#remembermaidan

История Майдана от Севгиль Мусаевой

25 ноября, 2014
Специальный проект НВ #remembermaidan приурочен к годовщине Революции Достоинства и выходу первой книги, исследующей феномен Евромайдана #EUROMAIDAN - history in the making. Это истории участников событий зимы 2013-2014 и возвращение на главную площадь украинской столицы, ставшую символом мужества и отваги, взаимопомощи и самоорганизации. Все истории - смотрите на странице спецпроекта.
Севгиль Мусаева

Главный редактор «Украинской правды». Во время Майдана — главный редактор Hubs, волонтер, один из создателей сообщества «Крым_SOS»


___
___


Помню, как 21 ноября уговаривала своего парня пойти со мной на митинг. Он забросал вопросами: «А кто организатор?», «А кто собирается?». Ему казалось, что выйдут какие-то маргиналы. Но в итоге мы встретили на Майдане всех его друзей, знакомых из Киево-Могилянской академии, с ними и прошли почти всю революцию. На куртке, которая была на мне 21 ноября, висит все та же желто-голубая лента.

В первый вечер все выглядело странно: людей пришло немного, оппозиционеры смотрелись жалко, в общем, я бы никогда не подумала, что протест может перерасти во что-то серьезное.

29 ноября мне казалось, что это последний день Майдана. Сцену убирали, было понятно, что к утру у стелы никого не останется. Мы постояли, а потом ушли  греться в ближайшее заведение. Вдруг появилось сообщение о том, что «Беркут» обступает Майдан. Я сделала несколько фотографий беркутовцев, а мой парень сфотографировал меня на их фоне. Часа в 2 ночи мы ушли спать. Утром увидели видео разгона и сразу побежали в Михайловский… Но еще этот день запомнился мне тем, что умерла мама Гии Гонгадзе. Я очень расстроилась, так остро почувствовала беспомощность и несправедливость. Уже к вечеру появились первые люди в касках, на Трехсвятительской стали строить баррикады. В воздухе ощущалось дикое напряжение.

Помимо обычной волонтерской работы ― приготовить бутерброды, разнести чай, купить медикаменты ― я сопровождала иностранных журналистов. В начале декабря приехал коллега из Норвегии, походил, посмотрел, и сказал мне в ответ на вопрос, чем все закончится: «Наверное, войной». Я тогда удивилась: как можно говорить такие страшные вещи? Спустя полгода он приезжал уже на восток Украины. 

Вечером 10 декабря я встретилась со своим коллегой из Англии, чтобы провести экскурсию по Дому профсоюзов и познакомить с активистами. Он записал несколько интервью, начал общаться с волонтером-психологом, но вдруг какой-то мужчина в вестибюле стал кричать: «Штурм! Штурм!». Когда мы выбежали на улицу, то увидели «Беркут», обступающий площадь со всех сторон. Их было очень много. Это до сих пор одно из самых страшных моих воспоминаний. Казалось, нас просто снесут вместе с палатками. Журналистов на Майдане в тот момент было мало, я писала обо всем происходящем в фейсбук. Первые полчаса коллеги просили меня уйти оттуда, а через полтора часа сами приехали на площадь. Ушли мы в восемь утра. Поверить в происходящее было невозможно. В тот вечер в Киев приехала Кэтрин Эштон ― все думали, что в ее присутствии власть не решиться на штурм. Но ошибались.


___
© Фото: Севгиль Мусаева


Несколько месяцев мы приходили на Майдан каждый вечер и уходили под утро. Ночью 18 февраля стало казаться, что это конец, особенно с 6 до 8 утра, когда людей было катастрофически мало. Я носила дрова с какой-то заброшенной стройки, а потом присела возле елки и не заметила, что рядом лежит респиратор в крови. Через 10 минут ко мне подбежал врач, схватил за руку, стал трясти: «С тобой все хорошо?» Подумал, что меня ранили. Я сказала, что со мной все в порядке, попросила список нужных препаратов, опубликовала его на фейсбуке ― и люди сразу стали привозить все необходимое. А совсем скоро приехали автобусы из Львова с поддержкой. 

19 февраля, когда объявили перемирие, мы с отрядом «Самообороны» высматривали «титушек», обошли район вокруг Майдана, а около пяти утра пошли домой спать. Я проснулась через несколько часов от звука выстрелов. Не светошумовых гранат, а чего-то посерьезнее. Над площадью шел дым. Я открыла ленту новостей и поняла, что только что слышала, как расстреливали людей.

20-го утром мой парень, несмотря на то, что 18-го ему в ногу попал осколок светошумовой гранаты, пошел на Институтскую. Самое страшное воспоминание — он просит меня взять черный маркер и написать номер телефона и его имя на руке. У меня началась истерика, я смеялась и плакала одновременно, так и не смогла ничего написать ни ему, ни его друзьям. Я запомню этот день навсегда. Запомню, как на Майдане люди убирали сажу вперемешку с кровью.
Фоторастяжка 3

Многие говорили, что Украине легко досталась ее независимость. После Майдана и событий на востоке никто не сможет этого сказать. Майдан стал расплатой за наше безразличие к своему государству в течение многих лет. И сейчас, как и на Майдане, все зависит только от людей. Мы, и только мы, должны отвечать за свои поступки и решения. Многие говорят, что ничего не меняется, но иногда для изменений нужно время. В том, что они произойдут, я не сомневаюсь.

Моя мама, как и все крымские татары, поддерживала Майдан с первых дней. Помню, как в декабре она привезла для активистов большой пакет носков и медикаментов. Потом просила меня сидеть дома во время событий 18-20 февраля, а потом гордилась, что я все-таки была там. Знаю, что мой отец плакал, когда расстреляли людей на Институтской. За 27 лет я никогда не видела, чтобы он плакал.

Когда начались события в Крыму, я настолько эмоционально выгорела и так много работала (мы с ребятами из «Крым_SOS» спали недели три по 3-4 часа в сутки), что только спустя несколько месяцев поняла, что действительно произошло.

Теперь Крым снится. Очень часто снится.

___________________________________

Автор снимков в лонгриде - фотограф НВ Наталья Кравчук

Книга #EUROMAIDAN History In The Making - первое двуязычное издание о Революции Достоинства. Проект документирует и исследует Майдан: как историческое событие, набор общих ценностей, пример самоорганизации и как художественное явление. В книгу вошло более 200 снимков 46 фотографов. Помимо уникального иллюстративного ряда (многие фото публикуются впервые), в издание вошли тексты известного украинского историка Ярослава Грицака и философа Тараса Лютого, описавших феномен и мифологию Евромайдана. Автором текстов о явлениях Майдана стала Екатерина Сергацкова («Украинская правда»), один из наиболее резонансных журналистов Евромайдана, автором текстов о хронологии событий с 30 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года - Константин Донин, главным редактором выступил Глеб Гусев (Esquire). Презентация книги состоялась 7 ноября 2014 года. #EUROMAIDAN - History In The Making - совместный проект агентства Art Management и издательства «Основи». Автор идеи  - Владимир Кадыгроб.

Проект #remembermaidan создан AGENTSTVO special projects специально для «Нового времени».

Присоединяйтесь к проекту #remembermaidan

Присылайте свои истории и фото на и-меил remember@euromaidanbook.com

Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев