Потому что когда льется волна абсолютного бреда из телевизора, я прихожу и знаю, что адекватные люди в России еще есть. Я знаю, что мы не ватники. Я знаю, что нас никаких не 84%. Я знаю, что не поддерживает Москва эту проклятую войну. Я знаю, что мы еще нормальные люди пока остались. Марши проводятся для этого.

Все будет. Но все будет потом. Сейчас просто еще не время. Вот и все.

ИЛЬЯ АЗАР, в прошлом журналист изданий Lenta.ru и Эхо Москвы


Илья Азар (крайний слева) вчера на Марше мира в Москве Фото: Илья Азар / Facebook
Илья Азар (крайний слева) вчера на Марше мира в Москве Фото: Илья Азар / Facebook


То, что на Марш мира в Москве вчера вышло несколько десятков тысяч человек (скажем, тридцать), для меня лично было удивительно. Впрочем, для нынешней России сам такой выход уже подвиг, и едва ли можно было ожидать какого-то развития событий по типу Майдана.

В большинстве своем люди шли молча, некоторые (едва ли каждый десятый, а скорее каждый пятнадцатый) шли с украинской символикой. Собственно, перед маршем была дискуссия между левыми и либералами об уместности использования украинской символики. Для левых (и честно говоря, для меня тоже) ношение украинской символики как минимум символически означает поддержку действий Украины на Донбассе. А если марш за мир, то он должен быть за мир, то есть против любой формы войны, независимо от того, кто прав, кто виноват. Однако люди с украинскими флагами, с кем я разговаривал, считают, что выйти с украинским флагом – значит выразить солидарность с Украиной, которую пытается нагнуть Путин.

Много было как антипутинских, так и антивоенных плакатов. Мне кажется, что стоило обойтись ими, чтобы антивоенный характер акции был очевиднее.

По маршруту марша вдоль милицейского кордона стояли сторонники Новороссии, выкрикивавшие в адрес участников марша оскорбления. Кое-где были небольшие потасовки. Более серьезных столкновений не произошло, во многом из-за малочисленности сторонников Новороссии. Недаром на митинге в поддержку ДНР и ЛНР в Москве было в разы меньше человек.

Дело, к сожалению, не в том, что большинство людей в России слишком аполитичны и аморфны, чтобы выйти на улицу. На все массовые митинги за суперпопулярного Путина в России людей сгоняют насильно. Впрочем, иногда думаешь, что лучше пусть уж сидят дома.

Путина поддерживают более 80% населения, и свергать его, пока есть российский сыр и дальневосточная рыба, никто не собирается

Москвичам, возможно, стоило на улице остаться в декабре 2011 года. Хотя и тогда такой вопрос всерьез никем не ставился – дискуссии шли о наилучшем месте митинга: Эдуард Лимонов, тогда еще не любивший Путина так пламенно, как сейчас, считал, что с площади Революции делать оную куда сподручнее, чем с площади Болотной. Все попытки выставить в Москве палатку (такие были, например, на Красной площади) заканчиваются моментальным прибытием наряда полиции. Даже на "Оккупай-абае" (нано-Майдан по-московски) люди ночевали на матах и одеялах, палатки ставить никто не рисковал.

Сейчас же речь о Майдане вообще не идет. Путина поддерживают более 80% населения, и свергать его, пока есть российский сыр и дальневосточная рыба, никто не собирается. Устремления же интеллигенции на этот счет носят умозрительный характер. Недаром зимой 2011-2012 годов движущей силой радикального протеста был левый радикал Сергей Удальцов (ныне - зек). Но за ним не пошел народ, который, собственно, и делает революцию, Майдан же тоже не киевские интеллигенты сделали, а львовские селяне.

Поэтому не расходиться с бульваров просто незачем, так как широкие слои населения оппозицию Путину не поддерживают ни по какому вопросу, и тем более внешнеполитическому. И это не говоря об ОМОНе и полиции, которая в России не стала бы действовать, как на Майдане. За избиение ВВшников цепями в Москве сели бы все и надолго.

ИЛЬЯ ЯШИН, оппозиционер


Илья Яшин (второ справа) был одним из организаторов Марша мира в Москве Фото: Илья Яшин / Facebook
Илья Яшин (второй справа) был одним из организаторов Марша мира в Москве Фото: Илья Яшин / Facebook


Настроение было воодушевленное у большинства граждан.  Потому что люди увидели, что нас действительно много. Много месяцев нас убеждали, что противники войны с Украиной – это жалкая кучка маргиналов. И люди, которые вышли вчера, на протяжении всего этого времени находились под таким значительным психологическим прессингом. Действительно, казалось, что 84% (сторонники Путина) хотят войны, крови, мочить в сортире и т. д. Ну, вчера мы увидели, как нас "мало".

На самом деле, очень много людей собралось. Буквально все бульвары были заполнены. Десятки тысяч людей собрались, и это несомненно вдохновило и оставило надежду очень многим людям. Какие-то из них уже подумывали об иммиграции, какие-то разочаровались в нашей стране. Но вот увидели, что не так все плохо, увидели людей, которые поддерживают европейский выбор России, считают, что Россия должна быть частью цивилизованного мира. Причем мирной страной, которая не аннексирует чужую территорию, не вводит войска на чужую территорию, поддерживает добрососедские отношения с соседними государствами. Таких людей, как оказалось, достаточно много. Уверен, что многим моим согражданам это вернуло веру в Россию и придало моральных сил продолжать отстаивать свою точку зрения.

Я боюсь, что похмелье, когда придет осознание того, что Путин натворил, будет очень тяжелым

По-хорошему, это должно вылиться в широкое, хорошее общероссийское антивоенное движение. Когда наши сограждане погибают в чужой стране непонятно за чьи интересы (вернее, понятно, за чьи интересы – путинских олигархов и во имя путинских амбиций вырастить какую-то карикатурную империю) это безобразие. Это недопустимо.

И Груз-200, который раз за разом возвращается в Россию, – это шок для многих людей, которые понимают, что такое война и кровь. В конце концов гражданское общество должно положить этому конец.  И то, что вчера голос противников войны звучал громко и ясно, очень важно для того, чтобы Путин понял – далеко не монолитна и неоднозначна поддержка его агрессии внутри России.

Нужно ли было продолжать Марш на следующий день? Нет, этого не нужно было делать. Настроения людей совершенно не революционные. Чтобы случилась революция, мало наличия организующей силы, мало наличия лидеров, которые готовы идти до конца. Очень важно наличие революционной ситуации.

Такой революционной ситуации в Москве сейчас нет. Все-таки надо понимать, что зомбирующий эффект телевидения на сегодняшний день имеет значительное влияние на умы наших сограждан, с одной стороны. С другой стороны, существует такой эффект, который люди обычно называют пост-имперский синдром – у многих наших граждан существуют фантомные боли по утраченной империи. И возвращение Путиным Крыма в состав России эту иллюзию, что мы все еще империя, только усугубило.

Этот эффект действует на протяжении какого-то длительного времени – рассчитывать на то, что сегодня-завтра он испарится, совершенно невозможно.

Тот угар, в котором сейчас находится значительная часть общества, он очень опасен для психики. Я боюсь, что похмелье, когда придет осознание того, что Путин натворил, будет очень тяжелым.  



 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: