#remembermaidan

Майдан глазами Екатерины Сергацковой

20 ноября, 2014
Специальный проект НВ #remembermaidan приурочен к годовщине Революции Достоинства и выходу первой книги, исследующей феномен Евромайдана #EUROMAIDAN - history in the making. Это истории участников событий зимы 2013-2014 и возвращение на главную площадь украинской столицы, ставшую символом мужества и отваги, взаимопомощи и самоорганизации. Все истории - смотрите на странице спецпроекта.
Екатерина Сергацкова

Журналист. Во время Майдана записывала интервью с активными участниками протеста



В четверг, 21 ноября, я была в гостях у художника Леши Сая вместе с Володей Кузнецовым. Мы бурно обсуждали работу Кузнецова «Коліївщина. Страшний суд», которую уничтожила директор «Мыстецкого Арсенала» Наталья Заболотная. Тогда между художниками шли настоящие баталии по поводу того, стоит ли бойкотировать «Арсенал», приютивший типичную для политики Януковича цензуру, или не стоит. Эта дискуссия казалась страшно важной, многие на этой почве рассорились. И вдруг я узнаю, что люди вышли на улицы из-за отмены подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Мне призыв выйти на Майдан показался искусственным. Я считала, что страна еще не оклемалась от последствий Оранжевой революции, не готова на новое, хоть сколько-нибудь серьезное, восстание. В ту ночь я не пошла на площадь.

На следующий день я записывала интервью с писателями, художниками, философами, инноваторами, спрашивала, зачем им Майдан. Мне самой важно было это понять, потому что я точно знаю, что революция не только открывает новые возможности, но и «схлопывает» многое из того, что было достигнуто. Я хотела разобраться, почему люди готовы жертвовать своим спокойствием. Помню, мы сидели до рассвета на кухне у Саши Ройтбурда вместе с Олексой Манном, и воздух был наэлектризован до такой степени, что, казалось, вот сейчас они возьмут в руки вилы и пойдут к Верховной Раде. «Завтра мы устроим революцию», — воодушевленно повторяли они. Но на завтра слово «революция» толком никто не произносил, все называли это просто «протестом».

фоторастяжка 1

© Фото: Екатерина Сергацкова

Настоящая революция началась, когда противостояние передвинулось на Грушевского. Олекса бросил изобретать лозунги и протестные картинки, надел каску с респиратором и подносил коктейли Молотова. Практически все киевские художники, которых я знаю, были на передовой.

Еще в самом начале революции мы с командой Big Idea решили притащить на Майдан разноцветные кубы, нашу мобильную скульптуру, чтобы как-то оформить публичное пространство. На этих кубах мы записывали видеоинтервью, проводили дискуссии, перформансы. Рано утром 30 ноября я увидела эти кубы на одной из фотографий в новостях: они были разбросаны по площади, как будто их специально расшвыряли, а вокруг — окровавленный асфальт. Это было первое жуткое впечатление от того ночного разгона.

Вечером на Михайловскую площадь вышли тысячи киевлян, и я перестала слышать мнения о том, что этот протест ни к чему не приведет. Стало ясно, что людей уже не остановить.


© Фото: Екатерина Сергацкова
© Фото: Екатерина Сергацкова


Как ни странно, я запомнила Майдан не взрывающимися коктейлями Молотова и не походами на правительственный квартал с цепями и дубинками. Я запомнила его местом, где работали совершенно идеальные человеческие правила. Было чувство, будто все вокруг вдруг стали честными, перестали стесняться своих комплексов и эмоций и обнажили свою гуманную натуру. Будто все, кто приходил на Майдан, обнаружили в себе способность жить по совести и соблюдать давно забытый общечеловеческий кодекс чести. В какой-то момент, правда, начались перегибы: появилась «паля ганьби», начали публично унижать титушек и провокаторов. В какой-то момент на Майдане включился режим Средневековья ― противопоставить ему что-то было непросто. Но в середине января эта проблема ушла сама собой: началась последняя фаза противостояния, погибли первые люди.

На Грушевского было черным-черно. Под ногами хлюпала эта жуткая грязь, раздавались звуки разбиваемой тротуарной плитки и шумовых гранат, а еще женщины били палками по жестяным листам. Не знаю, где они их брали. Сбивались в маленькие группы и изо всех сил били по жести, а когда какая-то из них уставала, ее сразу же сменяла другая.

Мужчины отказывались пропускать меня ближе к передовой, говорили, что женщинам туда нельзя. Но женщин, которые носили чай и бутерброды, почему-то пускали. В какой-то момент я поняла, что не могу быть просто наблюдателем, и на два дня внутренне сняла с себя профессиональные обязательства. Я просто разносила чай и еду. Это здорово лечило от стресса, который мы все ощущали в то время.

фоторастяжка 2

© Фото: Екатерина Сергацкова

Революция свершилась 18 февраля. Это был солнечный, «весенний» день, люди шли колонной от Майдана к Институтской, гремел «Океан Эльзы», все выглядели как-то по-новому: торжественно и сурово. Почему-то чувствовалось, что настал решающий момент. Что скоро, хоть и с жертвами, все закончится. Закончится ― и станет легче.

Вскоре я уже стояла возле выхода из метро «Арсенальная» с художницей Алевтиной Кахидзе и держала пакет с бинтами и обезболивающими. Где-то совсем близко разрывались гранаты, отовсюду шли отряды «Беркута», которых тогда называли «космонавтами», женщины кричали, кто-то пел, а продавщица в киоске с невозмутимым видом продавала пиво и хот-доги…

Такой она и запомнилась мне, эта революция. Абсурдная, странная, веселая, жуткая, но прежде всего ― человечная. Она заставила почувствовать себя частью большого мира, в котором ты не боишься упасть, потому что тебя обязательно кто-то подхватит. Вот это нужно помнить и беречь.

фоторастяжка 3 - последняя


© Фото: Екатерина Сергацкова

___________________________________

Книга #EUROMAIDAN History In The Making - первое двуязычное издание о Революции Достоинства. Проект документирует и исследует Майдан: как историческое событие, набор общих ценностей, пример самоорганизации и как художественное явление. В книгу вошло более 200 снимков 46 фотографов. Помимо уникального иллюстративного ряда (многие фото публикуются впервые), в издание вошли тексты известного украинского историка Ярослава Грицака и философа Тараса Лютого, описавших феномен и мифологию Евромайдана. Автором текстов о явлениях Майдана стала Екатерина Сергацкова («Украинская правда»), один из наиболее резонансных журналистов Евромайдана, автором текстов о хронологии событий с 30 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года - Константин Донин, главным редактором выступил Глеб Гусев (Esquire). Презентация книги состоялась 7 ноября 2014 года. #EUROMAIDAN - History In The Making - совместный проект агентства Art Management и издательства «Основи». Автор идеи  - Владимир Кадыгроб.

Проект #remembermaidan создан AGENTSTVO special projects специально для «Нового времени».

Присоединяйтесь к проекту #remembermaidan

Присылайте свои истории и фото на и-меил remember@euromaidanbook.com

Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев